першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

: Ж. Мачульский: "Президентские выборы в СИЗО: воспоминания бывшег

додано: 23-10-2001 // // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1003843416.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Уважаемая редакция «Антенны»!

С интересом прочитал в вашей газете публикацию «Обыкновенное преступление», в которой речь идет об ответственности за нарушение избирательного права граждан.

Проведя довольно длительный период в качестве подследственного в черкасском СИЗО, хочу рассказать вам о том, как проходил первый и второй тур президентских выборов там, в СИЗО.

Как и все в нашем городе, в тюрьме (мне так проще называть следственный изолятор) все поделено. С той лишь разницей, что город уже давно поделил между собой милицейско-бригадный альянс, а в тюрьме все камеры поделены, а вернее, закреплены за тем или иным работником оперативной части (это такие же опера, как и в РОВД) и режимной части. К примеру, женские камеры опекает начальник оперчасти Еременко А.; малолеток — ст. лейтенант Р. Дуфин и капитан В. Петриченко; осужденных и подследственных строгого режима — майор П. Курченко. Кроме того, надзор за режимом осуществляет начальник отдела охраны и режима майор В. Шимановский.

Эти лица практически полностью контролируют и определяют всю политику «внутренностей» тюрьмы — ее 84 камеры и 6 карцеров. Есть и небольшое исключение — 6-7 камер, где влияние имеют работники МСЧ (медсанчасти), которой сейчас руководит майор м/с И. Ясинский.

Естественно, что у узников тюрьмы есть одна сокровенная и, пожалуй, единственная мечта — побыстрее выйти на свободу. Этому подчинены все мысли, желания и усилия как самих узников, так и их родственников.

130 исправительно-трудовых колоний и 30 следственных изоляторов вмещают в себя около 400 тысяч человек, у каждого из которых в среднем 2-3 родственника, а это около миллиона(!) человек. Сложив одну и вторую цифру, получим немногим меньше 1,5 миллиона потенциальных гарантированных голосов избирателей. На эти голоса и распространяется особая часть «рекламной кампании» того или иного кандидата или партии.

В период президентской кампании Л. Кучмы это происходило так: за несколько месяцев до голосования по тюрьме прошли слухи, что в случае своего повторного избрания Кучма объявляет большую амнистию, которая очень удачно совпадает с началом третьего тысячелетия.

«Доверенные лица», вхожие в оперчасть, «по секрету» рассказывали, что неофициальный хозяин оперчасти тюрьмы майор Чебуренко «проговорился»: что уже готов указ президента на этот счет и что работники спецчасти уже ездили в Киев на совещание, где определялся порядок и сроки проведения амнистии; что можно и нужно сообщить и родственникам заключенных об этой редкой возможности освободиться. За несколько дней до самого голосования ответственные за камеры работники администрации уже ходили по камерам, спрашивали: определился ли контингент, за кого будет голосовать, и что единственный шанс выйти отсюда — это голосовать за Кучму.

Утром, в день голосования, по всем камерам арестантам бесплатно было роздано по несколько пачек сигарет и по баночке на камеру сухого чая (заварки). При этом делался акцент на то, что пайки — от самого Кучмы и голосовать нужно только за него.

Теперь о самой процедуре голосования. Арестантов по очереди выводили в коридор, где размещалась избирательная комиссия. Арестант получал бюллетень и шел в комнату, где он якобы мог проявить свое волеизъявление, отдав голос своему избраннику.

Отмечу, что возле этой комнаты находился работник администрации, который вручал ручку и тихо, «ненавязчиво», подсказывал, где и какую отметку необходимо поставить.
После чего бюллетени летели в избирательную урну. Голосование происходило тихо и мирно, как и праздничный по этому поводу обед.

Так было и во втором туре президентских выборов. Все до скуки однообразно. Кучма стал президентом во второй раз, а обещанной всем амнистии тогда так и не произошло.
Статьи 157-й Уголовного Кодекса Украины тогда еще не было, да и воспользоваться ею вряд ли кто-либо смог. Из стен черкасского СИЗО практически ни одна жалоба, касающаяся нарушения Закона в СИЗО, не выходит. Ее попросту никто не отправит, она «потеряется» в пути от камеры до спецчасти. А если арестант будет настаивать на том, чтобы его уведомили об отправке жалобы или заявления прокурору, то получит примерно такой ответ: «В книге регистрации жалоб и заявлений, которые вы сдаете ст. по корпусу, ваше заявление не зарегистрировано, в спецотдел оно не попало». Будете настаивать дальше, с вами будут вести «душеспасительные беседы» в оперчасти или кабинете начальника режима майора В. Шимановского, а от этих кабинетов до карцера не так уж и далеко. И если вы не сможете туда дойти, вас отнесут на руках, это не большая проблема.

В уставе СДПУ(о) записано, что свои первичные организации партия может создавать везде, в том числе и в местах лишения свободы, с целью защиты и отстаивания интересов членов партии. И я думаю, что со стороны администрации этих учреждений вряд ли будет осуществляться какое-либо противодействие этой партии. Коммунистам и социалистам придется, по всей вероятности, снова работать в подполье.

А хотелось бы, в конце концов, чтобы государство действительно стало демократическим, да и эту самую демократию хотелось бы увидеть наяву, а не слушать о ней с экрана телевизора, пусть даже в камере тюрьмы.

С уважением, ваш постоянный читатель Ж. Мачульский

додано: 23-10-2001 // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1003843416.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у розділі "Статті", можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) статті, на яку ви посилаєтся.

  ЦІКАВИНКИ :
Завантаження ...



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua