Майдан / Статті  

додано: 31-10-2002
Roller: Бизнес на крови или передозировка политтехнолога?

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1036061822.html

СМИ, стратегия СМИ, по всей видимости, являются только частью более крупного технологического проекта. Но именно по результатам работы СМИ мы можем судить о реализации самого проекта.

То, что было показано ФСБ, и последующая трактовка событий можно назвать простым словом, провал.

Провалом российской политтехнологии. Провал это не новое слово. И оно звучит уже не первый раз. Последний раз мы его слышали по окончании предыдущих выборов в Украине. Тогда он нас не мог не радовать. Сейчас он нас не может не огорчать. Не огорчать, поскольку Украина, ее граждане, депутаты, президент Кучма, оказались втянутыми в эту технологию, стали одним из ее элементов. И это еще предстоит осмыслить.

Задача, представить молодых симпатичных аравийских узниц из «гарема шейха» и узников смерти грязными бандитами террористами не решена.

Напротив, в глазах заложников и наших глазах сложилось представление о том, что узники смерти – оказались жертвами, исполнителями чужой воли.

«Они были ухожены, хорошо одеты, они мало кормили нас, но питались наравне с нами. Следили за тем, чтобы в первую очередь обслуживались дети и женщины, когда передавали воду». Это те слова, которые удалось услышать от первых свидетелей украинцев уже по украинскому ТВ. И это никак не вписывается в то, что нам показало телевидение ФСБ.

Зрительские симпатии, и симпатии заложников оказались на стороне «террористов», разве это не является доказательством провала технологии, как бы ее не называли, политической, или как еще?

Вопрос о том, можно ли назвать заложников смерти террористами открыт и до сих пор.

Первым в Украинском вопрос определения наложниц смерти террористками поднял депутат Удовенко, фракция НУ. И теперь можно признать, что его замечание имело критический ценз.

В иностранных СМИ, их не называли террористами.

К тому же число наложниц составляло примерно половину от всех. Это никак не вязалось со сложившемся представлением о неравноправии женщин Востока.

Женщины участвовали на равных. Уже это одно могло насторожить, или сбить с толку политтехнолога. Мужчины скорее составляли их охрану.

А основное внимание было приковано к ним наложницам смерти в масках вместо паранджи. Это же кадр из любимого российского фильма «Белое солнце пустыне».
«Я мзду не беру, за Россию обидно». Они не брали мзду.

И все у них было на месте, красивы, огненные восточные глаза, тонкие брови. И физиономия Лужкова, и других представительных харь, понятное дело, не выигрывали на фоне красавиц азиаток. Это был смертельный номер, но это не был цирк. Цирк нам показали политтехнологи. Они показали плохой цирк.

В иностранных СМИ, их не называли террористами.

И это не случайно, потому что требование террористов трудно назвать террористическим. В отличии от обычных террористов они не требовали выкуп.
Но вопрос, террор ли это, имеем ли мы дело с актом терроризма остается открытым.

Если судить по признакам, подпадающим под терроризм, как-то взрыв с целью разрушения здания, и пострадавших в результате террористического акта, то такие признаки наблюдались.

Не случайно сразу же по окончании операции российской прокуратурой было возбуждено уголовное дело. Но так как в деле участвовали представители разных государств дело может принять международный характер.

По фактам взрыв знание можно отметить, что взрыв действительно был. И об этом сообщалось российской стороной. Была взорвана стена, часть, для организации прохода в помещение здания. Но могло ли такое разрушение привести к полному разрушению здания? Это предстоит еще выяснить. Это могло зависеть как от силы заряда, так и от расположения предполагаемых закладок, террористов. Потенциально взрыв мог привести к детонации и полному разрушению здания. Мы помним, как после разрывов срабатывали даже сирены иномарок на автостоянке. Что же говорить до более чувствительных взрывателей. Но это дело техники, а не технологии.

Вызывает недоумение тот факт, что террористы могли наблюдать в режиме нон-стоп все, что творилось вокруг здания по НТВ. Следовательно, их провоцировали на ответные действия. Они могли наблюдать ситуацию снаружи.

ФСБ же могло наблюдать и изнутри. Поскольку группой Альфа были установлены скрытые камеры наблюдения. Поэтому говорить, о том, что что-то могло произойти случайно, не по сценарию, не запланировано, так говорить не приходится.

Кого обычно относят к террористам в таких случаях, тех от рук которых погибли дети и женщины.

Погибли ли дети от наложниц смерти дети? Нет.
Подрывали ли они здание? Нет.
Погибли ли женщины заложницы? Да, одна нарушительница.
Погибли ли люди от взрывов шахидок? Нет, хотя некоторые из них себя взорвали.

Не слишком ли много нет?

Они не погибли от рук наложников смерти, наложники были на равных с заложниками.

Но это не значит, что погибших нет. И официальная версия политтехнологов и их данные не выдерживают критики.

С точки политики и тактики были допущены серьезные просчеты. Дело было представлена так, что акция была направлена против Путина. Это подвязало президента, лишило его возможности «маневра».

Что, «Путин принял мужественное решение», втягивание Путина. И показан фильм, схожий с полетом американских космонавтов на Луну. Вызывающий подозрение был ли сам полет вообще.

Путин в данной ситуации выглядел явно подавленным и не уверенным. И это было впервые. Операция по зачистке в Чечни - на грани срыва. Она вызвала недоумение самого президента Ичкерии.

То есть с профессиональной точки зрения не только технология, но и реальные действия российских властей выглядят крайне странно. Создается впечатление, что в российской власти существует раскол. Что акция это результат борьбы российских группировок, для одной из которых выгодно развертывание событий на Кавказе.

Словом, уже сегодня можно говорить не только о конкретном провале политтехнологи, о ее нецелесообразности ее вообще, поскольку она противоречит принципам демократичности и гласности. Не лучше ли по старинке на спинке? Результат ведь тот же самый. Зачем же платить больше? Мы имеем явный намек на серьезный внутриполитическом кризис в России, результаты которого не заставят себя долго ждать.

То, что в результате этого кризиса появились первые украинские жертвы, весьма символично.

Попытка односторонне представить события со стороны российских политтехнологов в ущерб объективности - явный просчет.

Это не кажется новым, как бы ее не назвали технологией или чем иным. Скорее это продолжение старого Чернобыльского синдрома, политфобии, а не политтехнологии.

Политический мандраж, когда боязнь за собственную шкуру приводит к таким искажениям объективности, что эффект достигается противоположный задуманному.

Это можно назвать одним словом «передозировка».
Передозировка дезинформацией.

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1036061822.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua