Майдан / Статті  

додано: 08-11-2002
Станислав РЕЧИНСКИЙ: Закон vs прокуратура: 2—0

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1036759060.html

О том, что «подгнило что-то» в нашем государстве известно давно. И все знают, что именно воняет особенно нестерпимо. Однако, в последнее время, по крайней мере в системе отечественного правосудия наметились некие обнадеживающие подвижки свежего воздуха. Так, в течение недели украинские суды два раза ощутимо повозили мордой по столу украинскую же прокуратуру. Оба раза с подачи адвокатов Андеря Федура и Виктора Бережного. Специалисты подсчитали, что для соблюдения законности в стране должно быть хотя бы 30 процентов честных судей. Далее наступает «цепная реакция» честности. Честных судей становится больше, нечестные вымирают как вид. Кажется, в Украине становится все больше честных судей. Что радует. Похоже, так же, что, правосознание в государстве умирает последним. У нас оно еще живо. Что обнадеживает. Да и надеяться то нам больше не на что. Для человека на земле самая высокая инстанция после Бога – Закон. Если Закон перестает действовать, то земная жизнь превращается в прижизненный ад.
30 октября Печерским судом Киева были признаны незаконными действия прокуратуры города Киева в отношении адвоката Андрея Федура. Кроме того, суд постановил направить материалы в прокуратуру для решения вопроса о прекращении уголовного дела в отношении Андрея Федура. Случай для нашего времени уникальный, особенно, если учесть, что Андрей Федур является адвокатом в таких громких политических делах, как дело Гонгадзе, дело Фельдмана, а с недавнего времени представляет в Украине интересы Николая Мельниченко.

Напомним историю вопроса. 12 октября следователь по особо важным делам городской прокуратуры города Киева Омар Базуркаев задержал Андрея Федура и направил его в изолятор временного содержания УМВД Украины в городе Киеве. В постановлении о задержании было указано, что Федур задерживается по подозрению в совершении преступления, предусмотренного статьей 358 ч. 1, 3 УК Украины. Речь идет о якобы имевшей место в 1998 году подделке доверенности на право управление автомобилем. Однако, даже если имело место это преступление, оно не предусматривает меры пресечения в виде ареста. Подобную меру предусматривает лишь часть 2 статьи 358, которая в постановлении об аресте указана не была. Вообще, прокуратура, задерживая Федура, нарушила законы Украины как минимум шесть раз и по свидетельству народного депутата Украины Григория Омельченко, более возмутительного и непрофессионального документа ему еще не приходилось видеть. Так, например, в протоколе указано, что Федур не имеет постоянного места жительства, а абзацем выше рукой того же следователя указано… место жительства адвоката Федура. По мнению Федура, арест был вызван состоявшимся накануне телефонным разговором с Николаем Мельниченко, в котором адвокат согласился представлять интересы Мельниченко в Украине.

Но вернемся к судебному заседанию. Оно продолжалось семь часов. Дело рассматривала судья Анжела Стрижевская . Интересы Андрея Федура представляли защитники Виктор Агеев , Виктория Даниленко , Владимир Приходько, а также народный депутат, кандидат юридических наук Григорий Омельченко. В деле принимал участие прокурор Николай Дахно (прокуратура г. Киева). Судья зачитывала жалобу адвокатов Федура на действия прокуратуры в течение сорока минут. В жалобе указывались не только все законы Украины, которые умудрилась нарушить своими действиями прокуратура, но и международные правовые акты, которые Украина обязалась исполнять и которые так же были нарушены. При упоминании этих актов следователь и прокурор недовольно морщились. По словам Виктора Агеева, это нормальная реакция отечественных правоохранителей на упоминание международных правовых актов. Во время слушания дела Фельдмана судья даже потребовал от адвокатов не упоминать «в приличном обществе подобных слов».

Объяснения прокурора и следователя были наивными, как ложь первоклассника. Так, следователь утверждал, что Федур был задержан совершенно законно, просто в протокол задержания «вкралась механическая ошибка». А именно, следователь записал, что Федур подозревается в совершении преступления, предусмотренного статьей 358 часть 1, 3, а должен был написать «статьей 358 часть 1 – 3». То есть, часть вторая также должна была «включиться» в протокол. Тут уже удивились адвокаты Федура. Дело в том, что тире в подобных случаях вообще никогда не используется. Так ведь можно, вообще все преступления, указанные в уголовном кодексе перечислить, со статьи 109 по 447-ую. Кроме того, на мой вопрос, почему эта ошибка повторяется во всех четырех экземплярах протокола задержания, следователь Базуркаев ответил, что следующие экземпляры переписывались с первого. Интересно, что на самом протоколе по требованию Федура в момент задержания было указано, что законодательство Украины не позволяет заключать под стражу человека на основании этих статей. Но следователь, видимо, этого не понял. Вообще, поведение следователя и прокурора на суде было довольно странным. Так они в перерывах между заседаниями подходили к журналистам и сообщали, что против Федура в ближайшее время будет возбуждено новое уголовное дело, по факту мошенничества и что уже найден человек, который готов это засвидетельствовать. Вообще, поразительная деталь, прокуратура ИЩЕТ ПОСТРАДАВШЕГО, который готов свидетельствовать против Федура. Раньше говорили «был бы человек, а статья найдется», теперь пошли дальше – «была бы статья, а пострадавшего мы найдем». Непонятно, почему сам «пострадавший» не обратился в суд и почему, собственно, прокуратура транжирит народные деньги на поиски человека, который ни на что не жаловался? Да и был ли вообще «мальчик»? Тем не менее, первого ноября в прессе появилось сообщение о том, что такое дело возбуждено. Кстати, сообщая такие сведения прессе, следователь нарушил статью 387 уголовного кодекса, которой запрещается разглашать данные досудебного следствия. Несмотря на появлении в прессе этих данных, самого Федура прокуратура до сих пор о возбуждении против него уголовного дела не известила. На «навязчивые» просьбы Федура показать ему это дело или хотя бы постановление о возбуждении дела, Базуркаев ссылается на «большую занятость».

Вообще, более печального зрелища, чем работники нашей прокуратуры мне видеть не приходилось. Проблема ведь не только в том, что они легко нарушают любые законы, повинуясь «заказу» сверху. Но они, кроме того, настолько некомпетентны, что даже не умеют юридически грамотно оформить свои процессуальные действия. Как говорится, посадить грамотно, и то не умеют! Похоже, что это поколение юристов, начавших работать еще во времена торжества «социалистической законности» просто безнадежно. Они органически не могут принять того, что именно закон является для них «высшей инстанцией», а не телефонные звонки из высоких кабинетов. Они понятия не имеют о международных соглашениях в области прав человека, которые подписала Украина. Да и само понятие прав человека, похоже имеет для них некоторый диссидентский оттенок.

И все-таки, 30 октября, в отдельно взятом суде Киева и по одному отдельно взятому делу закон восторжествовал. После долгого заседания судья Анжела Стрижевская именем Украины признала незаконность действий прокуратуры в отношении Андрея Федура. В этот момент и к судье и к суду по полному праву были применимы традиционные формулы: «Ваша Честь! Высокий Суд!»
Суд закончился, но вполне веротяно, что против Андрея Федура будет возбуждено новое уголовное дело. Окажется ли будущий суд таким же честным и принципиальным? Неведомо. Поэтому в заключение хочется привести слова Андрея Федура, сказанные им во время этого заседания. «Я знал о том, что меня задержат еще за день до ареста. Когда разговаривал по телефону с депутатом Григорием Омельченко и с Николаем Мельниченко. Я знал, что этот разговор будет стоить мне свободы. Почему вообще возникло вдруг такое внимание к моей персоне? Потому что возникла необходимость отстранить меня от тех дел, которые я сейчас веду. А я веду дела, в которых ответчиками выступают высшие должностные лица государства. Моя беда в том, что я позволяю себе подавать в суд на Генерального прокурора Украины, на Азарова, в том, что я готовлю иск к президенту Кучме. Вот в чем моя беда и моя проблема. И вся цель этого дела заключается в том, что бы отстранить меня от адвокатской деятельности, «подвесить» и держать в таком состоянии. Чтобы я успокоился. Или уехал из страны. Не надейтесь, этого не произойдет. Я слишком боюсь за будущее своих детей в этой стране. И поэтому мы должны бороться за Украину. Мы должны дать хоть какую-то надежду народу Украины на то, что законодательство в этой стране будет соблюдаться. И что суды будут реагировать на такие вопиющие нарушения закона. Мы должны начинать с того, чтобы суд действовал не по «телефонному праву», не по «праву силы», а действовал по закону.»

Через неделю, 6 ноября Федур и Агеев вновь занимались юридическим ликбезом для прокурорских работников. В этот день Верховний Суд Украини удовлетворил жалобу экс-вице-президента КАБ «Славянский» Бориса Фельдмана на решение Аппеляционного суда Киева, который признал законным содержание Фельдмана в в следственном изоляторе и тем самым признал незаконным его содержание в СИЗО. Ситуация заключалась в следующем: Борис Фельдман был освобожден из СИЗО №13 города Киева 22 августа 2001 по решению суда. Следственный изолятор составил справку о том, что он освобожден. Такая справка в деле есть и в ней написано, что Фельдман освобожден и отправился на место постоянного жительства в город Днепропетровск. С этого момента «де юре» Борис Фельдман уже не был арестованным. Однако, пока Фельдман был еще в СИЗО его оттуда 22 августа выкрали... сотрудники налоговой и милиции и доставили в изолятор временного содержания. Когда срок его задержания там истек, он был вновь возвращен в СИЗО. В показаниях начальника СИЗО было сказано, что то решение суда, по которому Фельдман был освобожден – было обжаловано в аппеляционном порядке и аппеляционный суд его отменил. Однако, в то время уже действовала новая Конституция Украины. Исходя из ее требований, после того, как Фельдман был освобожден, поместить его в СИЗО можно было только при наличии мотивированного решения суда. Фактически, человека просто так взяли, поместили в СИЗО и удерживали там. Впрочем, в деле Фельдмана это не первый случай похищения человека правоохранительными органами.

Прокуратура на заседании Верховного Суда и в этот раз была представлена бледно и невнятно. Практически единственным аргументом, который выдвинула прокуратура было то, что следственный изолятор является органом дознания и его действия не могут быть опротестованы в порядке гражданского судопроизводства. Однако, по мнению Агеева и Федура, это утверждение является ложным. Действительно, в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом начальник следственного изолятора может выступать в качестве органа дознания. Но только в двух случаях. Первое – когда преступление совершено сотрудником следственного изолятора. Второе – когда преступление совершено на территории следственного изолятора. Фельдман никогда не был сотрудником следственного изолятора,и никогда не совершел преступления на его территории. Основанием для жалобы было то, что СИЗО принял Фельдмана и продолжал удерживать вопреки Конституции Украины (ст.29) и статьи 3 Закона о преварительном заключении (основанием для содержания в СИЗо является мотивированное решение суда). Конституция также указывает, что никто не может содержаться под стражей без мотивированного решения суда.

На вопрос одного из членов коллегии Верховного Суда, по какой статье могут обжаловаться действия начальника СИЗО, представитель прокуратуры ответить не смог. Судья уточнил вопрос: «Вы хотите сказать, что действия начальника следственного изолятора вообще не могут обжаловаться?» Внятного ответа вновь не последовало.

Вообще, эта стадия заседания напоминала «избиение» студента –двоечника преподавателями. Член коллегии Верховного Суда: «Деятельность УПК в отношении Фельдмана на тот момент была прекращена. Но он продолжал оставаться под стражей. Этим нарушались конституционные права Фельдмана не только как гражданина Украины, но и вообще как человека. Почему человек находился под стражей незаконно, объясните пожалуйста? Как защитить эти права человека, которые определены Конституцией Украины и международными нормами?»

Представитель прокуратуры: «Если брать ситуацию в отрыве от обстоятельств дела то должна быть возможность обжалования действий начальника СИЗО. Но в данном случае, учитывая особенности дела...» Фактически, представитель прокуратуры заявил, что вообще права человека нужно защищать, но в случае Фельдмана...

И тем не менее, даже «в случае Фельдмана» Верховный Суд признал правоту в этом эпизоде именно Фельдмана и его адвокатов. А точнее – верховенство Закона над «телефонным правом», «политической целесообразностью» и прочим бредом. Исходя из логики дела Фельдмана очень скоро перед судом должны будут предстать основные «заказчики» этого дела, гражданин Азаров и гражданин Кучма. Дойдет ли до этого? Появятся ли в зале суда вышеозначенные чиновники? Сможет ли доказать самой себе наша страна, что в ней нет ничего выше Закона?

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1036759060.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua