Майдан / Статті  

додано: 14-07-2003
Светлана Обухова: КАК ЭТО ПРОИСХОДИТ В ОДЕССЕ

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1058201547.html

Выписки из обвинительного заключения

Глава вторая

Эпизод захвата в качестве заложников Пономаря С.Я. и Левицкого О.Е., а также вымогательство денег за их освобождение (продолжение)

Часть четвёртая Новые улики

Попеско (Олег Попеско, кличка «Ренийский», главарь звена преступной милицейской группировки Ангерта, люди которого непосредственно задействованы во многих убийствах. Скрывается в Румынии – С.О.) поддерживал тесную связь с Мариянчуком (Василий Мариянчук арестован 8 августа 1999 г. в Венгрии, координировал работу банды, исполнитель распоряжений Александра Ангерта проживающего в Израиле, содержался в СИЗО СБУ г. Одессы, СИЗО-21, с мая 2003 г. переведён на стационарное лечение в областную больницу г. Одессы – С.О.), а тот рассказывал ему (Рябошапко) о Попеско. Из людей Попеско он знает Синегура Александра (входит в звено Попеско, житель Молдовы, в розыске – С.О.), Неничаса Ивана (Иван Дмитриевич Неничас, кличка "Боцман" – житель Молдовы, звено Попеско, задержан 13 августа 1999 г. отрудниками спецподразделения СБУ «Альфа» - С.О.), Вариводу Виталия (Виталий Михайлович Варивода, звено Попеско, арестован, содержится в СИЗО г. Одессы, сотрудник таможни г. Рени – С.О.), Берова Юрия (Беров Юрий Александрович, звено Попеско, арестован, содержится в СИЗО-21, уроженец г. Рени – С.О.) и других. С перечисленными людьми он встречался в Кишиневе, когда приезжал для бесед с Пономарем.

Он также пояснил, что Цегельный (находится в розыске, ст.оперуполномоченный Одесского областного уголовного розыска, старший эксперт в Малиновском РОВД г. Одессы – С.О.) , наряду с другими лицами участвовал в вывозе Пономаря из дома, где его держали, к с. Сухой Лиман, а также в двух передачах денег, полученных в качестве выкупа за Пономаря, за что получил оплату в размере 5-ти и 4-х тысяч долларов США.

На основании международного следственного поручения от 11.01.2000 г. сотрудниками правоохранительных органов Республики Молдова совместно со следователем следственно-оперативной группы прокуратуры г. Одессы, 10.03.2000 г. с участием обвиняемого Рябошапко С.Г. в г. Кишиневе с применением видеозаписи проведено воспроизведение обстановки и обстоятельств событий, связанных с захватом и удержанием в заложниках Пономаря С.Я., во время которых Рябошапко С.Г. показал дом №33 по ул. Милане, 14, где удерживался Пономарь С.Я. и куда он неоднократно приезжал с Синегуром для решения вопросов по сбору денег для выкупа. Он также показал квартиры №66 по ул. Кантемира, дом №5 и №29 по ул. Крянгэ, дом №70 в г. Кишиневе, которые были сняты для него, Мелишкевича (Юрий Анатольевич, арестован 16 декабря 1999 г. во Львовской области, сотрудник Управление Криминального Поиска УМВД в Одесской области – С.О.) и Якименко (совершил побег 5.08.2000 г. из СИЗО СБУ г. Одессы. Бывший сотрудник Киевского, Малиновского РОВД, отдела личного сыска горуправления УВД Одессы, отдела наружного наблюдения – С.О.), членами звена Попеско в период с сентября по ноябрь 1999 г., когда они скрывались от правоохранительных органов Украины.

30.06.2000 г. в кабинете СИЗО УСБУ в Одесской области, где проходило свидание адвоката Коменко К.Н. с обвиняемым Рябошапко, был обнаружен фрагмент записки последнего с текстом, содержащим сведения о протоколе выемки от 09.12.1999 г. у Трубова перечня купюр, переданных в качестве выкупа за Пономаря в первую и третью передачи, о котором на тот момент Рябошапко и Коменко из материалов дела знать не могли, так как не знакомились еще с ними в порядке ст. 218 УПК Украины и защитнику эти материалы в порядке ст. 48 УПК Украины для ознакомления не предоставлялись.

Приведенный факт свидетельствует о том, что адвокат Коменко и обвиняемый Рябошапко из различных источников пытались собрать информацию о наличии у следствия доказательств виновности последнего, с целью изменения позиции по делу и полного отказа Рябошапко от ранее данных им признательных показаний как по данному, так и по другим эпизодам.

Именно в указанный период обвиняемый и его защитник стали активно обращаться в различные инстанции с жалобами на якобы имевшее место применение в отношении Рябошапко С. Г. недозволенных методов следствия.

При предъявлении Рябошапко С.Г. 29.08.2000 г. и 17.10.2000 г. обвинения по данному эпизоду, он виновным себя не признал и заявил, что никаких преступлений не совершал. По существу предъявленного обвинения давать показания и отвечать на вопросы отказался.

Тот факт, что приведенные выше признательные показания Рябошапко С.Г. об обстоятельствах захвата и удержания Пономаря и Левицкого в заложниках, ведения переговоров по сбору и передаче денег в качестве выкупа, полностью совпадают, даже в мельчайших деталях и подробностях, с показаниями потерпевшего Левицкого О.Е., свидетелей Трубова В.В., Нездолия А.В., Пономарь В.Л. и других лиц, непосредственно, участвовавших в сборе и передаче денег, а также соответствуют аудиозаписям телефонных переговоров Пономаря с должностными лицами СП "Мастер", свидетельствует о полной осведомленности Рябошапко о происходивших событиях и подтверждает его участие в данном преступлении.

Именно от Рябошапко следствию стало известно о том, где и как Пономарь удерживался на территории Республики Молдова, а также о существенных деталях и нюансах телефонных разговоров Пономаря, проходивших под его (Рябошапко) непосредственным контролем, которые затем нашли свое подтверждение в выданных следствию Нездолием аудиозаписях этих разговоров.

Кроме того, показания Рябошапко полностью соответствуют признательным показаниям обвиняемых Мелишкевича, Карпова (арестован, содержится в СИЗО-21 г. Одессы – С.О.) и Якименко, участвовавших наряду с ним в приеме денег в качестве выкупа, а также обвиняемого Шамрая (Андрей Александрович Шамрай – арестован. Бывший работник закрытого учреждении УВД Сумского Облисполкома - УС-24/п – С.О.), передававшего эти деньги во всех трех случаях.

Обвиняемый Мелишкевич Ю.А. в своем объяснении от 23.12.1999 г. отразил, что 02.12.1999 г., во второй половине дня, он и Рябошапко на автомобиле "Тойота-Карина" госномер 1297-94 ОЕ выехали за пределы города Одессы по Киевской трассе в сторону кафе "Чайка", где возле елочной посадки их ожидали Карпов и Якименко. Все знали, что будут получать крупную сумму денег. Якименко остался в посадке, чтобы получить деньги, которые должны были привезти неизвестные люди. Он, Рябошапко и Карпов отъехали на двух автомобилях и остановились в обусловленном месте.

Получив деньги, Якименко передал их Рябошапко, после чего уехал в Одессу, а они втроем - в г. Белая Церковь Киевской области, где занесли полученные деньги в один из высотных домов, расположенных возле рынка.

05.12.1999 г. он вместе с Рябошапко поехали на автомобиле в г. Балту Одесской области, где Сережа передал возле рынка часть денег парню по имени Виталик (Вариводе).

После передачи денег они возвратились в Белую Церковь, где Рябошапко дал ему две тысячи долларов США, которые он затем передал своей жене - Мелишкевич А.А. Именно эти деньги были обнаружены и изъяты у нее в г. Львове при задержании.

Со слов Рябошапко ему известно, что Пономаря похитили и охраняли люди "Ренийского" (Попеско) и им же возле Гребного канала их звено передало Пономаря.

Карпов дал показания об обстоятельствах получения выкупа за освобождение Пономаря и Левицкого, уточнив, что у каждого участника преступления имелся свой позывной для связи по радиостанции. У него был позывной "Кит", у кого-то - "Окунь", "Карась".

Карпов подтвердил, что в первой передаче деньги принимал Горобец, а во второй и третьей - Якименко.

Он также пояснил, что получил в общей сложности за участие данном преступлении вознаграждение в сумме 12 тысяч долларов США, которые потратил на личные нужды.

Карпов также показал место на перекрестке улиц Фрунзе и Краснослободской, где он находился при первой передаче денег и вел наблюдение за автомашиной, перевозившей деньги; проход между гаражами, ведущий к железнодорожному полотну в районе ул. Краснослободской, где Горобец получил первую часть денег, место на обочине дороги по Киевской трассе в районе СТО и магазина "Мерседес", где он находился и вел наблюдение при второй передаче денег; место на 36-м километре Киевской трассы, где он высадил Якименко, когда тот должен был принимать последнюю часть выкупа, и место на окраине села Отрадово, где он забрал Якименко с полученными деньгами.

Первый случай приема денег, в котором он участвовал, был в середине лета 1999 года, месяц он точно не помнит. Предложил ему участвовать в приеме денег Рябошапко. Место для получения денег искали он, Рябошапко и Мелишкевич. Возможно был и Горобец, но точно он не помнит. Искали глухое место в районе станции Усатово, так как нужно было, чтобы было видно, есть ли "хвост". Место согласовали сообща на участке дороги к Усатово. Передачу денег назначили на позднее время - около 24 часов, чтобы лучше было вести наблюдение за машиной, которая будет перевозить деньги.

После того, как определились с местом, Рябошапко спросил его, сможет ли он лично принять деньги, на что он ответил утвердительно. При этом, Рябошапко пообещал ему за это вознаграждение в сумме 5 тысяч долларов США.

В приеме денег участвовали: он, Рябошапко, Мелишкевич, Рудаков, Карпов, Цегельный, Цуркаль и Горобец. В тот день они собрались на площади перед Одесским автовокзалом. Роли всем определял Рябошапко. Было задействовано не менее пяти автомобилей. Он уехал с автовокзала с Цегельным на "Форде" и тот отвез его к месту, где должны были передавать деньги. С собой у него был фонарик, который дал Карпов. Он должен был принять деньги, а остальные - вести наблюдение, чтобы не было слежки.

Цегельный ждал его на автомобиле "Форд" в посадке, на расстоянии 500 м. от места приема денег. У всех членов их группы были радиостанции "Моторолла", настроенные на одну волну, поэтому связь поддерживали по радиостанциям.

Ему известно, что с лицами, которые везли деньги, связывался Рудаков. Это он понял из того, что Рябошапко ругал Рудакова впоследствии за то, что тот не смог правильно объяснить лицам, перевозившим деньги, куда ехать, и те заблудились.

Согласно договоренности с Рябошапко, он должен был включить фонарик по команде и положить его возле дороги. У всех были позывные по номерам, по очередности расположения их по трассе, а его позывной был - "тупик". Когда ему передали, что машина прошла в его сторону, он включил фонарик, положил его на землю возле дороги, а сам спрятался. Через некоторое время подъехала автомашина "Жигули", из которой вышел мужчина и положил сумку на фонарик. Когда машина уехала, он взял сумку с деньгами, после чего Цегельный отвез его к трассе, где он пересел в машину к Цуркалю.

Сумку с полученными деньгами он передал Рябошапко. Сколько было передано денег в этот раз, он точно не знает, но ему известно, что их было меньше, чем при следующей передаче, в ходе которой было передано 600 тысяч долларов США.

Через несколько дней Рябошапко дал ему 5.000 долларов. Кому сколько заплатили за участие в приемке денег, он не знает. Он считает, что Рябошапко мог это определять сам, а могло быть и указание "сверху".

Второй случай приема денег с его участием имел место 02 декабря 1999 года. Тогда ему также Рябошапко предложил принимать деньги и он согласился. В этот раз Рябошапко ему объяснил, что это выкуп за бизнесмена с фирмы, торгующей мебелью. В этот раз в выборе места для приема денег он не участвовал, а просто Рябошапко его привез на участок трассы "Одесса - Киев - Ленинград", где показал место в ельнике и сказал ждать здесь машину с деньгами. Рябошапко дал ему со своей машины квадратный фонарик с ручкой сбоку. Оружия у него ни в первый, ни во второй раз с собой не было. Рябошапко расставлял людей сам.

В этом случае приема денег участвовали: он, Рябошапко, Карпов Рудаков, Мелишкевич и Цуркаль. Собрались они все возле озера у г. Теплодара, куда сказал приехать Рябошапко.

В этот раз у него при себе был мобильный телефон с чипом, который дал Рябошапко. После принятия сумки с деньгами в сумме 600 тысяч долларов, он вышел вдоль посадки к машине Карпова, где переложил деньги в полиэтиленовый кулек. Деньги были в упаковках и перевязанных пачках, но он их лично не пересчитывал. Сумку он по дороге выбросил. Деньги в машине Карпова пересчитывал позднее Рудаков. В тот же день Рябошапко дал ему 9 000 долларов США за участие в приеме выкупа. Цуркаль на автомобиле ВАЗ-2105 отвез его до трассы в район села Маяки, где его забрал Гридасов и отвез в Одессу.

03.12.1999 года после совершения убийства Круглого он и Гридасов уехали в Ялту. В гараже, который снимал по его указанию Гридасов в районе улицы Ильфа и Петрова, среди документов и хранившимся им денег могли быть изъяты и купюры, полученные им за участие в приеме денег как выкупа за Пономаря, так как деньги те он не тратил и порядка 9 тысяч положил к накопленным ранее деньгам. Эти же деньги с последней передачи у него изъяли и в г. Львове.

При предъявлении Берову Ю.А. 28.08.2000 г. обвинения по данному эпизоду, он ознакомившись с постановлением о привлечении его в качестве обвиняемого, заявил ходатайство о предоставлении ему перед допросом свидания с адвокатами Дубровиным П.А. и Скрипченко В. А., после чего виновным себя не признал и отказался от дачи показаний.

Обвиняемый Шамрай А.А., будучи первоначально допрошенным в качестве свидетеля, 13.12.1999 г. показал, что в СПКЦ "Мастер" начал работать в 1994 г. Работал непосредственно под руководством Пономаря С.Я. и занимался рекламой. В 1995 году его назначили должность директора Львовского филиала фирмы и направили в Львов. В Одессу он приезжал примерно один раз в месяц. С июня 1999 года стал появляться в Одессе чаще в связи с проблемами, возникшими на фирме.

В ночь с 1 на 2 июня 1999 года было совершено похищение генерального директора СПКЦ "Мастер" Пономаря С.Я. Об этом узнал от Трубова, позвонившего ему во Львов через несколько дней после произошедшего.

Примерно 10-12 июня он приехал в Одессу и Трубов рассказал ему о том, что лица, похитившие Пономаря и Левицкого требуют за освобождение 1 млн. долларов США наличными. Он предложил Трубову обратиться в правоохранительные органы, но тот не согласился. В выработке решения о том, что им делать, принимали участие: он, Трубов, Нездолий, и жена Пономаря - Вика. Было решено собирать деньги для выкупа.

В этот период в его функциональные обязанности входило общение с директорами филиалов по вопросу сбора денег, поэтому через день обзванивал филиалы и получал от них информацию которую передавал Трубову. Трубов, в свою очередь, вел учет поступающих средств.

С Пономарем у них была односторонняя связь, то есть звонил только Пономарь на рабочий телефон Нездолия. Пономарь сообщил им, что первая партия денег для передачи должна составить 500 тысяч долларов США.

В назначенный день на телефон Трубова или Пономарь Вики позвонил неизвестный мужчина, спросивший, все ли у них готово для передачи. Он (Шамрай) потребовал, чтобы до того, как они передадут деньги, был звонок от Пономаря. Мужчина стал угрожать, что пришлет кисть Пономаря, если они не начнут передачу. Тем не менее, он (Шамрай) настоял на своем и примерно через час позвонил Пономарь, который дал команду передавать деньги.

По обстоятельствам первой передачи денег Шамрай дал показания, аналогичные показаниям обвиняемых Рябошапко, Мелишкевича и Карпова, указавших тот же маршрут движения автомобиля, перевозившего деньги, а также те же место и время передачи первой части выкупа.

Он указал, что на следующий или через день после первой передачи появился Левицкий Олег, который рассказал о том, как их с Пономарем захватили неизвестные и как держали его в заточении месяц.

Вторая передача тоже должна была составлять 500 тысяч долларов, однако из-за того, что деньги поступали медленно и было собрано только 400 тысяч, во время очередного сеанса связи с Пономарем было принято решение о передаче 400 тысяч. Было это в конце августа - начале сентября 1999 г. Схема передачи была та же, что и в первый раз. Деньги были оставлены на дороге возле светящегося фонарика в районе станции Усатово. Рядом была посадка и он слышал хруст ломающихся веток, так как там кто-то был.

Затем были названы очередные сроки и сумма, которую нужно будет передать - то есть 600 тысяч долларов. Общая сумма выкупа должна была составить 1,5 млн. долларов США. Продолжалось накопление средств, продавали автомобили, готовили к продаже офис. Трубов отпустил его в г. Львов, где он пробыл с середины и до конца ноября 1999 года. Вернулся он в Одессу 02.12.1999 г. Вика ему сообщила, что офис продан и что именно в этот день состоится передача денег. Он находился в офисе целый день по просьбе Трубова. Вечером состоялся разговор с Пономарем по телефону и тот уговорил Левицкого ехать на передачу денег. Пономарь попросил его поехать последний раз, так как Вика ехать отказалась. Они определились, что на передачу поедут он, Круглый и Левицкий. После этого позвонил человек с кавказским акцентом и дал указания по вопросу передачи денег. В частности, по его требованию была заменена карточка в сотовом телефоне, по которому должна была поддерживаться связь.

Будучи допрошенным 20.12.1999 г. в качестве подозреваемого, Шамрай А. полностью подтвердил свои показания, данные им в качестве свидетеля, и дополнил, что Трубов и Нездолий пытались обратиться в милицию, однако им вскоре перезвонил Пономарь и стал упрекать в том, что они не дорожат его жизнью, дав тем самым понять, что похитителям стало известно о попытках обратиться в правоохранительные органы за помощью.

Сам он в правоохранительные органы с официальным заявлением не обращался, так как такое решение было принято коллегиально им, Трубовым, Нездолием, Левицким и Пономарь Викой. Они все не были уверены в том, что у похитителей нет своих людей в правоохранительных органах. Шамрай пояснил, что он подчинялся непосредственно Трубову и выполнял все указания своего руководства. Он лично никакого общения с похитителями не имел. 23.12.1999 г., при предъявлении Шамраю АЛ. обвинения по ч. 1 т. 187 УК Украины, то есть в недонесении о достоверно известном захвате заложников, он виновным себя признал частично и пояснил, что ему действительно было известно о похищении Пономаря С.Я. и требовании за его освобождение выкупа в сумме 1,5 млн. Долларов США, однако не донес об этом в правоохранительные органы, в связи с запретом Трубова.

Он подтвердил, что по указанию Трубова и Пономаря трижды вывозил деньги для передачи похитителям, действуя каждый раз по команде последних.

Из информации директора ОФ СП УМС №2 от 25.01.2000 г. и отчета о балансе лицевого счета абонента усматривается, что Шамрай А.А. в период с 01.01.1999г. по 01.07.1999 г. являлся абонентом мобильного телефона N 246- 21-58. Согласно списка соединений мобильного телефона, на указанный телефон 23.01.1999 г. был произведен звонок с мобильного телефона №491719510142 которым пользовался Мариянчук В.П., а 3 и 4 мая 1999г. с мобильного телефона Шамрая № 246-21-58 производились звонки на мобильный телефон №№ 500-26-16. которым, согласно информации УСБУ в Одесской области от 31.03.2000 г. пользовался Шепилов В.В.

Приведенные доказательства подтверждают наличие телефонных контактов Шамрая с Мариянчуком и Шепиловым. По мере того, как следствие начало выяснять вопросы, связанные с обстоятельствами знакомства Шамрая с Шепиловым и характере их взаимоотношений, Шамрай стал категорически отрицать наличие знакомствами каких-либо взаимоотношений с последним, а когда ему были предъявлены распечатки телефонных разговоров с его мобильного телефона, подтверждающие факт его звонков Шепилову, Шамрай выдвинул версию о том, что свой мобильный телефон N 246-21-58 он в конце апреля 1999 г. (то есть до звонков Шепилову) отдал в пользование Кулакову А.В.(охранник фирмы). При этом, Шамрай не зная о том, что следствие располагает данными о звонке Мариянчука ему 23.01.1999 г., в выдвинутой им версии о передаче телефона Кулакову указал именно апрель месяц, уходя таким образом от дат 3 и 4 мая 1999 г.

Когда же ему был предъявлен список соединений мобильного телефона №246-21-58 за январь 1999 г., подтверждающий факт звонка 23.01.1999 г. с мобильного телефона Мариянчука, Шамрай не нашел, что пояснить по данному поводу, кроме как то, что Мариянчук мог быть одним из клиентов их фирмы, закупающих мебель.

О причинах, по которым он не обратился с заявлением в правоохранительные органы, Шамрай пояснил следующее. Когда его Трубов посвятил во все обстоятельства, связанные с Пономарем, он спросил у него, почему бы им не обратиться в милицию или СБУ и не сообщить о случившемся, на что Трубов ответил, что они уже предпринимали такие попытки, но они не увенчались успехом. Более того, после таких попыток перезванивал Пономарь и с жутким криком обрушивался на всех за то, что они обратились в органы. Позже и Нездолий ему рассказывал, что он встречался с кем-то из знакомых, работающим в "органах" и тот после встречи перезвонил ему и рассказал об имеющей место слежке за ними. Когда Трубов рассказал, что попытки обратиться в органы в Одессе не увенчались успехом, он предложил обратиться к своему знакомому Бержинскому В.А. - сотруднику УСБУ Львовской области. Трубов категорически возражал, мотивируя тем, что жизнь человека дороже. Он после этого уехал во Львов и там без согласия Трубова встретился с Бержинским и рассказал тому о пропаже Пономаря, также о неудачных попытках обратиться в правоохранительные органы Одессы. Бержинский предложил написать официальное заявление в СБУ. Разговор у них толком ничем не закончился и он (Шамрай) и не очень настаивал, так как имел сомнения по поводу похищения Пономаря. Одной из версий у них была мысль о том, что сам Пономарь что-то "намутил", решил отойти от дел, скрыться, а заодно и взять себе деньги. Уже только, после того, как возвратился Левицкий и рассказал подробно о том, как их с Пономарем похитили, как били Пономаря в соседней комнате и спрашивали, сколько в фирме есть денег, они убедились, что Пономаря таки похитили. Левицкий рассказывал, что как только их привезли в какой-то частный дом и развели по разным комнатам, Пономаря сразу же начали бить и он, не выдержав долго, буквально через несколько минут "раскололся" и все рассказал.

Продолжение следует

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1058201547.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua