Майдан / Статті  

додано: 17-12-2002
Станислав РЕЧИНСКИЙ: Кто угрожал Михаилу Коломийцу?

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1040147880.html

В гибели украинского журналиста Михаила Коломийца появляется все больше вопросов. Людмила Коломиец, жена погибшего директора «Украинских Новостей», заявила, что в начале года он рассказал ей о поступивших в его адрес угрозах.

По словам Людмилы, в январе 2002 года Коломиец сообщил ей, что подвергся психологическому давлению со стороны людей, которые принудили его к разговору и угрожали ему в связи с его профессиональной деятельностью.
«Он не сказал, кто они были. Он сказал только, что это профессионалы, потому что они его не били, но очень напугали», — сказала Людмила Коломиец. «Сказали что-то в смысле: «Лучше не выпендривайся».

По ее словам, Коломиец не сказал, как он намерен реагировать на угрозы. «Сказал только, если что-то еще случится, звони Хорошковскому (второму акционеру агентства)». Исходя из слов Людмилы Коломиец, нынешний министр экономики Валерий Хорошковский должен быть осведомлен об угрозах журналисту. Однако, по непонятным причинам, до сих пор Хорошковский об этом не сказал ни слова и выдвигал совершенно иную версию исчезновения Коломийца. Почему именно к Хорошковскому должна была обратиться Людмила в случае, если бы «что-то еще случилось»? Должен ли был Хорошковский защитить Коломийца или же угроза исходила именно от него? На эти вопросы можно попробовать получить ответы, если проследить, чем именно занимался Михаил Коломиец в конце прошлого года, начале этого. Все это можно сделать, изучив документацию агентства за этот период, а также получив распечатку телефонных разговоров журналиста за начало января. Хочется верить, но не получается, что следствие займется этим.

Не получается, потому что заявление Людмилы Коломиец о том, что «после исчезновения Михаила она рассказала об этом случае следователю, но решила не сообщать журналистам, считая эту информацию неполной» вызывает мягко говоря сомнение. Совершенно естественным было бы наоборот, обнародование этой информации хотя бы для того, чтобы дело возбуждалось не о «доведении до самоубийства», а об убийстве. Логично предположить, что Людмила Коломиец скрывала эту информацию либо под давлением следствия, либо кого-нибудь еще.
Напомним, что 21 октября 44-летний Коломиец неожиданно прекратил управлять делами агентства. 30 октября его тело было обнаружено повешенным возле города Молодечно в Беларуси и захоронено 11 ноября как неопознанное.
После эксгумации и опознания 20 ноября тело Коломийца было доставлено в Киев. По просьбе матери Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по статье «доведение до самоубийства» и провела 12 декабря экспертизу причин смерти с участием эксперта, нанятого «Репортерами без границ». 13 декабря завершилась техническая часть экспертизы тела Михаила Коломийца с участием трех экспертов, среди которых был и французский специалист Жан Риволе. Результаты лабораторных анализов должны быть известными до конца этой недели. 14 декабря Коломиец был похоронен в Киеве.

5 декабря заместитель генерального прокурора Украины, прокурор Киева Василий Присяжнюк на пресс-конференции заявил, что министр экономики и совладелец агентства “Украинские новости” Валерий Хорошковский будет допрошен в ближайшее время. Был ли он допрошен, пока не известно. Однако, на сегодняшний день именно Хорошковский является ключевой фигурой в трагедии, произошедшей с Коломийцем. По крайней мере, он, исходя из заявления Людмилы Коломиец, должен был знать об угрозах, поступавших в адрес журналиста. В свете этой информации также совершенно непонятны слова Хорошковского сказанные матери журналиста о том, что якобы “Коломиец наделал долгов и исчез”. Впоследствии Хорошковский отказался от своих слов и подтвердил, что “финансовое состояние агентства не позволяет утверждать, что Михаил Коломиец убегал от долгов”.

Несмотря на то, что прокуратура возбудила уголовное дело по статье “доведение до самоубийства” стопроцентной уверенности в том, что речь идет не об убийстве – быть не может. Экспертиза , проведенная через почти полтора месяца после смерти, не может точно определить, был ли человек повешен или повесился сам. На этом крайне скудном фоне остается надеяться лишь на то, что именно показания свидетеля Хорошковского помогут следствию. Если, конечно, следствие заинтересовано в раскрытии этого дела. Так же, как, например, в раскрытии дела об убийстве Георгия Гонгадзе. Однако, сомневаться в этом заставляет тот факт, что адвокат Леси Гонгадзе Андрей Федур так и не был допущен к материалам по делу Гонгадзе, а 16 декабря вообще отстранен от участия в этом деле. Причем, постановление было вынесено 13 декабря, а вручено адвокату 16 числа. По мнению Федура, это объясняется тем, что 13 декабря в Киеве еще находился специальный представитель Совета Европы по делу Гонгадзе Ганс Крюгер. Настойчивое нежелание прокуратуры знакомить адвоката с материалами дела вызвано тем, что, по мнению Федура во-первых,“у них нет ничего нового, чтобы раскрыть это дело”, а во вторых “прокуратура вообще не хочет знакомить с материалами дела специалистов”. Два с лишним года прокуратура “расследует” дело Гонгадзе, однако шансов на его раскрытие становится все меньше. Не исключено, что такая же судьба ожидает и другие дела о гибели украинских журналистов, в том числе Игоря Александрова и Михаила Коломийца.

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1040147880.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua