Майдан / Статті  

додано: 25-03-2002
Объектив-Обзор: Интервью с Юлией Тимошенко, которого так и не видели зрители
<A Href="http://media-objektiv.com/obzor/obzor.php?id=3">http:/

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1017063473.html

"Объектив-Обзор", 26.02.2002

http://media-objektiv.com/obzor/obzor.php?id=3

Приветствие


Программа «Объектив-обзор», для которой было записано интервью с Юлией Тимошенко – первая и, надеюсь, единственная, не вышедшая в эфир.

Эфир данной программы был запланирован на 2 марта. Причины, по которым так получилось - вернее, так не получилось - изложены, например,
здесь:ФОРУМ http://www.media-objektiv.com/obzor/links/for-ua.html. Или здесь: УКРАИНСКАЯ ПРАВДА http://www.media-objektiv.com/obzor/links/pravda.html

Тем не менее, ниже содержится полностью расшифрованная и отредактированная (исключительно в грамматическом смысле) запись упомянутого интервью с Юлией Тимошенко.




--------------------------------------------------------------------------------
Персона
--------------------------------------------------------------------------------


Экс-премьер теневого правительства и экс-вице-премьер правительства реального, экс-газовая принцесса и первая леди украинской оппозиции, стремящаяся стать первой леди Украины – первой женщиной-президентом.

Свою карьеру Юлия Тимошенко начинала как простой советский человек. Красный диплом Днепропетровского госуниверситета по специальности экономист-кибернетик.

Пять лет работы инженером-экономистом на Днепропетровском машиностроительном заводе имени Ленина.

В восемьдесят девятом году Юлия Тимошенко реализует свой первый крупный проект - молодежный центр «Терминал». Центр создается при поддержке местных органов комсомола. Поговаривают, что инициатором его создания был завотделом пропаганды и агитации при Днепропетровском обкоме комсомола Александр Турчинов.

В девяносто первом году начинается КУБический период в жизни Тимошенко.

Вместе с мужем и свекром она создает корпорацию «Украинский бензин». Сокращенно КУБ. Движущей силой КУБа называют Юлию Владимировну, а мозгом и крышей предприятия - ее высокопоставленного свекра. Год спустя КУБ становится монопольным поставщиком нефотепродуктов для сельхозпредприятий Днепропетровской области, как говорят, не без помощи тогдашнего губернатора области Павла Лазаренко.

К КУБическому периоду относится знакомство Юлии Владимировны с другим известным сегодня политиком-бизнесменом - Виктором Пинчуком.


Знакомство переросло в «Содружество» - совместную корпорацию, занимающуюся энергоносителями.

В ноябре 95-го Юлия Тимошенко возглавляет новую корпорацию, созданную на базе КУБа - «Единые энергетические системы Украины». Покровительствует корпорации свежеиспеченный первый вице-премьер Павел Лазаренко.

Через полгода Павел Иванович становится премьером. Вскоре после этого влияние ЕЭСУ распространяется на всю страну. Компания поставляет около трети всего газа, потребляемого Украиной, развивает крупные проекты в металлургии, машиностроении, электроэнергетике, трубопрокате и капитальном строительстве. Тимошенко становится героиней газетных публикаций и телевизионных материалов. Ее называют газовой принцессой и королевой газа, ей посвящают коллекцию одежды, в честь нее переименовывают футбольную команду.

Как и полагается успешной бизнес-вумен, Юлия Владимировна занимается благотворительностью и меценатством, выделяет крупные суммы на реставрацию храмов. Пожертвования не остаются без внимания. Вскоре Юлию Тимошенко награждают орденом святой Варвары Великомученицы.

В конце 96-го Юлия Тимошенко пробует себя в еще одном новом качестве – в качестве политика. В декабре она выигрывает выборы в 229-м Бобринецком округе Кировоградской области со сногсшибательным результатом.

Девяносто седьмой год. Отставка Лазаренко. Для ЕЭСУ и Юлии Тимошенко наступают тяжелые времена. Корпорацию лишают 26% акций Харцызского трубного завода, на ее руководство «вешают» многомиллионный долг перед «Укргазпромом», против самой Юлии Тимошенко возбуждают уголовное дело. Юлия Тимошенко сотоварищи, лишившись крыши премьерской, задумываются над созданием крыши политической. Так начинается возрождение «Громады», структуры, созданной в декабре 93-го для поддержки Леонида Кучмы на президентских выборах. Возродившаяся «Громада» держится на трех китах: оппозиционной риторике, популизме и значительных финансовых вливаниях.

Тимошенко начинает потихоньку дистанцироваться от опального экс-премьера. Поговаривают, что она собирается стать новым лидером «Громады». Вопреки слухам в сентябре 97-го партию возглавляет Павел Иванович. А Юлия Владимировна становится во главе теневого правительства, которое, стань Лазаренко президентом, должно было превратиться в правительство реальное.

Лазаренко президентом так и не стал, а Юлия Тимошенко вскоре после президентских выборов получила предложение стать вице-премьером по ТЭКу. Так олигарх, сколотившая свое состояние на энергобизнесе, начинает борьбу с олигархами, делающими деньги на энергобизнесе. Противостояние длится чуть больше года: Тимошенко последовательно откусывает кусочки от империй энергобаронов, они также последовательно организовывают ее травлю в прессе, арест мужа, отставку Юлии Владимировны и ее арест.

Сегодня, если верить соцопросам, Юлия Тимошенко – самый известный политик. Ее в отличие от других политиков в Украине знают практически все. Но, по тем же соцопросам, ей не доверяет практически каждый второй. Скептики говорят, что оппозиционность Тимошенко – до первого выгодного предложения от власти. Сторонники во главе с самой Юлией Владимировной это, разумеется, отрицают.

Елена Львова, специально для "Объектив-Обзора"


--------------------------------------------------------------------------------

Аласания: Здавствуйте, Юлия Владимировна.

Тимошенко: Добрый день.
Аласания: Вот такой репортаж. Скажите, хотите ли Вы что-нибудь прокомментировать или поправить? Может быть, было что-то не правильно?

Тимошенко: Просмотрев эту запись, я могу сказать, что она - достойное продолжение всей той грязи, которую долгие годы выливают на меня средства массовой информации. В том или ином ракурсе и по той или иной причине. Акценты расставлены так, как расставляют акценты все пропрезидентские каналы и телевидение, газеты которые работают сегодня на эти кланы.


Аласания: Что–нибудь конкретно? Не припомните из репортажа? Что не соответствовало действительности?

Тимошенко: Что не соответствовало действительности. Ну, во-первых абсолютно не понятно, почему мне постоянно стараются навязать Лазаренко как партнера в бизнесе. Это не соответствуе действительности, и если бы Лазаренко стоял за созданием крупного бизнеса, то с уходом Лазаренко вся наша команда осталась бы просто в небытие. Сколько я помню, за мной постоянно пытались найти мощную мужскую тень и именно мужчины искали, потому что именно мужчинам очень сложно в политике и в бизнесе сознаваться в том, что они оказываются намного слабее, намного мельче, они не могут с этим смириться и поэтому они стараются: во-первых унизить женщину в бизнесе и в политике, и вот эти сюжеты как раз об этом и говорят, а во-вторых, постараться все-таки найти мужчину за всем этим. То ли это Лазаренко, то ли это не Лазаренко, то они Турчинова нашли, то ли тестя моего, но всегда это есть мужчина. Я хочу сказать, что и бизнесе и в политике я всегда была очень самостоятельным человеком и я думаю, что вся моя последующая жизнь будет говорить именно об этом. Второе, что во всех сюжетах было странным, как у нас даже хорошее дело, я думаю что Вы согласны с тем, что не все предприниматели подлецы и не все политики подонки - далеко не все. Но меня поражает с каким цинизмом, даже из самого приличного дела из нас могут создать вот такую страшилку, какую я толко что видела.

Аласания: А это о чем? Из вашей общей жизни ? Из вашего общего дела?

Тимошенко: И из бизнеса и из политики. Как раз сегодня я увидела еще одну такую страшилку.

Аласания: Принимаю все обвинения. Тогда, если можно, продолжим цитатами. Как раз в тему будет.

ЦИТАТА: В начале экономического и политического пути Тимошенко многие недооценивали, принимая за наивную девочку, украшающую собой крупную корпорацию. Эти многие серьезно обожглись.

Сергей Рахманин, «Зеркало Недели»

Аласания: Приходилось ли Вам и в дальнейшем, когда Вы стали заниматься политикой, сталкиваться с таким отношением к Вам - именно как к женщине, со всеми вытекающими последствиями?

Тимошенко: Вы знаете, было бы достаточно глупо, если бы уже сейчас продолжали вот эту идею - искать кого-либо за мной. Потому что логики уже в этом нет даже у самых что ни на есть скептиков. И поэтому рождаются вот эти, тоже на мой взгляд унизительные цитаты, когда можно называть и девочкой и не девочкой. Я могу сказать, что и Рахманин мог когда-то быть пацаном, но я никогда этого не скажу. Потому что я имею внутренний такт, и я хотела бы, чтобы журналисты тоже имели внутренний такт и обращаться к человеку, так как он того в принципе заслуживает, или как обращаются нормальные люди к нормальным людям.

Аласания: Юлия Владимировна, я думаю, что Сергей имел в виду начальный Ваш период, еще в 80 годы.

Тимошенко: Сначала надо внимательно разобраться в ситуации, а потом давать оценки. Потому что как-то вот журналисты недооценивают свою значимость в обществе. И они думают, что они могут где-то сдерзить, где-то быть немного циниками, где-то недосмотреть, и это все делается достаточно безответственно, на мой взгляд. Мне кажется, что журналисты должны нести на себе еще большую ответственность, чем политики. Потому что Вы влияете на сознание людей, лепите сознание людей, а иногда манипулируете сознанием людей.

Аласания: Я прошу прощения, я не могу понять - мне кажется, Вы говорите о форме, о том, как он выразился - пусть неудачно - но неужели к Вам в бизнесе и политике изначально относились как к равному?

Тимошенко: Все люди, которые со мной работали, начиная с первых дней моей карьеры, всегда относились ко мне, как к человеку, который достоин уважения, и более, на мой взгляд, взвешеных оценок нежели то, что я сегодня услышала. Но я не хочу, что бы это сейчас выглядело, как какое-то оправдание, я просто думаю, что еще придется много усилий приложить к тому, чтобы развеять все эти мифы и нереальности, которые созданы вокруг меня - в том числе средствами массовой информации.

Аласания: Вы знаете, Юлия Владимировна, Вы давно их уже преодолели - на мой взгляд. Вас давно уже называют железной леди.


Тимошенко: Ну, знаете, тот сюжет, который я увидела, он как-то, на мой взгляд, как-то тенденциозно рассказывает, кто за мной в каждый период жизни стоял. Это то, что у меня отложилось и осталось, как у человека, который это посмотрел.

Аласания: Вы правы. В принципе, по стране ходит именно вот такая информация и другую взять негде. Я продолжу, с Вашего позволения.

ЦИТАТА: Проблемы Юлии в том, что она инструменты и способ поведения, характерные для авторитарной модели управления бизнесом, попыталась перенести в политику.

Инна Богословская, в программе Объектив-Обзор

Аласания: Вы согласны с такой характеристикой Ваших проблем?

Тимошенко: Вы знаете, я не согласна с тем, что мне постоянно, на каждую цитату приходиться оправдываться. Я в своей жизни никогда не оправдывалась. И то, что касается Инны Богословской – это самостоятельный политик, я считаю, что она должна формировать свою линию и свои политические предложения обществу, а не давать оценки другим политикам. Поэтому я думаю, что с цитатами Инны Богословский разберется сама Инна Богословская.

Аласания: Хорошо, что делать с дальнейшими цитатами? Вы зря приняли все это так враждебно. Программа построена на цитатах известных людей или известных Вам политиков. И с Вашей стороны это не есть оправдание, мне кажется, это Ваша точка зрения - на их точку зрения, вот и все. Если позволите, я продолжу.

Тимошенко: Да, пожалуйста продолжайте.

Аласания: Благодарю.

ЦИТАТА: “Люди! От Ющенко в правительстве вам польза была потому, что его хребтом там работала вице-премьер Юлия Тимошенко, а больше никогда у него хребта не было и никогда не будет! Очнитесь, люди!”

Татьяна Коробова Газета «Грани»

Аласания: Теперь комментарий Виктора Ющенко, данный им в этой же студии - чуть раньше.


ЦИТАТА. Ющенко: Это дурници. Это дурници. Потому что… Знаете, если мы говорим о стране, которая стояла перед международным «дефолтом» с 4 миллардами неоплаченных долгов и мы вышли из этого, то здесь, конечно, игроки были другие. Если мы говорим о том, что мы посеяли самую крупную площадь осенних и яровых зерновых, изменили структуру финансирования, кредитования, бюджетной поддержки, то, скорее всего, там игроки были другие. Если мы говорим о приватизации - что мы продемонстрировали, как можно украинскую приватизацию делать прозрачно, и она может пополнять бюджет – очевидно, там игроки были другие. То, что относится к энергетическому рынку: безусловно, это так. Я очень высоко ценю то, что делала Юлия Владимировна, но Вы понимаете, что любой шаг, который делался, можно сказать так: на 2/3 это те доминанты, которые уходили с правительства на уровне решений, распоряжений и на уровне законов, включая тот же самый закон об энергетике. Если правительство его не отстояло, если оно не отстояло систему оптового рынка, который мы предложили, и систему расчетных счетов, то, поверьте нам, никакая фигура не переломала теневой энергетический рынок. Там силы, поверьте, очень серьезные были и остаются – они не шутят. Ющенко в студии "Объектив-Обзора"

Аласания: Ваша очередь, Юлия Владимировна.

Тимошенко: Я думаю, что это наверное иллюзия, о том, что в правительстве была команда. Было 2-3 человека, которые могли давать резельтаты. Все остальные министры, включая Тигипко, Митюкова, да и многие другие. Они работали для того, чтобы не допустить никаких изминений, не допустить устранения теневой сферы, но что касается Виктора Андреевича, мы работали, как одна команда. И я хотела бы, что бы это именно так и рассматривалось. А деньги все, которые поступили в бюджет – дополнительно - и которые давали возможность решать все эти проблемы, о которых сказал Виктор Андреевич, они все шли с топливно-энергитического комплекса в бюджет. И дали возможность решать те программы, которые решались. Я счастлива от этого, потому что нам не нужно сейчас рассказывать, что мы будем делать когда-то, нам нужно просто сказать то, что мы делали, и то, от чего страна получила результат - мы можем продолжить дальше. Для этого нам нужно просто привести к власти нужную команду.

Аласания: Там было порядка 10 миллиардов, да ? Если я не ошибаюсь.

Тимошенко: Да.

ЦИТАТА: Политические деятели получит эфир на «ICTV» и на «1+1», соответственно, каналах блока «За единую Украину!» и СДПУ(о). Примечательно, что и в первом, и во втором случаях оппонентом Тимошенко определена, разумеется без прозрачной жеребьевки, лидер прогрессивных социал-демократов Наталия Витренко.

Интернет-издание Форум

Аласания: Чем, по Вашему, продиктован такой подход со стороны «жеребьевщиков»? Чтобы не сказать «жеребцов»?

Тимошенко: Это действительно интересно. Я думаю, что вся страна знает, что канал «1+1» и «Интер» контролируются Суркисом и Медведчуком. Вся страна знает, что канал «ICTV» контролируется зятем президента Виктором Пинчуком, и поэтому эти вот люди проводили так называемую жеребьевку - в банях и в саунах - я так думаю, у нас там большая часть вопросов мужчинами решаются. И поэтому так сложилась жеребьевка, что никто из этих, так называемых мужчин от политики, не набрался мужества чтобы выйти на прямые теледебаты со мной или с Натальей Михайловной Витренко. То есть, они посчитали так: пусть вот эти женщины, они устроят между собой такую женскую нелицеприятную встречу, а мужчины поговорят с мужчинами - по мужски. И что еще вот изощрено, это что «ICTV» пригласило нас в прямой эфир 8 марта. То есть, чтобы вся страна 8 марта увидела, как две женщины в прямом эфире пререкаются. Так называемые «дебаты» проводят, дебатируют. Это очень по мужски, я имею ввиду именно тех политиков, которые сегодня пытаются так играть. Мне кажется, что на самом деле, мужчины будут в той студии, где мы будем с Ветренко, а вот все женщины в худшем смысле этих качеств, от политики - это Медведчук и все, кто побоялся с нами выйти в прямой эфир; там они все практически, я их могу всех перечислить, наверно, больше все-таки будут похожи на женщин, слабых и иногда не справляющихся с теми задачами, которые перед ними стоят. Потому что если бы у них было мужество, они не соединяли нас с Натальей Михайловной, а каждый бы попробовал со мной и с ней подебатировать в прямом эфире.

Аласания: Тем не менее, насколько я знаю, Вы не собираетесь отказываться от встречи с Натальей Михайловной и не опасаетесь особенно?

Тимошенко: Ну, дело в том, что прямой эфир мне не перепадает никогда в жизни. Сейчас мы тоже с Вами в записи. На самом деле один раз у меня был прямой эфир, это был эфир с Григорием Суркисом. И мне вот как в старые советские времена, давали тушенку в нагрузку, например с чем-то. С просроченными, там, какими-то продуктами, или непотребляемыми товарами народного потребления - так вот мне кажется, что сейчас меня так в прямой эфир выпускают. Обязательно с какой-нибудь нагрузкой, с кандалами на ногах. Вот первый раз посчитали, что прямой эфир мне смогут отравить Григорием Суркисом, но мне кажется, что это не удалось им сделать. Они глубоко подумали и решили, что сделать невозможной мою жизнь в прямом эфире сможет Наталья Михайловна. Но я думаю, что это тоже не состоится. Состоится прямой эфир, но не состоится его разрушение Натальей Михайловной. Я любой фон буду принимать, чтобы сказать несколько слов без цензуры.

Аласания: Боюсь, следующая цитата Вам тоже не понравится. Заранее приношу извинения.

ЦИТАТА: Юлия Тимошенко — типичный представитель днепропетровской школы. Не отрывая взгляда от цели, эти люди способны менять курс, унижаться, заключать на невыгодных условиях союзы с врагами, льстить, предавать, но главное — двигаться к намеченному.

Сергей Рахманин «Зеркало недели»

Аласания: В качестве примера союза с врагами я могу привести Григория Омельченко.

Тимошенко: Ну, дело в том, что Омельченко - он давал материалы на всех без иключения, относительно кого у него есть сомнения. Но сомнения они иногда снимаются. И я хочу сказать, что нужно было прожить сложную политическую жизнь мне, на глазах у такого ценителя, как Григорий Омельченко, для того, чтобы он, очень дорожа своей репутацией, как политика, смог прийти ко мне в команду. Я считаю, что можно критиковать Григория Омельченко, но нужно просто понять, что если бы этот человек не был уверен во мне, на столько, насколько он уверен сейчас, он бы никогда в мою команду не пришел. То есть, я считаю, что я сдала экзамен на честность. Потому что иначе бы нашего союза не было. А то, что касается цитаты Рахманина, то знаете, люди которые страдают какими–то недостатками, они всегда стараются этот недостаток увидеть в ком-то другом. Вот сейчас прозвучала, например, ну, на мой взгляд, это оскорбление, что я, как член днепропетровской команды, могу унижаться. Если бы я могла унижаться, то я бы себя вела так, как все остальные политики в нашей стране - лидеры блоков, за иключением может быть, считаных едениц. Но я никогда в своей жизни не унижалась - поэтому я занимаю ту политическую нишу, которую должна занимать. То есть, я хочу быть тем политиком, который имеет свободу называть вещи своими именами, всегда!

Аласания: Или мне кажется, или слишком обостренно Вы все это принимаете. Привыкли к нападкам постоянным?

Тимошенко: Во-первых, я не нападаю, я комментирую цитаты, которые Вы выбрали. Мне неприятно, что Ваш выбор именно на этих цитатах остановился, потому что есть много достаточно объективных цитат. Но если это эти цитаты, то соответственно, и такие коментарии.

-------------------------------------------

Аласания: Принимаю. Тогда прервемся с цитатами. Блиц-вопросы. Короткий вопрос - короткий ответ.

Кого бы из нижеперечисленных персон Вы согласились бы видеть соседом по лестничной клетке:

Тимошенко: Соседом где?..

Аласания: Соседом по дому, скажем так. Леонида Кучму?

Тимошенко: Вы знаете, если бы он согласился жить рядом со мной, почему бы и нет. Никаких проблем. Он волен жить там, где ему захочется .

Аласания: В данном случае идет речь о выборе соседа - кого бы Вы хотели видеть соседом. Виктора Ющенко?

Тимошенко: Понимаете, это тот случай, когда соседей не выбираешь и препятствовать быть соседом я просто не смогу. Виктора Ющенко я бы с удовольствием имела соседом.

Аласания: Павла Лазоренко я уже просто опасаюсь называть. Считаем что он не ваш сосед. Наталья Витренко?

Тимошенко: Я думаю, что я бы не хотела иметь таких соседей.

Аласания: Александр Мороз?

Тимошенко: Да, я думаю, что мы составляем неплохую политическую команду и в дальнейшем мы будем держать ее.

Аласания: Вы могли бы сами назвать соседа, с кем бы хотели рядом жить, в одном доме?


Тимошенко: Вы знаете, просто иногда хотелось бы жить, быть соседом у человека, который не лукавит, который не старается быть лучше, чем есть, не старается добиться любой ценой… добиться своего материального покоя; хотелось бы иметь человека, которому не безразлично, что сегодня происходит в Украине - вот хочется иметь таких соседей. И хочется иметь таких партнеров в политике.

Аласания: А фамилию назвать не можете? Значит ли это, что нет такого человека рядом с Вами?

Тимошенко: Нет, ну почему, считаю, что это может быть и Виктор Ющенко и Александр Мороз, и Александр Турчинов. Это могут быть все люди, которые входят в мою политическую команду нашего блока. Они все достойные люди.

Аласания: Спасибо. Предположим, я задал бы тот же самый вопрос в период Вашего пребывания в Лукъяновском изоляторе. Кого из перечисленных Вы предпочли бы видеть соседом:

Леонида Кучму?

Тимошенко: В камере, вы имеете в виду? Я не питаю ненависти к людям, и то, что я пережила, вот, в этих застенках, я не могу никому пожелать просто. И не хочу, чтобы когда либо смена власти превращалась в какие-то разборки. Я хочу, чтобы смена власти в стране превратилась в систему созидания своей страны, и мне хочется этого, и я знаю как это будет выглядеть, и не хочу чтобы меня толкали в систему личной вражды с Кучмой или с кем-то другим. У меня ничего к этим людям нет плохого, кроме желания отстранить их от дела, с которым они просто не справляются, в силу своего интеллектуального и духовного уровня.

Аласания: Мне кажется, я сейчас услышал достаточно важное политическое заявление. Если это деклорация о намерениях на будущее - вот такое нежелание разбираться, так, как Вы его сформулировали – по-моему, это крайне важно…

Тимошенко: Нежелание сводить счеты, понимаете? Восстановить законность - это да. Потому что очень много хаоса в стране. Но никаких разбирательств личностных просто в политике быть не может при смене властных элит.

Аласания: Тогда я сомневаюсь в своем следующем вопросе. Существует ли в мире человек, которому Вы никогда ничего не простите?

Тимошенко: Нет, таких людей не существует. Я считаю, что главная способность человека, которой он должен обладать - это спосбность прощать. Потому что человек, который перегружен непрощенным, он просто идет ко дну.

Аласания: Простите, вопрос личного характера – то есть, отвечать не обязательно - с чем связано изменение Вашего имиджа? Ну, в частности, коса?

Тимошенко: Вы знаете, как-то слложнее воспринимают действительность, чем она есть на самом деле. Вот я, например, считаю, что у настоящего политика не должно быть имеджмейкеров. Потому что имиджмейкер - это человек со своим видением. А настоящий лидер и настоящий политик, он обычно со своим видением и относительно образа, и относительно высказываний и относительно построения своего общения слюдьми. Вот то, что касается косы - это вообще все банально: мой муж просто попросил, чтобы я отпустила волосы, а учитывая, что политика - это вещь официальная, я просто не могу быть лохматой в студии, и по этому лучше заплести косу.

-------------------------------------------

Аласания: Очень человеческое объяснение. Теперь к политической части, но боюсь, что следующий сюжет вам также не понравится. Опять таки, Вы вольны его комментировать как угодно. Прошу.


--------------------------------------------------------------------------------
Политика
--------------------------------------------------------------------------------


Юлия Владимировна как Англия – имеет постоянную цель и постоянно имеет разных союзников. То, с каким энтузиазмом она бъётся с действующим президентом, наводит на мысль о том, что основная цель Тимошенко не сам гарант. Цель – власть, на пути к которой стоит Кучма. Одним из первых шагов на вершину Олимпа для Юлии Тимошенко стали довыборы в Верховну Раду в 1996 году. Тогда она победила в 229 Бобринецком округе Кировоградской области с ошеломляющим результатом – 91,3%. (Превзойти такие результаты удалось, кажется, только Кучме – на президентских выборах 99 года он по закарпатскому округу получил 104% голосов от общего числа избирателей.) До этих выборов Юлия Тимошенко возглавляла в Днепропетровске корпорацию “Украинский бензин“, и тогда же, утверждают злые языки, она совершила первую крупную ошибку – рассорилась со своим деловым партнёром Виктором Пинчуком, нынешним зятем президента.

В чём, собственно, состояла причина ссоры, злые языки не уточняют, но то, что Пинчук деятельно не любит Тимошенко – никакому сомнению не подлежит. Отдельная песня в жизни Юлии Владимировны – Павел Лазаренко. Он привёл ее в очень большой бизнес – дал в руки “Единые Энергетические Системы Украины”, он же её всячески подталкивал в политику. С 1997 года, находясь, может быть, на высшей точке своего богатства, Юлия Тимошенко начинает от Павла Ивановича отходить, а в 99 году – разваливает парламентскую фракцию партии “Громада”, возглавляемую Лазаренко, и организовывает всеураинское объединение “Батькивщина”.

Те же злые языки утверждают, что такой её поступок объяснить очень легко. С 97 года у ЕЭСУ возникли проблемы с правоохранительными органами, все счета кампании были заморожены, состояние Юлии Владимировны таяло. Тогда, говорят, и состоялась её встреча с Кучмой, после которой она развалила фракцию “Громады”, сильно ослабив Лазаренко. Счета ЕЭСУ чудесным образом были разморожены. В декабре 99 года Тимошенко становится энергетическим вице-премьером кабинета Ющенко. Она сразу же берётся за реформирование системы расчётов за электроэнергию. Программа “Чистая энергия” достигла нескольких результатов – в большинстиве городов Украины прекратились веерные отключения света и появилось тепло.


Эта же программа “Чистая энергия”, отменившая бартерные расчёты за электроэнергию, сделала Юлию Тимошенко врагом номер один для всех олигархов, кормившихся энергосделками. Сама олигарх, она объявила войну другим олигархам. Именно они и начали крестовый поход против энергетической леди – восстановили против неё президента, который и так не был в восторге от её пребывания в правительстве. Кучма потребовал отставки вице-премьера. Ющенко её отстаивал, сколько мог. Проблема была решена другим способом - 5 января 2001 года Генпрокуратура объявила о возбуждени двух уголовных дел против Юлии Тимошенко, а президент на этом основании, 2 недели спустя отстранил её от исполения обязанностей вице-премьера. И тогда Тимошенко объявила гаранту войну.

9 февраля был создан “Форум национального спасения”, единственной целью которого было отстранение от власти Леонида Кучмы. 13 февраля Тимошенко арестовывают. Оппозиция, которая в то время вела палаточную войну с Кучмой, получила ещё один повод для недовольства президентом. Юлия же Владимировна получила шанс стать украинской Жанной д`Арк. В то время новости показывали её чуть ли не чаще главы государства. Благодаря этому, сейчас она стоит на втором месте по узнаваемости после Леонида Кучмы. Половину февраля и почти весь март её то освобождали из-под стражи, то опять арестовывали, но ясно было было одно – теперь они с президентом вряд ли договорятся. Юлия Тимошенко из числа тех политиков, которы умеют извлекать для себя пользу из всего, даже из своих непритяностей. Когда прокуратура утверждала, что раследует её экономические преступления, Тимошенко говорила о политическом заказе. В результате, она стала знаменем оппозиции. Её оппоненты утверждают, что “обман” – второе и главное имя Юлии Владимировны. Она слушает это с несчастными глазами, закутавшись в норковую шубку. Но эти эти глаза очень пугают президента.

По информации газеты “Зеркало недели”, те губернаторы, в областях которых Блок Юлии Тимошенко наберёт на ближайших выборах 4 и больше процента голосов избирателей, поплатятся за это своими должностями.

“Для того, чтоб получить 4 процента, нам надо взять 7” – утверждает Юлия Тимошенко, боясь того, что на этих выборах власть постарается сделать из её блока донора голосов для пропрезидентских партий. На сегодняшний день социологи заявляют о том, что реальный рейтинг БЮТи колеблется в диапазоне от 2,5% до 3,8%.

Сама Тимошенко уверена в том, что минимум 2 процента она наберёт за счёт тех, кто ещё не определился. Тем не менее, уже сечас Юлия владимировна заявляет о том, что результаты этих выборов удивят в Украине многих.

Юрий Сидоренко, специально для "Объектив-Обзора"


--------------------------------------------------------------------------------

Аласания: Я прошу Вас это прокомментировать - чувствую, что Вы снова с этим не согласны. К слову, журналист, который делал это, к Вам крайне неравнодушен и более чем лоялен. И тем не менее, вышло то, что вышло. Он пользовался теми источниками которыми мы распологаем.

Тимошенко: В этом сюжете… он тоже достоин «Интера» и «ICTV». Мне даже кажется, что они делали мягче.

Аласания: Наш журналист застрелится после этого…

Тимошенко: Тем лучше, потому что я могу это прокомментировать - если Вы и это оставите в записи.

Аласания: Конечно, оставим.

Тимошенко: Это очень здорово, что останется. Так вот, здесь есть 4 правды, в этом сюжете, а все остальное - это вообще большая ложь.

4 правды в том:


Первое: 95, 96, 97 год, лишь только после того, как создала и возглавила корпорацию «Единые энергитические системы» и стала работать, Украина впервые за годы своей независимости не имела долгов за газ. Были восстановлены все традиционные рынки сбыта украинской продукции в России. У меня в системе работы находилось более миллиона человек. Это очень серьезный коллектив, который давал очень серьезные результаты. И просто нам нужно знать, что чиновники - даже примьер-министры, даже призеденты, никогда ничего не созидают в предпринимательстве, они, как правило, только потребляют. Мелкие чиновники эксплуатируют мелкий бизнес, средние чиновники пытаются подавить средний бизнес, а чиновники высшего уровня – находят себе объекты покрупнее, для того, чтобы немного поупражняться в так называемой конструктивной работе. Поэтому, правда в том, что делая это большое и очень серьезное дело для Украины, расчет по долгам за газ, мы достигли результата.

Второе: это что нам удалось в правительстве поднять, по настоящему поставить на ноги только одну отрасль- это топливно-энергитический комплекс. И этот результат почуствовала вся страна. И выплаты пенсий, и зароботных плат, и то, что перестали отключать свет, и в том, что в топливно-энергетическом комплексе прекратила вообще существовать теневая сфера, она была устранена полностью и даже сейчас, после прохождения определенного времени, не в состоянии вернуть ее до конца, потому что были сделаны не сиюминутные вещи, а была построена система защиты всех этих злоупотреблений.

Третье: это то, что с того момента, когда я пришла в политику, я очень четко нахожусь в оппозиции к действующему призеденту. Никогда, ни при каких условиях я в конструктивные отношения я с этим человеком не переходила. Даже мое назначение вице- примьер-министром, с точки зрения Виктора Андреевича было безусловно позитивом, потому что, мы были одной командой, с точки зрения Леонида Даниловича и его окружения это была программа просто устранения меня с политической арены страны. Когда забирали из парламента, когда давали полностью разрушенный энергетический комплекс в подчинение, надеясь что я с этой работой не справлюсь и затем снятием депутатской неприкосновенности, а дальше все должно было развиваться по сценарию который Вы наблюдали. Но этот сценарий у Леонида Даниловича не получился. И еще я хочу напомнить, что как только я пришла в парламент, будучи еще не опытным политиком совершенно, и находясь в «Громаде», первое постановление, которое я внесла - это начало процедуры импичмента призеденту. И это ничего общего с Павлом Ивановичем не имеет, потому что тогда он служил Леониду Даниловичу, как и все остальные чиновники Украины, затаив дыхание, и то что я делала и говорила в парламенте не устраивало ни Кучму, ни Лазаренко. И то, что мы затем выходили из «Громады», создавали свою партию - это есть абсолютно закономерные вещи. Потому что политик, который только начинает работать - в 96 году я только что стала политиком, я набиралась опыта, и я отходила от тех команда, которые не могли со мной работать, потому что это люди другие, это цели другие. И я продолжаю делать то что я делала, когда пришла в политику.

Четвертое: от Павла Ивановича я отошла, от его политических проектов и от его видения, как жить, в экономике и в политике, сразу после того, как пришла в политику. Потому что, тоже нужно знать людей, не всегда выбираешь команду, как хотел бы сразу выбрать. Надо иметь опыт и нужно делать выводы и признавать свои ошибки.

Аласания: Это и есть Ваша ошибка – то, что Вы были с ним рядом - если не близки - до начала своей политической деятельности?

Тимошенко: То, что касается моей предпринимательской деятельности, то здесь с Павлом Ивановичем мы никогда не были вместе. Мы сотрудничали как руководитель крупной корпорации и примьер-министр. Как с губернатором я с ним не сотрудничала. Потому что тогда у нас совсем другой был бизнес, не связанный с губернаторскими должностями. Но вот примьер-министр и руководитель такой корпорации, которую возглавляла я, и руководитель корпорации, который занимается государственным делом - расчетами за природный газ, просто обязаны были взаимодействовать. И до Павла Ивановича, и после Павла Ивановича, люди, которые занимаются этой проблемой в предринимательстве и во власти всегда взаимодействуют для решения этого вопроса. Но что интересно, что ни до меня, ни после меня - никто не решил вопрос погашения российских долгов за природный газ.

Аласания: Это весьма позитивно, однако есть и негатив. Павло Иванович имел свои правила и он вел себя так со всеми, то есть, отношения были построены на деньгах, на взятках. Мог ли он с Вами вести себя честно и не упоминать ни о чем таком?

Тимошенко: Можно сказать так, что каждый предприниматель в Украине, еще раз подчеркиваю – мелкий, средний, крупный – знает, как издевается власть над предпринимательством. Я не была исключением. Но кто-то с этим мирится всю жизнь, а кто-то оставляет ту жизнь, которая его не устривает, и пытается поменять правила игры. Я отношу себя к тем политикам и к тем предпринимателям, которые не хотят мириться с тем, что происходит сегодня.

Аласания: Спасибо. С вашего позволения, я опять продолжу цитатой.

ЦИТАТА: Лидер «БЮТи» — единственный из задекларированных оппозиционеров, кто выступает за президентско-парламентскую республику и против выборов губернаторов. И единственный среди оппонентов действующей власти, кто не говорит впрямую о расширении полномочий правительства и парламента. Вывод: пока прочие ярые противники режима заинтересованы в расшатывании президентской власти, Юлия Тимошенко заинтересована в ее сохранении, если не укреплении. Пока все борются с нынешним Президентом, Юлия Владимировна борется за президента будущего. То есть - за себя.

Сергей Рахманин, «Зеркало недели»

Аласания: Думаете, Украина готова принять женщину-призедента?

Тимошенко: Я думаю что время покажет, что готова, и кого готова принять Украина. Но что касается президентско-парламентской или парламентской республики, то я могу дать очень четкие комментарии. Я прежде всего заинтересована в Украине, как в сильной державе. Которая имеет такую власть, которая сможет создать конкурентную страну в мире. То есть, что бы мы были действительно сильными, и действительно могли защищать свои национальные интересы и наводить порядок в стране. Сейчас вот то, что муссируется в политике, давайте перейдем на парламентскую форму правления, нужно глубоко понимать, что это такое. Это когда парламент, это 450 человек, будут назначать реального руководителя исполнительной власти. Сегодня реального руководителя исполнительной власти выбирает народ. Так вот, учитывая то, что народ становится все умей и умней, от выборов к выборам, и все больше понимает черноту и грязь политики, вот те люди которые сегодня у власти, они начинают сомневаться, смогут ли они еще раз на президентских выборах так нагло обмануть народ. И потому что они начинают сомневаться, они начинают изобретать другие формы, которые позволят им меньшими денежными средствами и меньшими силами удержать исполнительную власть в стране. Мы очень последовательно сейчас замечаем, как вдруг все окружение президента стало говорить о парламентской республике. Это значит, если перевести на простой, понятный язык, они поняли насколько обеднел народ, они поняли, что почти любой парламентский мандат, народного депутата, он стоит каких-то определенных денег, значительно меньших, чем выиграть президентские выборы. То есть, они просто приводят свою команду в парламент вкладывая в политику, в бизнес, определенные деньги, и затем забывают о том, какие интересы имеет народ, так называемый, и начинают жить своими интересами. Избирают власть исполнительную, потребляют эту исполнительную власть и продолжают расширять сферу своих интересов. На языке философии это называется «аллигократия». Вот мы сейчас движемся к аллигократии, которую пытаются построить как парламентскую республику. Я не хочу, чтобы это стало реальностью в Украине. И поэтому я считаю, что полномочия президента в стране нужно безусловно сбалансировать, То есть, так как они сегодня выглядят, это не нормально. Нужно поставить президента под очень действенный и реальный контроль со стороны общества, это можно сделать здесь, нет проблем, и нужно народ научить правильно пользоваться своей властью. Правильно выбирать, но отстранять людей от выборов главы исполнительной власти - на мой взгляд это не путь к развитию демократии.

Аласания: Спасибо. Единственное, чего я не понял - почему Вы решили, что мы умнеем от выборов к выборам? Это для меня загадка...

Тимошенко: Потому что мы умнеем от выборов к выборам. Если сразу после обретения независимости у нас только западная часть Украины немного понимала в политических вопросах, то сейчас я уже наблюдаю, что люди стараются вникать, понимать и принимать какие-то адекватные решения. И мне кажется, как бы тяжело ни было мы все равно движемся к пониманию нации, что происходит в стране. И к правильному выбору.

Аласания: Мы еще успеем?

Тимошенко: Очень мало времени осталось - это объективно. Страна, она может быть страной, если у нее сохранены определенный составляющие. Это культура, это национальное богатство, национальный ресурс, который может экономически поднять страну, духовность и элита которая не продает свой народ. Это некоторые составляющие, список еще можно продолжить. И безусловно, это территория. Мы сейчас теряем каждый день. Теряем вследствие продажности, некомпетентности, зависимости должностных лиц. Чем дольше мы будем удерживать, эту команду у власти, тем больше мы будем безвозвратно терять. Но еще не поздно. Что бы какая-то нотка оптимизма звучала. Еще не поздно.

Аласания: Последняя цитата. И опять из Вас же.

ЦИТАТА: Как говорят про меня, Богатая счастливая женщина, которая жила безо всяких проблем, и дальше если захочет , может жить также. Зачем мне все это нужно?

Юлия Тимошенко, письмо Владимиру Ивановичу, одному из десятков тысяч, думаю получателей.

Аласания: Могли бы сейчас ответить на вопрос - зачем Вам все это нужно?

Тимошенко: Каждый человек рождается с каким-то своим предназначением. Человек не может обмануть свое предназначение в жизни. И он не может обмануть свое внутренне ощущение, что делать. И я могу твердо сказать, что я немогу спокойно видеть все то, что происходит в политике и экономике. Активно не могу. Более того, я не просто не могу это видеть , а я знаю и хочу это поправить. Просто хочу помочь. И поэтому так складывается, что я сегодня прохожу очень тяжелый путь, к тому, чтобы иметь возможность помочь. И не столько мне это нужно, как мне кажется, сколько очень многим людям. И по этому я терплю все эти издевательства над собой сегодня, что бы все-таки все, что зависит от меня - сделать. Пройти этот тяжелый путь и дать результат.

Аласания: Спасибо Вам Юлия Владимировна. Спасибо Вам за то, что были у нас. Спасибо и за то, что не пытались редактировать вопросы.

Тимошенко: Ну, я же пыталась…

Аласания: Все нормально. Спасибо вам. Это все.



© Медиа-группа "Объектив", 2002. Все права защищены.
Ваши письма направляйте post@media-objektiv.com
Использование материалов МГ "Объектив"
разрешается при условии ссылки на http://www.media-objektiv.com

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1017063473.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua