першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

: Игорь КРАВЧЕНКО: “ЕФАНОВЫ, или зло под крышей” (газета “Антенна”

додано: 03-12-2001 // // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1007378451.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Игорь КРАВЧЕНКО: “ЕФАНОВЫ, или зло под крышей” (газета “Антенна”).

Тому, кто по каким-либо причинам еще не знаком со схемой уничтожения неугодных бизнесменов в Украине, эта история может показаться нереальной. За последние четыре года столько бед свалилось на одну смелянскую семью, что человек несведущий сказал бы: Ефановых преследует какой-то злой рок. Но этот «рок» имеет вполне реальные очертания, за которыми стоят такие же реальные и известные на Черкасщине фамилии. Одну из них мы сегодня по понятным причинам называть не будем: идет расследование (если это можно так назвать), и объявить человека «преступником» вправе только суд.

Тем не менее около двух лет назад наши доблестные правоохранители через государственные СМИ смогли раструбить на всю область о задержании некоего «преступного семейного синдиката, который неоднократно занимался контрабандой спирта». Все наверняка помнят те хроникальные съемки, что показала телестудия «Рось»: успешная операция работников Черкасского УСБУ, «браслеты», сомкнувшиеся на запястьях подсудимых... Видимо, пропагандистская «операция обезвреживания семейного клана-синдиката» — это и все успехи СБУшников, обвинивших Ефанова Александра Петровича, его сестру — Боеву Светлану Петровну и ее мужа Юрия Ивановича в «контрабанде». Кроме того, Ефанов и его жена — Ирина Ивановна —обвинялись в уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах. Что было потом, чем увенчались успехи спецслужбы — почему-то не сообщалось. И СБУ уже не трубила в прессе о том, что «дело о контрабанде» успешно рассыпалось в суде. 11 сентября 2000 года Смелянский городской суд после возвращения дела с доследования(!) и второго нового судебного рассмотрения вынес Ефанову А.П., Боевой С.П., Боеву Ю.И., Ефановой И.И. оправдательный приговор по всем пунктам обвинения в связи с отсутствием в их действиях состава преступления. Цена, которую заплатили люди, попавшие под репрессивный каток — заключение в СИЗО СБУ (позднее меру пресечения изменили на подписку о невыезде); арест, наложенный на имущество Ефанова и Боевой, отлучение Александра Ефанова от бизнеса, материальные потери (если учесть, что немалая часть арестованного спирта (около 9-ти тонн), тара стоимостью около $ 6 тысяч и оборудование — «испарились»). По этому факту Смелянской межрайонной прокуратурой против должностных лиц Смелянской МРГО УНМ ГНА возбуждено уголовное дело, которое расследуется довольно длительное время и, по-видимому, без каких-либо признаков его успешного завершения в обозримом будущем. Прискорбно, но факт нашей родной независимой правоохранительной действительности: «Платон мне друг, но Истина — дороже (а корпоративные интересы смелянских и черкасских силовых структур, видно, еще и дороже самой Истины)».

Однако беда одна не ходит. История этой семьи имеет свое предисловие и продолжение. Итог страшен — месяц назад Александр Ефанов был жестоко избит, изрублен топором, облит спиртом и подготовлен к сожжению. Все произошло на территории базы, которая принадлежит человеку, и написавшему, как утверждает Ефанов, в 1998-м «ложный донос» в СБУ. Кстати, тогда же, в сентябре 98-го, ночью под автомобиль Ефанова некими злоумышленниками (их милиции, разумеется, установить не удалось) было заложено самодельное взрывное устройство с часовым механизмом, 200 г тротила. Не сработало оно лишь по счастливой случайности. Когда сосед, обнаружив подозрительный сверток, толкнул адскую машину шестом — одна из крон часового механизма вышла из клеммы.
Будильник остановился за десять минут до установленного времени взрыва. Но самое интересное заключается в том, что взрывное устройство было завернуто в лоскут от детского фланелевого платья. И сегодня тот, кто в 98-м «донес на Ефанова в СБУ», подтверждает, что это платье принадлежит его шестилетней дочери. Однако как оно оказалось на месте несостоявшегося взрыва, он объяснить не может.

13 мая 2001 г., через две недели после того, что случилось с Александром Ефановым, его жене Ирине брызнули в лицо кислотой. Половина ее лица превратилась в ороговевшую черную массу.


Часть I. Кто выпил косарский спирт?

Эта история произошла в 1997 году. Ирландская компания «Бромли Интернешнл лимитед», доверенным представителем которой является Александр Ефанов, закупила у Косарского спиртзавода крупную партию спирта. Однако работники Смелянского межрайонного отдела налоговой полиции по неизвестным причинам задержали спирт, отгруженный Компании Косарским спиртзаводом. Как рассказывает Александр Петрович, за возвращение спирта одни чиновники требовали взятку, другие — выполнения от компании правил, которые ее абсолютно не касались. Спирт, который отказывались выдавать Ефанову, все это время, так сказать, хранился на Каменском заводе продтоваров.
Александр Ефанов обратился в Черкасский арбитражный суд, который и обязал представителей Смелянской налоговой полиции вернуть задержанный спирт. Каменская прокуратура, нагрянувшая вслед с проверкой, установила, что по вине налоговиков с места хранения спирта уже исчезло 11964 дал спирта. Кто «умыкнул» спирт, если учесть, что ответственность за его хранение несут работники налоговой полиции, догадаться несложно.

Однако спирт Ефанову не отдавали, отказавшись выполнять решение Каменского суда, а затем и областного Арбитражного суда, обязавшего налоговую полицию вернуть спирт и не чинить никаких препятствий по его оформлению и отгрузке. Но и это не подействовало. Спирт не возвращали даже после того, как Каменский районный суд возбудил уголовное дело по ст. 176/1 УК (невыполнение решения суда) против должностных лиц Смелянского межрайонного отдела налоговой полиции. Потом часть спирта с горем пополам Ефанову все-таки вернули. Другая его часть, видимо, была попросту выпита.


Часть II. «Дело о контрабанде»

«Дело о контрабанде» было возбуждено против Ефанова-Боевых 8 февраля 1999-го — два года спустя после истории с присвоением налоговой полицией части косарского, точнее, уже ефановского, спирта. Как говорится в обвинительном заключении, подписанном прокурором области Павлом Кушниром, «поводом для возбуждения уголовного дела явились материалы, которые поступили из спецподразделения УСБУ в Черкасской области». Заметьте, в этих материалах СБУ речь идет о событиях двухлетней давности, якобы имевших место в 1997 году. Ну, как правило, где одно дело, там и два. И спустя полтора месяца после возбуждения следственным отделом СБУ дела о контрабанде «подсобила» и Смелянская межрайонная прокуратура с той же налоговой милицией. Они возбуждают против Ефанова А.П. уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов.

Но и этого показалось мало. Еще через полтора месяца следственный отдел Смелянского межрайонного главного отдела налоговой милиции (см. «Часть I. Кто выпил Косарский спирт?» — Авт.) возбуждает уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов в особо крупных размерах должностными лицами ПКФ «Калина» Ефановым А. П. и Ефановой И. И. Итог этих расследований вы уже знаете — суд вынес обвиняемым оправдательный приговор. И нет смысла описывать, насколько несостоятельной выглядела в суде версия следствия о «перемещении из Украины в Республику Молдова через таможенную границу Украины с сокрытием от таможенного контроля, выразившегося в использовании поддельных документов, 15197, 9 литра спирта этилового». Суд признал эти обвинения бездоказательными, однако Смелянская межрайонная прокуратура написала кассационное представление в судебную коллегию по уголовным делам Черкасского областного суда. Причем государственный обвинитель, написавший это представление, кажется, вообще не знакомился с протоколами судебных заседаний, на которых он присутствовал. Поскольку полученные и проверенные в ходе судебного следствия доказательства, материалы дела, которые полностью и по существу противоречат практически всем пунктам обвинительного заключения и указывают на несостоятельность предъявленных обвинений, — прокурор вообще проигнорировал.
Новое, третье по счету, судебное рассмотрение данного дела проходит в Черкасском районном суде уже полгода. За это время состоялось всего пять судебных заседаний, последнее — три месяца назад. Создается впечатление, что процесс намеренно затягивается. Ефановы и Боевы уже три года находятся в состоянии сильнейшего психологического напряжения. «Ввиду абсолютного отсутствия доказательств наличия предмета преступления (то есть самого факта наличия контрабандно ввезенного в Украину спирта), отсутствия объекта преступления (объективно установленного и документально зафиксированного порядка, обстоятельств, места незаконного перемещения товара через государственную границу Украины помимо таможенного контроля, даже отсутствия элементарно установленных хронометража и конкретного маршрута предполагаемого движения данной партии товара); отсутствия субъекта преступления (ибо никем присутствие и участие Ефановой, Боевой и Боева при незаконном пересечении товара государственной границы не зафиксировано), при наличии доказанного алиби у всех обвиняемых по делу — абсурдными выглядят утверждения следствия о наличии самого факта контрабанды, — пишет в своем возражении на кассационное представление прокуратуры Александр Ефанов. — Во время судебного следствия защитой было убедительно и аргументированно доказано, что единственный предоставленный следствием суду «документ» — оригинал счета-фактуры № 84 от 5 июня 1997 г., якобы свидетельствующий и доказывающий факт пребывания в Украине спирта, — имеет явно выраженные следы компиляции и фальсификации. Обстоятельства его попадания к лжесвидетелю по делу... (фамилию его опускаем. — Ред.) и «добровольной передачи» этого «документа» органам СБУ во время проведения судом судебного следствия и исследования судом данного факта давали все основания предполагать, что данный документ есть доказательство не контрабанды, а фабрикации следственным отделом УСБУ в Черкасской области уголовного дела...»


Часть III. «Крыша»

Если причины, по которым Александра Ефанова невзлюбила налоговая полиция, более-менее ясны, то с СБУ — сложнее. Сам Ефанов, конечно же, догадывается, что послужило поводом для возбуждения против него уголовных дел, заключения под стражу его родственников и его фактического разорения. Когда бизнес идет успешно, всегда найдутся недоброжелатели с «крышей», которые внесут этой «крыше» интересное предложение: отобрать чужие деньги и поделить. Дальнейшее — дело техники.
В свое время Ефанов преследовался за антисоветскую пропаганду, на заре независимости был одним из основателей Народного Руха в Смеле, долгие годы состоял в УРП Левка Лукьяненко. Правда, накануне парламентских выборов 1999-го, когда бизнес Ефанова шел успешно, Органы поинтересовались: уж не вкладывает ли он прибыль в развитие оппозиционных партий? Ефанов тогда честно ответил, что своей партии он помогает — когда, конечно, есть такая возможность.

Впрочем, Александр Ефанов рассказывает, что до этого разговора и появившегося вслед за ним «дела о контрабанде» у него с СБУ были «нормальные отношения»: «Приехавшие ко мне домой в конце мая 1995 года двое заместителей начальника УСБУ Черкасской области предложили «крышу» такой солидной, безопасной и надежной «Конторы Глубокого Бурения». Так они в шутку себя называли. И с этого началось «плодотворное» сотрудничество. Со стороны СБУ — видимо, продолжение оперативной разработки диссидента, у которого к этому моменту, кроме оппозиционных к существующей власти взглядов и действий — уже были и деньги. Со стороны попавшего под «крышу» (или колпак?) бизнесмена — спонсорская помощь компетентным органам: покупка компьютеров, бензина, ремонты квартир... Имели место и деловые предложения, так сказать, сугубо «коммерческого» порядка. Так, весной 1998 г. некий полковник СБУ предложил мне непосредственно заняться вопросом продажи за валюту 27 тонн задержанного органами СБУ и хранящегося на Смелянской базе спирта».

Трагические события, которые произошли с семьей Ефановых месяц назад, поражают тем, как открыто и безнаказанно может вершиться зло. Конфликт между Ефановым и «лжесвидетелем» по «делу о контрабанде» (это некий смелянский фермер, назовем его Ф.) уходит своими корнями еще в 1997 год. Как утверждает этот Ф., Ефанов несколько раз одалживал у него деньги, присланные Ф. украинской диаспорой для строительства церкви, которые Ефанов не вернул. Хотя документов, подтверждающих факт получения 80 тысяч долларов от этой самой диаспоры, он суду так и не предоставил. Ефанов аргументированно доказывал и суду, и компетентным органам, что никаких денег он у Ф. не одалживал. Что «деньгами диаспоры» Ф. проплачивал контракт инофирмы на закупку спирта. Что расписки, написанные Ефановым и не возвращенные ему Ф. даже после получения им от Ефанова оборудования и автомобиля на сумму $ 65000, давались не как письменное подтверждение долговых обязательств, а как неофициальная гарантия стабильности и легитимности деловых и финансовых отношений Ф. и инофирмы. (Здесь надо иметь в виду, что в тот период времени еще не была отменена ст. 80 УК Украины). Господин Ф. и Смелянский городской суд решили иначе, постановив взыскать с жены Ефанова Ирины Ивановны 48108 грн. 40 коп и 1355 грн. 42 коп. государственной пошлины. Истцом выступала жена г-на Ф. «Долговым документом» суд признал не договор займа — его попросту не было, а ксерокопию расписки, в которой, как утверждает Ефанова, истицей была подделана дата. От самого же Александра Петровича Ф. требовал вернуть сотни тысяч в СКВ, уже отобрав оборудование, получив автомобиль «Шевроле» и «по кирпичам» разбирая имущество Ефанова. Он и жена продолжали апеллировать к кассационным инстанциям, расценивая действия Ф. как «вымогательство и грабеж». А тем временем у Ефанова попросту отобрали квартиру и разобрали по частям его базу в Залевках. 25 апреля 2001-го по приглашению Ф. Ефанов, в сопровождении своих компаньонов — Олега и Руслана, приехал к нему «на разговор».

Рассказывает Ирина Ефанова:

— 25 апреля около 7 часов вечера к нам домой приехал Олег и попросил меня вызвать милицию: «Петровича убивают!» Сказал, где. Я вызвала «02» и вместе с детьми поехала к дому Ф. Там мужа не оказалось. Но я догадалась, что он находится на базе Ф. Туда меня охранники пропустили, и глазам предстало страшное зрелище. Во дворе стояло кресло, на нем сидел окровавленный муж — он находился без сознания. Такое впечатление, что он вообще не дышал. Ф. принялся и за меня — бил ногами, таскал за волосы, потом облил бензином и сказал: «Сейчас ты, сука, будешь гореть!» Я просила: «Лучше убей, но не делай меня калекой...» Тогда он потребовал, чтобы я съездила домой и привезла ему 27 тысяч долларов. В тот момент мне нужно было только одно: вырваться оттуда, чтобы позвать милицию, и я обещала, что привезу эти деньги и в милицию заявлять не буду. И тут подъехала милиция — дети догадались, что мы можем быть на базе у Ф. Когда милиционеры закричали: «Откройте!» - Ф. ответил: «Я открою только начальнику СБУ». Те спрашивают: «Какого СБУ — Черкасского или Смелянского?» — «Новохацкому Юрию Васильевичу, — отвечает. — Или Чуприне» (начальник Смелянского РОВД. — Авт.) Милиция уехала ни с чем. Меня поразило, как Ф., когда приехали правоохранители, сказал своим молодчикам: «Займите круговую оборону!» И те наставили «стволы»... на сотрудников милиции(!).

Мужа удалось забрать лишь тогда, когда к Ф. приехал заместитель начальника УГРО. Ефанова отвезли в больницу. Его ноги, руки и голова представляли кровавое месиво — они были изрублены топором.

— Того, кто калечил вашего мужа, задержали?

— Нет, он — на свободе. Только 12 мая, в субботу, следователь пригласил его на очную ставку со мной. Он не явился, лишь перезвонил следователю и спросил, приду ли я. Узнав, что приду, свой визит в РОВД отменил. А на следующий день — в воскресенье утром — я шла в церковь. Навстречу мне шли двое молодых ребят в блайзерах и темных очках. Я почувствовала нестерпимую боль, когда загорелось мое лицо, и почему-то сразу же поняла, что лицо мне облили кислотой. Рядом находился железнодорожный переезд. Я бежала к будке дежурного и кричала: «Помогите!». Спасло то, что у дежурного была вода. Я начала смывать ею кислоту, благодаря чему она не успела «проесть» лицо до костей. Потом уже приехала «скорая», меня увезли в больницу...

... Этот разговор состоялся с Ириной Ефановой через неделю после трагедии, случившейся с ней. Человек, которого она небезосновательно подозревает в организации этого страшного акта, ни на тот момент, ни сегодня допрошен не был.

Некогда удачливый бизнесмен, искалеченный топором на базе г-на Ф., его жена, изуродованная кислотой... Кто следующая жертва в семье Ефановых, где есть взрослые дети? Кто пытается уничтожить эту семью, возможно, являясь лишь орудием уничтожения в чьих-то руках? Надеемся, что правоохранители перестанут наконец демонстрировать мнимое бессилие в расследовании очевидных вещей и террор против смелянской семьи прекратится. Хотя ни Александру Петровичу, ни его жене здоровье уже не вернешь. Ефанову страшно жить в этой стране, страшно за жизнь своих детей. Недавно он обратился к президенту Украины с просьбой предоставить ему статус «лица без гражданства», поскольку в этой стране ее граждане беззащитны перед произволом и беззаконием. «Антенна» будет внимательно следить за всеми перипетиями вокруг семьи Ефановых, — за судебным процессом и тем, как скоро найдут виновных в жестоком физическом насилии над Александром и Ириной.

http://www.antenna.com.ua/stat/20_6.htm

додано: 03-12-2001 // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1007378451.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у розділі "Статті", можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) статті, на яку ви посилаєтся.

  ЦІКАВИНКИ :
Завантаження ...



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua