першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

Дмитро ЧОБІТ: ГЛАВЫ З КНИГИ "НАРЦИС"

додано: 28-02-2002 // // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1014894949.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Пропонуємо вашій увазі уривкі з книги Д.Чобота "Нарцис" російською мовою (якою є, редакція зараз намагається зв"язатися із автором). Якщо сподобається, то пообіцяйте самі собі, що коли книжка попаде на прилавки, ви купите її.

========

ГЛАВЫ ИЗ КНИГИ Д.ЧОБОТА «НАРЦИСС»

Что правда — то не грех.
Народная мудрость


ВСТУПЛЕНИЕ

Виктор Медведчук обратил на себя внимание широких
слоев общественности летом 1998 года, когда фракция
СДПУ(о) добилась избрания его заместителем
председателя Верховной Рады Украины. Уже через год — в
разгар прошедших президентских выборов — властолюбивый
и амбициозный политик сделал серьезную заявку на то,
что в 2004 году он вступит в борьбу за должность
Президента Украины. Именно с осени 1999 года средства
массовой информации преподносят Медведчука чуть ли не
как преемника Леонида Кучмы, к повторному избранию
которого Президентом Виктор Владимирович и
возглавляемая им партия приложили титанические усилия.


Не отрицая права каждого гражданина быть избранным
главой государства, мы считаем, что граждане этого
государства имеют не меньшее право владеть самой
полной информацией о том, кто стремится их возглавить
и руководить ими, ведь именно от президента в
определяющей степени зависят судьба и благосостояние
народа и авторитет страны в мире.

Данное исследование не претендует на полные и
исчерпывающие ответы относительно всех актуальных
вопросов, касающихся личности, которая откровенно и
настойчиво стремится занять наивысшую государственную
должность в Украине, оно только стремится коснуться
тех фактов жизни и деятельности В. Медведчука,
которые, по мнению автора, заслуживают того, чтобы на
них также обратили внимание избиратели и в сравнении с
другой, не менее важной информацией, сделали для себя
собственный вывод.

Теперь Виктор Владимирович, благодаря закарпатским
избирателям, стал известным политиком и
государственным деятелем, к тому же с амбициями даже
стать президентом и представлять нашу страну. А во
всем цивилизованном мире, к какому В. Медведчук как
будто стремится вести украинский народ, деятельность
политических и государственных деятелей является
прозрачной. Прозрачной она должна быть и для Виктора
Владимировича Медведчука, в том числе и его биография.
А из нее не вычеркнешь ни темную историю об отце, ни
тайное сотрудничество с милицией, ни очень странное
поступление на учебу, ни собственное уголовное дело №
15-100, ни судебный процесс в Ленинском районном суде
города Киева, ни осуждение за совершенное умышленное
преступление, ни двухмесячное заключение, ни
исключение из университета, ни обстоятельства
восстановления в числе студентов, ни вторую женитьбу,
ни постыдную роль в расправе над поэтом Василием
Стусом, ни следующие события. Но все по порядку.

Трудовую деятельность Виктор Медведчук начал 22 ноября
1971 года, когда устроился на должность сортировщика
второго класса цеха экспедиции периодических изданий
Киевского привокзального почтамта. На работу в Киев
ездил из Мотовиловки — соседней с селом Боровым
железнодорожной станции.

Как свидетельствует характеристика на Медведчука
Виктора Владимировича, написанная летом 1972 года
начальником Мотовиловского линейного поста милиции,
младшим лейтенантом милиции Чечком, он с начала 1972
года работал «внештатным работником милиции на станции
Мотовиловка». В служебные обязанности Медведчука
входил надзор за общественным порядком на станции
Мотовиловка и в пригородных поездах. За период с
января по август 1972 года, отмечено в характеристике,
Виктор Медведчук задержал и доставил в детскую комнату
милиции восемь подростков, а еще 14 лиц доставлены в
милицию с его участием. Летом 1972 года Медведчук
подает документы для поступления на юридический
факультет Киевского государственного университета им.
Т. Шевченко. В то время на юридические факультеты
университетов принимали только тех, кто имел стаж
производственной деятельности. Он у Виктора был.
Кое-кто считает, что при поступлении на юридический
факультет ему помог отец, который в это время работал
в университете бухгалтером по зарплате. Виктор
Медведчук сдал вступительные экзамены, однако по
конкурсу не прошел. Конец августа — начало сентября
1972 года опять стали очень тревожными для Виктора, но
все прошло для него благополучно. 12 сентября 1972
года приказом № 445 ректора Киевского государственного
университета им. Т. Шевченко, член-корреспондента АН
УРСР М. Белого Медведчука зачислили в студенты.
Параграф 31 этого приказа касался персонально
теперешнего вице-спикера парламента: «Медведчука
Виктора Владимировича зачислить сверх плана студентом
1-го курса дневного обучения юридического факультета.
Основание: разрешение МВССО УССР». Следовательно, для
того, чтобы Виктор Медведчук стал студентом, нужно
было аж какое-то специальное разрешение Министерства
высшего и среднего специального образования УССР.
Вполне понятно, что это загадочное разрешение молодой
сортировщик второго класса привокзального почтамта
самостоятельно не мог добыть. Таким образом, самым
главным фактором при вступлении Медведчука в
университет стали «разрешение министерства» и какая-то
мифическая «рекомендация на обучение» — об этом сам
Виктор Владимирович пишет в своей жалобе на имя
первого заместителя министра высшего и среднего
специального образования Украинской ССР от 5 июля 1975
года. Кто именно дал такую рекомендацию, Медведчук не
уточняет — он только утверждает, что неоднократно
награждался грамотами комсомола и «органов МВД».
Однако из материалов уголовного дела № 15-100,
возбужденного в 1973 году против группы лиц, в том
числе и В. Медвечука, следует, что рекомендация,
очевидно, была милицейская.

Обвиняемые В. Медведчук и И. Яковенко, — писал 19
ноября 1974 года старший следователь прокуратуры г.
Киева В. Мельник, — с первых дней вступления в члены
ВЛКСМ обнаружили большой интерес к общественной
работе. Много работали в отрядах «Юных дзержинцев», в
комсомольских оперативных отрядах ДНД г. Киева.
Медведчук и Яковенко, кроме этого, уделяли много
времени работе общественного помощника милиции по
линии угрозыска». Нужно думать, В. Мельник знал, что
писал. К тому же эти слова подтверждаются
собственноручными письменными свидетельствами самого
В. Медведчука о его награждении грамотами комсомола и
органов МВД и предоставления рекомендации на
поступление в КГУ на юридический факультет. Не
странные ли дела? В 1971 году Медведчука даже не
допускают к вступительным экзаменам в Высшую школу
милиции, а уже в следующем — ему через министерство
персонально выдают специальное разрешение на
зачисление «сверх плана студентом 1-го курса». За что?
За какие такие заслуги и перед кем? Следовательно, в
годы обучения в школе Виктор Медведчук был «юным
дзержинцем» — добровольным помощником милиции,
впоследствии став членом комсомольского оперотряда. А
устроившись сортировщиком на привокзальном почтамте в
Киеве, он по совместительству продолжал сотрудничать с
«органами МВД», даже получал награды, за что ему дали
рекомендацию для обучения не по линии почтовой связи,
а чисто в правоохранительном направлении.

Возникает интересный вопрос: знало ли тогдашнее
руководство Киевского привокзального почтамта и
коллеги по работе, что сортировщик В. Медведчук по
совместительству еще и трудится «помощником милиции по
линии угрозыска»? Если учесть то, что такие должности,
как «общественный помощник милиции по линии угрозыска»
и «внештатный работник милиции» ни одним штатным
расписанием не предусмотрены, и то, что ни в советские
времена, ни теперь подобные вещи широко не
афишируются, то напрашивается вывод: такое
сотрудничество вынуждено носить скрытый характер, т.е.
было тайным. А таких сотрудников в народе называют
«тайниками» или как-то еще. Вполне очевидно, что
тайное сотрудничество с милицией было достаточно
результативным — иначе бы рекомендации для обучения на
юридическом факультете еще и столичного университета,
к тому же лицу, отец которого тогдашней советской
властью считался тяжким государственным преступником и
был осужден на длительное заключение и ссылку в
Сибирь, просто так не дали бы.

КРИМИНАЛЬНЫЙ ДОБРОВОЛЕЦ


«Я себя считаю человеком порядочным и добросовестным».

Виктор Медведчук

Бесспорно, что длительный опыт сотрудничества в
правоохранительных органах и непреодолимое стремление
к карьере содействовали тому, что Виктор Медведчук во
время обучения на втором курсе юридического факультета
Киевского госуниверситета стал командиром
комсомольского оперативного отряда добровольной
народной дружины Ленинского райкома комсомола столицы.
На этой службе с Виктором Владимировичем случилась
очень некрасивая уголовная история, которую он
старательно обходил молчанием. И хотя эта история
произошла тогда, когда В. Медведчуку было неполных
двадцать лет, она имела место в его биографии, а
поэтому и должна быть доступной и известной широкой
общественности.

Как свидетельствуют материалы уголовного дела №
15-100, которое вела прокуратура г. Киева, 8 ноября
1973 г. в 18 часов 50 минут (во время отмечания
очередной годовщины Великой Октябрьской
социалистической революции) В. В. Медведчук — командир
ДНД Ленинского райкома ЛКСМУ столицы — вместе с И. Д.
Яковенко — комиссаром отряда ДНД юридического
факультета университета и их коллегой Сергеем
Владимировичем Авраменко шли по Крещатику. Проходя
мимо телефона-автомата, они услышали брань из уст двух
молодых юношей. Это были несовершеннолетние Ефремов и
Кричак. По свидетельствам Медведчука и его приятелей,
дружинники подошли к юношам, представились и
предложили пройти в штаб ДНД, который находился на
Крещатике, 23. Однако Ефремов убежал, а Кричака
остановили и повели в парадный подъезд. Далее
процитируем материалы уголовного дела:

«Из показаний Кричака следует, что Медведчук, Яковенко
и Авраменко, втянув его в парадное, начали его бить
руками и ногами. Он находился в правом углу возле
дверей, правой частью тела к стене, закрыв руками
лицо.

Удары приходились по левой незащищенной части тела.
Потом ему было нанесено два удара по голове, от чего
он упал. В дальнейшем, как показал Кричак, Медведчук
вытянул из кармана «пистолет» и, угрожая им, требовал
подняться, с головы на лицо текла кровь.

Он также показал, что его били еще раз, когда он
пытался убежать».

Свидетелем избиения стала не установленная следствием
женщина, которая позвала на помощь двух военнослужащих
Плахотина и Косолапова. Когда последние зашли в
парадное, то увидели, что Медведчук, Яковенко и
Авраменко вели Кричака и он был весь в крови. В связи
с этим вызвали «скорую помощь», которая доставила А.
Кричака в больницу № 14.

«В следующие дни, — отмечено в материалах уголовного
дела, — Кричак из-за состояния здоровья находился
дома, а 15 ноября 1973 года при судебно-медицинском
обследовании у него, кроме раны на голове, был
установлен перелом седьмого ребра слева».

Совсем другие показания давали обвиняемые:
«Допрашиваемые во время следствия обвиняемые
Медведчук, Яковенко и Авраменко отрицали факт избиения
Кричака и показали, что Кричак пытался вырваться,
упирался, не хотел идти, на улице пытался ударить
Медведчука, а в парадном ударил в грудь Яковенко,
голову разбил в момент, когда убегал, и, споткнувшись
на бровке, ударился о почтовые ящики, ребро мог
сломать при ударе о перила лестничного марша и падении
на ступеньках».

Их показания опровергаются комиссией
судебно-медицинской экспертизы, проведенной
республиканским бюро судебно-медицинских экспертиз
Министерства здравоохранения УССР в составе главного
судебно-медицинского эксперта МИНЗДРАВа УССР,
заслуженного врача УССР, доцента Грищенко О.А.,
профессора Левенца В.Н., судебно-медицинских экспертов
этого бюро Свид К.С. и Кузьминой Е.И. По заключению
данной экспертизы, эти повреждения образовались от
действия тупых предметов с ограниченной поверхностью.
Рана мягких тканей затылочной части головы могла
образоваться от удара резинового муляжа пистолета, три
образца которых были предоставлены экспертизе. Перелом
ребра, как указывают эксперты, мог стать следствием
удара обутой ноги.

«Комиссионая экспертиза полностью исключила
возможность образования установленных у Кричака
телесных повреждений при обстоятельствах, на которые
указывают обвиняемые Медведчук, Яковенко, Авраменко, а
именно: образование перелома ребра от удара о перила и
лестничный марш, а раны головы — при падении и ударе о
почтовый ящик».

Таким образом, данные экспертизы неопровержимо
свидетельствуют, что Медведчук, Яковенко и Авраменко
давали следствию и суду неправдивые показания. Между
прочим, свидетель Косолапов в зале суда утверждал, что
сначала «троица» объяснила наличие крови на
пострадавшем Кричаке тем, что он «на улице зацепился
за тротуар и ударился головой об бордюрный камень».
Однако окровавленный парадный подъезд и лестничный
марш, а также свидетельство обитателей дома № 23 по
улице Крещатик неоспоримо опровергали ложь — инцидент
состоялся не на улице, а в доме, и это была жестокая
кровавая расправа.

Следствие и суд установили, что несовершеннолетнего
Андрея Кричака резиновым муляжом пистолета жестоко бил
именно Виктор Медведчук.

«Всей совокупностью собранных по делу доказательств, —
указывается в представлении прокуратуры города Киева
от 4 июня 1975 года, — Медведчук и Яковенко
разоблачены в том, что они, члены ВЛКСМ, руководители
комсомольских оперативных отрядов ДНД, студенты
юридического факультета, а в будущем — работники
органов правосудия, совершили самочинную расправу над
несовершеннолетним Кричаком, избили его, причинили ему
телесные повреждения, а совершив тяжкое преступление,
не пошли путем признания своей вини и чистосердечного
раскаяния, а наоборот — всемерно пытались избежать
ответственности».

Но этот случай с уголовными добровольцами был далеко
не единственным.

Так, в штабе по ул. Крещатик, 23, — указывал старший
следователь прокуратуры В. Мельник, — били
несовершеннолетних, устраивали личные обыски без
надлежащего оформления протокола, в работе с
несовершеннолетними отсутствовали такт и культура,
обнаружено слабое понимание членами комсомольских
оперативных отрядов своих прав и обязанностей.
Следствие пришло к выводу: «Как видно, руководство
отрядом было поручено непроверенным лицам, с низкими
моральными качествами, которыми являются Медведчук и
Яковенко».

25 апреля 1974 года приговором народного суда
Ленинского района города Киева под председательством
судьи Крученюк подсудимые В.В. Медведчук, И.Д.
Яковенко и С.В. Авраменко были осуждены по статье 102
Уголовного кодекса Украинской ССР на два года лишения
свободы каждый за то, что они 8 ноября 1973 года
избили несовершеннолетнего Андрея Маратовича Кричака,
причинив ему телесные повреждения, которые относятся к
категории средней тяжести. Все обвиняемые были взяты
под стражу прямо в зале суда.

Во время судебного процесса (и это зафиксировано в его
материалах) свидетель Г. Телешов, студент юридического
факультета, давал ложные показания с целью оправдания
незаконных действий В. Медведчука и И. Яковенко, а
кто-то, путем угроз физической расправы и
запугиванием, оказывал давление на свидетелей, чтобы
они изменили свои показания и свидетельствовали в
пользу обвиняемых. Тем самым «кто-то» стремился не
допустить справедливого решения суда. После суда этот
«кто-то» развил энергичную деятельность с целью
освобождения преступников из тюрьмы.

Среди тех, кто имел особую личную заинтересованность в
освобождении преступников, был доцент киевской Высшей
школы милиции Дмитрий Тихонович Яковенко — отец одного
из подсудимых Игоря Яковенко. Очевидно, что именно
благодаря его родительской заботе и служебным связям в
правоохранительных органах он сумел добиться
пересмотра судебного дела сына, а заодно и его
подельников в преступлении — В.В. Медведчука и С.В.
Авраменко.

6 июня 1974 года постановлением судебной коллегии по
уголовным делам Киевского городского суда под
председательством судьи Сапроновой приговор Ленинского
народного суда был отменен, дело возвращено на
дополнительное расследование.

Судебная коллегия указала на необходимость
установления того, был ли Андрей Кричак 8 ноября 1973
года в нетрезвом состоянии, пребывали ли В. Медведчук
и И. Яковенко в этот день при выполнении своих
обязанностей как руководители оперотряда и поручила
повторному следствию дополнительно собрать материалы,
которые характеризуют личности пострадавшего и
обвиняемых.

25 июля 1974 года дело принято в новое производство.
Установить состояние Кричака в день 8 ноября 1973 года
не удалось, однако следствие обнаружило целый ряд
позитивных характеристик В. Медведчука и его
сообщников И. Яковенко и С. Авраменко — все они
образцовые комсомольцы. Они со школьных лет «работали
в отрядах «юных дзержинцев», в комсомольских
оперативных отрядах ДНД в г. Киеве. Медведчук и
Яковенко, кроме того, уделяли много времени работе
общественных помощников милиции по линии угрозыска. За
проведение работы в этом направлении Медведчук,
Яковенко и Авраменко были награждены неоднократно
грамотами, ценными подарками».

Кроме этого, было установлено, что Медведчук, Яковенко
и Авраменко 8 ноября 1973 года, т.е. в день жестокого
избиения ими 16-летнего Андрея Кричака, выполняли свои
должностные обязанности командира, комиссара и члена
комсомольских оперативных отрядов Добровольных
народных дружин, которые, в соответствии с уставом,
являются подразделениями милиции, а поэтому все трое
были в это время должностными лицами — представителями
власти. Поэтому статья 102 (преднамеренное средней
тяжести телесное повреждение), по которой они были
осуждены, переквалифицировали в статью 166 ч. II
(превышение власти или служебных полномочий), по
которой предусмотрено значительно меньшее наказание.

Исходя из ставших известными обстоятельств и
позитивных характеристик обвиняемых, принимая во
внимание их «активную судьбу в работе по
предупреждению правонарушений и преступлений, то, что
каждый из них находился 66 суток под стражей, что в
данное время они не представляют собой общественной
опасности, а Медведчук и Яковенко исключены из членов
комсомольских оперативных отрядов ДНД, привлечения
Медведчука, Яковенко и Авраменко к уголовной
ответственности по вышеперечисленным мотивам
нецелесообразно».

Руководствуясь статьей 7 Криминально-процессуального
кодекса УССР, старший следователь прокуратуры города
Киева В. Мельник 19 ноября 1974 года постановил:

«1. Уголовное дело № 15-100 против Медведчука Виктора
Владимировича, Яковенко Игоря Дмитриевича, Авраменко
Сергея Владимировича на основании ст. 7 КПК УССР
прекратить.

2. Внести представление по месту обучения Медведчука и
Яковенко, по месту работы Авраменко о применении к ним
мероприятий общественного воздействия.

3. Данное постановление объявить обвиняемым,
потерпевшему, законным представителям пострадавшего».

Обращает на себе внимание следующее. В ходе повторного
расследования уголовного дела № 15-100 начальные побои
А. Кричака со средней тяжести было переквалифицированы
на «легкие телесные повреждения с кратковременным
расстройством здоровья». Это первое. И второе:
обвинение, предусмотренное статьей 102 Уголовного
кодекса (преднамеренное средней тяжести телесное
повреждение), по которой 25 апреля 1974 года осудили
В. Медведчука и его приятелей, переквалифицировали на
статью 166, ч. 2 (превышение служебных полномочий),
что, конечно же, облегчило судьбу Виктора
Владимировича.

И хотя, отсидев 66 суток, Виктор Медведчук вышел на
волю, перед ним возникло немало новых проблем. Он
просидел в заключении с 25 апреля по 3 июля 1974 года.
На это время как раз пришлась летняя сессия в
университете. Понятно, что Медведчук ее не сдал, хотя
он и считался студентом 2-го курса.

В июне 1975 года его постигла новая неприятность.
После завершения повторного расследования дела
избиения несовершеннолетнего А. Кричака прокуратура
направила в университет «Представление на студентов
юридического факультета, членов ВЛКСМ Медведчука
Виктора Владимировича и Яковенко Игоря Дмитриевича», в
котором подробно изложила суть совершенного ими
преступления.

13 июня 1975 г. исполняющая обязанности декана
юридического факультета, доцент Д. Боброва подала
ректору университета М. У. Билому представление, в
котором было констатировано: «Прошу отчислить т. т.
Медведчука В.В. и Яковенко И.Д. из состава студентов
университета за совершение преступления». Последние
два слова были зачеркнуты, и над ними ручкой дописано
«за грубые нарушения устава комсомольских оперативных
отрядов Добровольных народных дружин». Именно по
последним формулировкам 24 июня 1975 года приказом №
309 уч. ректора Киевского госуниверситета им. Т.
Шевченко были отчислены из состава студентов 3-го
курса В. Медведчук и И. Яковенко.

Вся история завершилась 20 мая 1976 года, когда
приказом ректора Киевского госуниверситета № 254 В.
Медведчука и И. Яковенко восстановили «в составе
студентов 3-го курса дневного обучения юридического
факультета с 28 июня 1976 года». А основанием
послужило распоряжение министра высшего и среднего
специального образования СРСР

В. Елютина от 17.04.76. Наш герой опять стал
студентом.

Во многих опубликованных биографических данных В. В.
Медведчука указаны даты его обучения в Киевском
государственного университете — 1972—1978.
Следовательно, шесть лет при необходимых на стационаре
пяти. Разница во времени объясняется исключением за
совершенное преступление.

В Киеве еще и теперь проживает немало участников и
свидетелей судебного процесса над В. Медведчуком, В.
Авраменко и И. Яковенко. Эти люди хорошо помнят его
течение и последствия; они удивляются, что до сих пор
этот процесс является малоизвестным широкой
общественности, учитывая весомое общественное
положение, которое занимает теперь Виктор Медведчук.

Обращает на себе внимание тот факт, что уголовное дело
относительно В. Медведчука, И. Яковенко и С. Авраменко
прокуратура города Киева прекратила по статье 7
Криминально-процессуального кодекса Украинской ССР, т.
е. не в связи с отсутствием состава преступления, что
предусмотрено статьей 6 п. 2 или отсутствием состава
события (статья 6.1). Статья 7 КПК не является и
реабилитационной статьей, по этой статье дело закрыли
«из-за нецелесообразности» дальнейшего пребывания В.
Медведчука в тюрьме. Т. е. следствие доказало состав
преступления, передало дело в суд, суд признал В.
Медведчука виновным и осудил его на два года
заключения. Однако, по ходатайству подсудимых и при
активном участии высокопоставленных защитников,
Киевский городской суд упразднил решение Ленинского
районного суда столицы и направил дело на
доследование. Это доследование и завершилось закрытием
дела по статье 7 КПК с формулировкой «из-за
нецелесообразности дальнейшего пребывания в
заключении».

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Прокуратурой г. Киева расследовано уголовное дело в
отношении МЕДВЕДЧУКА, ЯКОВЕНКО и АВРАМЕНКО,
привлеченных к уголовной ответственности за то, что 8
ноября 1973 г. они избили несовершеннолетнего КРИЧАКА
А.М. и причинили ему телесные повреждения.

Установлено, что 8 ноября 1973 г. МЕДВЕДЧУК В.В. —
командир комсомольского оперативного отряда ДНД
Ленинского РК ЛКСМУ, ЯКОВЕНКО И.Д. — комиссар
комсомольского оперотряда ДНД юридического факультета
КГУ, в 18 час. 50 мин. направились в штаб
комсомольских оперативных отрядов ДНД Ленинского РК
ЛКСМУ, расположенного в доме № 23 по ул. Крещатик,
чтобы проверить работу дежуривших в этот вечер
отрядов.

Вблизи дома № 23 МЕДВЕДЧУК и ЯКОВЕНКО увидели
несовершеннолетних КРИЧАКА и ЕФРЕМОВА, которые в
разговоре употребляли нецензурные слова, подошли к ним
с целью выяснить, почему они ведут себя недостойно в
общественном месте.

МЕДВЕДЧУК и ЯКОВЕНКО сделали несовершеннолетним
замечание, предложили предъявить документы, обратили
внимание на то, что несовершеннолетние были в
нетрезвом виде.

Медведчувк и Яковенко, исполняя свои общественные
обязанности и являясь в это время представителями
власти, указывая несовершеннолетним на их неправильное
поведение в общественном месте, действовали правильно.


Однако после того, как Ефремов вырвался и убежал,
Кричака — пытавшегося убежать, Медведчук, Яковенко с
помощью Авраменко задержали, втащили его в парадное
дома № 23, где учинили над ним расправу, избивали
Кричака ногами и руками. При этом сломали ребро,
причинили ушибленную рану на голове.

Установлено, что Медведчук носил при себе резиновый
муляж пистолета и, в этот вечер этим муляжом наносил
удары Кричаку по голове, угрожал, что «застрелит» его.


Избитый Медведчуком, Яковенком и Авраменком Кричак был
доставлен в штаб КООД, а поскольку Кричаку была
причинена ушибленная рана на голове и с раны текла
кровь, Яковенко вызвал скорую помощь. Каретой скорой
помощи Кричак был доставлен в хирургическое отделение
больницы № 14 г. Киева, где ему была оказана
медицинская помощь.

Кричак, в силу плохого состояния здоровья, вызванного
избиением, не мог посещать школу, 11 ноября ощутил
боль в груди, а 15 ноября 1973 г. судебно-медицинская
экспертиза, установила у Кричака перелом 7 ребра
слева.

С целью оправданий незаконных действий Медведчука и
Яковенко, совершенных при доставке в штаб КООД
несовершеннолетнего Кричака давал ложное объяснение
чл. ВЛКСМ, член КООД, студент юрфака КГУ ТЕЛЕШЕВ,
который впоследствии был изобличен и пояснил, что
глубоко сожалеет о том, что поступал необдуманно и
неправильно.

Во время судебного разбирательства не установленные
следствием члены КООД, из числа студентов юрфака КГУ,
угрожали свидетелю КОСОЛАПОВУ физической расправой и
требовали от него дачи показаний в пользу Медведчука и
Яковенко, отказаться от своих правдивых показаний.

Народный суд Ленинского района г. Киева 25 апреля 1974
г. рассмотрел уголовное дело по обвинению Медведчука,
Яковенко и Авраменко по ст. 102 УК УССР осудил каждого
к 2 годам лишения свободы, они были арестованы.

В дальнейшем этот приговор был отменен, Медведчук,
Яковенко и Авраменко освобождены из-под стражи,
уголовное дело возвращено к доследованию.

На всем протяжении следствия обвиняемые Медведчук,
Яковенко отрицали факт избиения Кричака, указывали,
что телесные повреждения Кричаком могли быть получены
им при падении на ступени, перила, марши лестницы и
удары о почтовые ящики. Правду не сказали.

Всей совокупностью собранных по делу доказательств
Медведчук и Яковенко изобличены в том, что они, —
члены ВЛКСМ, руководители комсомольских оперативных
отрядов ДНД, студенты юридического факультета, а в
будущем работники органов Правосудия, учинили
самочинную расправу над несовершеннолетним Кричаком,
избивали его, причинили ему телесные повреждения, а
совершив тяжкое преступление, не пошли по пути
признания своей вины и чистосердечного раскаяния, а
напротив, всячески пытались уйти от ответственности.

Медведчук и Яковенко, как руководители КООД являлись
представителями власти т.е. должностными лицами, а
потому в их действиях усматриваются признаки
преступления, предусмотренного ст. 166 ч.2. УК УССР.

С учетом того, что Медведчук и Яковенко уже не
представляли собой общественной опасности, каждый из
них 66 суток находился под стражей, ранее, до
совершения преступления характеризовались
положительно, они исключены из членов ВЛКСМ,
привлечение их к уголовной ответственности по
изложенным мотивам было нецелесообразно, уголовное
дело против них 19 января 1974 г. по ст. 7 УПК УССР
было прекращено.

В ходе следствия были установлены и другие факты
применения членами КООД недозволенных методов работы.

Как видно руководство отрядами было поручено
непроверенным лицам, с низкими моральными качествами,
какими являлись Медведчук и Яковенко.

Деятельность оперотряда юрфака КГУ комитетом комсомола
КГУ не контролировалась, так как он был как бы передан
в подчинение Ленинского РК ЛКСМУ.

В штабе КООД по ул. Крещатик, 23 избивали
несовершеннолетних, производились личные обыска без
надлежащего оформления протокола этого действия, в
работе с несовершеннолетними отсутствовал надлежащий
такт и культура, выявлено слабое понимание членами
КООД своих прав и обязанностей.

Сообщая об изложенном, руководствуясь ст. 23 УПК УССР,
п р о ш у:

1. Обсудить настоящее представление с участием
ректората, общественных организаций, преподавателей,
студентов факультета Университета с целью улучшения
деятельности отрядов КООД КГУ, недопущения впредь
студентами КГУ правонарушений и преступлений.

2. Решить вопрос о наказании Медведчука Виктора
Владимировича, Яковенко Игоря Дмитриевича.

О принятых мерах прошу сообщить в прокуратуру г. Киева
в установленный законом 30-дневный срок.

додано: 28-02-2002 // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1014894949.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у розділі "Статті", можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) статті, на яку ви посилаєтся.

  ЦІКАВИНКИ :
Завантаження ...



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua