першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

: Фиона Хилл:Корни современного терроризма лежат в дореволюционной

додано: 19-11-2001 // // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1006154027.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Корни современного терроризма лежат в дореволюционной России
Фиона Хилл, научный сотрудник Брукингс Институт, известный эксперт по Восточной Европе, странам бывшего СССР и международным отношениям.

Вопрос: Наш читатель из Азербайджана прислала следующие вопросы "Почему армянские террористические организации, АСАЛА и т.п. не включены в список террористических организаций? Насколько соответствует интересам правительства США поддерживать сепаратизм в Нагорном Карабахе Азербайджанской республики? Не пора ли крупным державам мира прекратить политику "двойного стандарта"?

Хилл: Это очень сложный вопрос, поскольку сегодня даже нет точного определения понятия "терроризм". В США практически не было никаких серьезных обсуждений этой темы. Конечно, у нас есть какое-то понятие о терроризме, в частности, благодаря деятельности "Аль Каеда". Однако для того, чтобы определить деятельность организаций, которые действуют не по всему миру, а где-то в определенном месте - в Нагорном Карабахе, в Чечне, в Стране Басков, в Северной Ирландии - требуются совершенно другие подходы. Потому что эти организации связаны с определенной этнической группой и имеют определенные политические цели.

Можно сказать, что " Аль Каеда" не имеет никаких определенных политических целей. Конечно, Усама Бен Ладен очень много говорил о том, что он хочет, чтобы американцы убрались из Саудовской Аравии и что нужно решить палестинскую проблему в Израиле. Но это не определенная цель, это более глобальное, более масштабное - антисистемное действие. Поэтому невозможно с Бен Ладеном заключать какие-то серьезные договоры или даже вести переговоры .

В тоже время, среди террористов, действующих в Испании или Чечне, выделено какое-то политическое крыло, существует какая-то форма правительства. Особенно это относится к Чечне. В Чечне, террористы, связанные с " Аль Каеда" серьезно осложнили ситуацию, когда приехали в Чечню после начала войны 1994 года. Мы все знаем, что люди прошедшие боевую подготовку в Афганистане, попали в Чечню. И очень трудно сейчас отделить террористов от людей, выступающих за независимость Чечни.

То есть, этот вопрос невероятно серьезный, очень острый и болезненный. В этом смысле, можно сказать, что здесь существует некий "двойной стандарт" в американской политике, потому что президент Буш пока не готов широко обсуждать этот вопрос. Поскольку сперва мы должны однозначно объявить: что именно мы называем терроризмом.

Вопрос: Очень сложно определить чем отличаются террористы от сепаратистов?

Хилл: Конечно! Есть разные сепаратисты - некоторые делают ставку на насильственные методы, некоторые используют политические методы борьбы. Далеко не все сепаратисты воинственные люди.

Вопрос: В прошлом веке террористические методы использовались совершенно разными людьми, организациями, в самых разных целях и в самых разных странах...

Хилл: Методы террора использовались не только в " этнических целях", если можно так выразится. В России был Ленин. Можно сказать, что он был террористом. Конечно, он сам лично не совершал терактов, но его родной брат был казнен за подготовку убийства царя - это типичный террористический акт. И очень многие люди, связанные с Лениным в партии большевиков, также применяли террористические методы. И Ленин не был одинок - очень многие политические движения в России конца 19 века тоже исповедовали террор. Поэтому можно сказать, что корни терроризма лежат в дореволюционной России. Потому что серьезная идеология терроризма - именно идеология, потому что теракты были и до этого и в других странах - родилась именно в России. Вспомните: Ткачев, Нечаев, Савинков...
То есть, современный терроризм - абсолютно не новый феномен, это лишь использование старых методов для достижения какой-то политической цели.

Вопрос: Россия стала первым примером того, как используя террористические методы можно захватить власть в стране и удержать ее. То есть, можно сказать, что Россия является примером для подражания для всех террористических группировок, которые действуют сегодня?

Хилл: Совершенно верно. Большевики были антисистемным движением. У них самих не было точного представления о том, что они собираются сделать со страной. Известно, что Ленин сам не знал, какое общество он хотел создать в России после революции. Прекрасно известно, как бурно обсуждали большевики этот вопрос. Даже само понятие " Советский Союз" было придумано много позже Октябрьской революции, в результате постепенной эволюции взглядов. Для Бен Ладена важен не результат, а процесс, и хаос, который возникает в результате этого процесса

Вопрос: Мир в конце 20 века изменился, изменилась идеология межгосударственных отношений и т.д. Как вы думаете - новые террористы, если они будут также удачливы, как Ленин, смогу достичь тех же успехов?

Хилл: Если Вы помните, Ленин боролся за идею мировой революции. Он предполагал все делать в глобальном масштабе. Он считал, что революция в России только первый шаг, за которым должны последовать революции в Германии, Франции, Великобритании, Австро-Венгрии... В начале большевики пытались экспортировать революции, однако потом они эту идею бросили, потому что стало очевидно, что их усилия по проведению мировой революции будут безрезультатны.

Осама Бен Ладен не имеет определенных целей. Ему будет очень трудно достичь какого-то успеха. Потому что его цель не только создать исламское государство в Саудовской Аравии или Афганистане, он пытается достичь более глобальных и поэтому более неопределенных задач. Однако, чтобы достичь успеха нужна более определенная, может быть более низкая целью. А для Бен Ладена важен не результат, а процесс, и хаос, который возникает в результате этого процесса.

Вопрос: Почему именно исламский терроризм столь распространен сейчас?

Хилл: Я думаю потому, что Ислам переживает кризис. Запад тоже пережил политический кризис в 60-70-е годы ХХ века. Это было время болезненных изменений, шел процесс экономических и политических реформ, расширения демократии. Англия, Франция, Германия, Соединенные Штаты в это время не были зрелыми демократиям - он очень изменились с тех пор, пройдя очень бурный и трудный процесс развития.

А в исламском мире этого не произошло, возможно потому, что, частично, эти страны находились в колониальной зависимости. Монархии практически исчезли в Европе - не только, в Восточной Европе и России, но даже на Западе. Англия сохранила королеву, но нельзя сказать, что она очень важный фактор политической жизни. А в исламском мире монархические режимы по-прежнему широко распространены. Более того, в исламских странах где исчезли монархические системы, образовались значительно более жесткие и авторитарные режимы. Свободного пространства для политических действий общества практически не осталось. То есть, процесс демократизации в исламских странах был очень сложен, если вообще возможен. С началом процессов глобализации мы видим начало нового витка политического кризиса в исламских странах. И этот кризис проходит невероятно бурно.

Вопрос: Как режимы исламских стран относятся к Бен Ладену? Будет ли он пользоваться их поддержкой в будущем.

Хилл: Я сомневаюсь в этом, потому что он выступает против этих режимов. Бен Ладен считает, что они как-то связаны с Западом, не легитимны, недостаточно исламские... Интересно, эти режимы более склонны к национализму, чем к исламу. А сам Бен Ладен - не националист. У него даже смешанная кровь. Он араб, но, насколько я знаю, его мать из Сирии, а отец из Йемена, и они получили гражданство Саудовской Аравии. Осама Бен Ладен не предпринимал никаких серьезных действий в политической жизни Саудовской Аравии.

Его семья более космополитична. Члены семьи Бен Ладена до 11 сентября жили в США, в Швейцарии, у них были большие интересы в международном бизнесе... Они очень современные люди - радикальные трактовки ислама, используемые Бен Ладеном, для них совершенно чужие. Так что в этом смысле Бен Ладен - человек без земли. Он революционер, политэмигрант, он имеет некое международное мышление, потому что оно соответствует его радикализму.

У Бен Ладена нет оригинальной идеологии - просто он узко трактует Коран и идею Джихада. Но этого недостаточно, чтобы создать новый режим.

Вопрос: Если бы Бен Ладен получил возможность заняться легальной политической деятельностью в любой из арабских стран, то смог бы он преуспеть, как политик?

Хилл: Маловероятно. У него нет никаких конкретных планов для действий, для проведения реформ. Он проповедует строгие понятия Шариата, соответствующие трактовке Талибана в Афганистане. Но каких-то конкретных политических и экономических планов у Бен Ладена нет и никогда не было. У него нет даже оригинальной идеологии - просто он узко трактует Коран и идею Джихада. Но этого недостаточно, чтобы создать новый режим. Результаты применения идеологии Бен Ладена мы наблюдаем на примере Афганистана: правление талибов привело к окончательному краху экономики, краху политики и краху государства.

Совершенно иное произошло в Иране, где также некогда произошла исламская революция. Но Иран настоящее государство, у него есть национальные цели, политические и экономические планы, есть своя система международных отношений. Иран - не просто декларация об исламском государстве, не просто теократия, а реальное и вполне эффективное государство.

Вопрос: Если Афганистан останется без талибов, будет ли куда отступать Бен Ладену?

Хилл: Я не знаю, куда он сможет бежать. Йемен от него отказался, Саудовская Аравия - отказалась, Судан -отказался. Несмотря на то, что военная кампания в Афганистане имеет весьма сложные перспективы, США дали ясный сигнал странам, которые может быть подумали о предоставлении убежища Бен Ладену. Маловероятно даже, что он попробует перебраться в Чечню. Зачем он нужен Масхадову? У Масхадова и так достаточно проблем с арабами, которые там воюют. А прибытие в Чечню Бен Ладена - это для совершенный кошмар.

Вопрос: Насколько вероятно, что, если " Аль Каеда" будет разгромлена в Афганистане, ей на смену придет другая организация с таким же харизматическим лидером и сходной идеологией?

Хилл: Это вполне возможно. Даже вокруг Бен Ладена есть люди, которые не прочь занять его место. И, кончено, есть члены сети " Аль Каеды", которые живут не в Афганистане , а в Гамбурге, Лондоне, США. 11 сентября проявился Мохамед Атта - он тоже был харизматическим лидером. Так что я уверена, что свято место пустым не будет. Во всех революциях появляется много лидеров. Так что нас ждёт серьёзная и долгая борьба против такого рода терроризма. © WPF

Иллюстрация доступна по адресу: http://www.washprofile.org/PICTURES/HillphAll.html
*

додано: 19-11-2001 // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1006154027.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у розділі "Статті", можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) статті, на яку ви посилаєтся.

  ЦІКАВИНКИ :
Завантаження ...



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua