Майдан / Статті  

додано: 08-06-2002
Марк Болдырев: Честь имею
Адвокатська компанія "Агєєв, Бережний та партнери" www.ageyev.or

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1023550804.html

Я, Болдырев Марк Рэмович, фигурант записей г-на Мельниченко, обращаюсь с этим открытым письмом ко всем заинтересованным людям, к людям, чья свободная воля не добра. То предложение, которое я хочу сделать, в частности президенту Украины, г-ну Кучме Леониду Даниловичу, возможно, вызовет недоумение у тех, к кому это предложение адресовано и негодование у всех остальных. Единственное, о чём я просил бы, это – придержать как недоумение, так и негодование до прочтения этого открытого письма до конца, так как вполне возможно, что негодующие и недоумевающие в начале могут вполне поменяться местами в конце.

После прочтения расшифровки пресс-конференции г-на Мельниченко я обратил внимание на его заключительное предложение «пенсионеру с Украины» выступить в качестве защитника г-на Кучмы в суде. И я принял для себя решение сделать подобное предложение г-ну Кучме.

Я предлагаю названному г-ну, находящемуся сейчас в должности президента Украины, свои услуги как защитника, причём обещаю, что в случае принятия моего предложения, я буду исполнять свои обязанности его юридического защитника по обвинениям г-на Кучмы в организации убийства Георгия Гонгадзе и незаконной продаже оружия Ираку в любом суде мира, кроме территории Украины, и даже тогда, когда г-н Кучма перестанет занимать должность, которую он сейчас занимает. Своё предложение я мотивирую следующим образом.

Я считаю самоочевидной ту истину, что единственным достойным способом борьбы с бандитизмом и терроризмом, единственным способом борьбы с беззаконием и попранием прав людей вообще является повсеместное и последовательное утверждение принципов и норм права, справедливости, правосудия. Тех самых принципов и норм, которые ныне попраны и растоптаны на Украине. Тех самых принципов, в попрании которых я полагаю виновным прежде всего г-на Кучму Леонида Даниловича. Такие люди, как названный господин, обыкновенно создают целые клики только для того, чтобы за счёт прав и свобод, как целых народов, так и отдельных индивидуумов, обеспечить себе место под солнцем. Эти люди никогда не остановятся ни перед чем, если только сочтут, что тот или иной человек или народ мешают им на пути к их цели.

Для борьбы с этими людьми есть два направления. Одно из них – путь физического противодействия узурпаторам и тиранам. Этот путь, быстрый и часто тактически привлекательный, тем не менее, обладает важным недостатком. На этом пути тирана и узурпатора уничтожают, ведут к петле или к гильотине, но при этом не искореняется сама идея допустимости беззакония и никак не утверждается право в качестве высшей цели. Сколь ни была бы справедливой война, она, всё-таки, остаётся войной. С её помощью можно отбить агрессию, но нельзя утвердить мир. Наказание путём, которым был наказан Николае Чаушеску, не есть способ утвердить принципы права, а всего лишь способ защититься от зверя или отомстить ему.

Второе направление борьбы с узурпаторами, а также и с их идеями, состоит в том, чтобы осуществлять розыск и определение размера их вины и преследование носителей этой вины в тех формах и тем порядком, которые выработала мысль человеческой цивилизации для утверждения права и справедливости. Часто таким способом и порядком является строгое исполнение судебных процедур при непременном содержательном, а не формальном, обеспечении права любому обвиняемому на защиту его прав и интересов всеми допустимыми правом способами. Какой бы вердикт ни вынес тот или иной суд любому выродку, я никогда не смогу считать, что правосудие свершилось, если только этот субъект не был обеспечен квалифицированной и добросовестной защитой. Иными словами – без защиты нет правосудия, без правосудия нет права, без права бал правит тиран. И тогда остаётся только один путь борьбы с тиранами – террор. Террор, который защищает, отмщает здесь и сейчас, но отнюдь не восстанавливает принципов права. Круг, таким образом, остаётся замкнутым.

Я не считаю, что обвинения г-на Кучмы в подготовке и организации вменяемых ему деяний беспочвенны. Я не считаю их безосновательными. Более того, я испытываю ясное и очевидное презрение к этому человеку и его клевретам. И это неизбывное презрение я испытываю именно потому, что по мелкотравчатости своей нынешняя властная украинская клика опустилась до применения самых грязных методов сведения счётов со своими действительными и вымышленными противниками. Как я уже написал ранее, именно эта клика насаждает в обществе Украины традиции зла и беззакония.Именно эта клика создала в современной Украине фашистское государство со всеми атрибутами последнего.

История фашизма учит нас, что одного только физического уничтожения диктаторов и тиранов никогда не было достаточно для того, чтобы вырвать с корнем все ядовитые побеги диктатур. История учит нас, что справедливая Великая Отечественная Война сама по себе не принесла людям утверждения права и повсеместного торжества справедливости. История учит нас, что до той поры, пока гласные и справедливые суды, не зависящие от воль правящих подонков, не начнут выносить ясные и понятные всем людям нашей Планеты приговоры, бесправие, точно вирус, будет постоянно находить для себя воспроизводящую среду, бесконечно изменяя свои обличия и формы. История учит нас, что прав был Мартин Лютер Кинг, заявляя в своей проповеди, что несправедливость, творимая в одном месте, угрожает справедливости повсюду.

Именно в силу указанных выше причин я считаю, что одной из насущных необходимостей современности является предотвращения такого конца членов клики г-на Кучмы, который постиг Николае Чаушеску. Знаю, что есть достаточно людей, которые считают иначе, но лично я полагаю, что до тех самых пор, пока существует возможность рассмотреть обвинения в адрес г-на Кучмы в нормальных институтах отправления правосудия при условии осуществления квалифицированной защиты, такие возможности должны быть использованы. И, прежде всего, для утверждения права как одной из высших ценностей нашей цивилизации. Моя квалификация не может вызывать у моих потенциальных клиентов никакого сомнения. Если г-ну Кучме хочется убедиться в ней – он может снова побеседовать о моей персоне, например, с г-ном Азаровым и его юридическими советниками – к примеру г-ном Молодыком, и вряд ли те в приватной беседе опровергнут моё утверждение, что я могу качественно и придирчиво проверить на прочность все доводы обвинения в адрес г-на Кучмы. По крайней мере, до сих пор те, кто оказывался даже моим процессуальным противником ни разу ещё не выразили низкой оценки качества ведения дел мною и моими товарищами, хотя далеко не всегда оставались довольны результатами.

Я публично обещаю, что смогу перебороть ту физиологическую брезгливость, которое у меня вызывают персонажи в виде гг. Кучмы и Азарова. В конце концов, я настолько дорожу собственной профессией, что готов перешагнуть через эмоциональную оценку их личностей, если только это приведёт к торжеству права и справедливости.

В том случае, если члены украинской диктаторской клики обратятся ко мне за помощью, я непременно окажу её на том уровне, который только в состоянии буду обеспечить. Но эти люди должны будут помнить, что, оказывая им помощь, защищая их права и интересы, я никогда не подам руки ни им, ни покрытым позором их родственникам и потомкам. Эти люди должны помнить, что если я добьюсь приговора «не виновен», то они в моих глазах, тем не менее, не заслужат прощения, так как я отчётливо понимаю, что «не виновен» уголовного суда означает лишь только то, что виновность этих людей не может быть наказана государством, но ни один суд мира не может заставить меня уважительно относиться к убийце и подонку даже и в том случае, если этот суд не получил достаточных оснований для его осуждения. Как бы это ни было тяжело внедрить в сознание, но моё суждение об этих людях не есть суждение суда.

Я не желал бы быть обвинителем этих людей в суде, а уж тем более – быть судьёй, поскольку я чрезвычайно к ним пристрастен. Пристрастен настолько, что вряд ли смог бы, действуя как, например, судья, вынести приговор, в котором, прежде всего, не усомнился бы сам. Но как защитник их прав и интересов я действовать вполне могу, поскольку твёрдо осознаю свою способность различать мерзость этих людей и святость их прав как прав людей вообще.

Более того, своё предложение и возможную защиту этих личностей в суде я полагаю способом борьбы за утверждение права, то есть способом борьбы именно против того уклада, строя, против той политики и порядка, которую взялись в своей практике насаждать эти люди. Я не считаю, что утверждение принципов права есть суверенное дело украинского народа, я не признаю в этом смысле никакой национальной монополии на принципы права и справедливости и не вижу потому никаких правовых или нравственных препятствий осуществлять защиту украинских граждан.

Единственное ограничение, которое я кладу в связи с моим предложением – я никогда не буду осуществлять защиту этих господ на территории Украины.

Тому есть несколько причин. Вот некоторые из них. Я не верю в существование правосудия на Украине. Его нет, оно растоптано и уничтожено. Фемида на Украине давным-давно превращена в публичную девку, да притом самого низкого пошиба. Красноречивейшие из доказательств, которые мне известны – дело адвоката Салова и опус Артёмовского суда по делу «славян». Только сами судьи Украины могут смыть тот позор, которым они покрыты по своей должности, как указанными приговорами, так и иными бесчинствами судей Украины.

Я не верю в то, что на Украине мне может быть обеспечена хотя бы элементарная безопасность, а рисковать своей судьбой, жизнью и здоровьем, зная, что при этом я заведомо не достигаю поставленной цели, считаю не героизмом, а глупостью. Мне вполне достаточно двух случаев, когда меня пытались выкрасть с территории моей Родины, чтобы понимать, что «орлы Кравченко» и «рысаки Азарова» способны абсолютно на любую мерзость. Они уже воспитаны как животные – без нравственности, без морали, с одним только приказом в голове. Это общественно-опасные уроды, и с таким медицинским фактом уже ничего не поделаешь.

Я не считаю возможным быть причастным к защите названных господ от гнева народа Украины. В конце концов, этот народ вправе выбрать для этой клики вариант Чаушеску, и мне только с сожалением останется констатировать, что этот народ в очередной раз избрал явно не самый лучший путь.

Итак, я повторяю, г-н Кучма: я, Болдырев Марк Рэмович, готов осуществлять защиту Ваших прав и интересов в любых судах мира, где Вам будут предъявлены обвинения, в том числе в организации подготовки и осуществления убийства Георгия Гонгадзе и организации и осуществления незаконной продажи оружия Ираку. Я предлагаю Вам свою правовую помощь, поскольку считаю, что даже такой негодяй, как Вы, является носителем права, и я берусь защищать в Вас то, что сами Вы предавали и топтали всю свою сознательную жизнь.

И желаю Вам перед тем, как Вы будете готовиться предстать перед Высшим Судом, где защитником Вашим сможет быть только Ваш ангел-хранитель, вспомнить вот это моё открытое письмо.

Честь имею, Марк Болдырев

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1023550804.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua