Майдан / Статті  

додано: 15-11-2003
ЦИСПД: Его попытка № 5…
"Остров"

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1068892981.html

http://www.ostro.org/shownews_tema.php?id=214

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ В МУНДИРЕ

Все основные политические игроки уже высказали свое отношение к перспективе назначения Геннадия Васильева генеральным прокурором Украины. Фракции большинства, естественно – за, КПУ – за, «НУ» - против, СПУ – против, БЮТ – за. Однако итоги голосования по назначению президентского кандидата Генпрокурором остаются непрогнозируемыми даже за три дня до итогового писка системы «Рада». Конечно, фракции большинства не станут перечить Леониду Даниловичу, но далеко не всем из них переселение господина Васильева на улицу Прорезная действительно выгодно... Нестабильными кажутся и ожидания выгод от назначения Васильева для благоволящих к нему оппозиционеров. Поскольку КПУ нужен не Васильев, а Мартынюк на его месте. А что касается Юлии Владимировны, то женские чувства вообще, как известно, субстанция довольно ветреная.
Но в первую очередь назначение Васильева кажется невыгодным самому вице-спикеру, которого с защищенного депутатским иммунитетом места в Президиуме Верховной Рады бросают на политическую арену в роли гладиатора. Роль у такого персонажа может быть только одна - разрывать. Причем, кого – выбираешь не ты. А не захочешь – твою судьбу решит если не противник, то дряхлеющий, а потому озлобленный, Цезарь. Васильеву отводят роль марионетки, лишенной права действовать самостоятельно. Опыт Пискуна - наглядный пример тому, кто возомнит себя свободным от кукловода. Геннадий Андреевич не может не понимать этого, но и сказать Цезарю «нет» тоже не может. Ему всегда хотелось попасть в кресло Генпрокурора. И только это может утешать его сейчас – иллюзия власти, которая может быть очень недолгой. Либо придется всячески угождать кровожадному Цезарю, а потом долго молиться...
Самой непонятной, - потому что не верится в наивность такого «битого» политика, - кажется позиция Юлии Тимошенко. Аргументы, которыми она объясняет свое намерение поддержать Васильева кратко можно уложить в следующую схему: 1. Васильев – «донецкий», а значит, не будет подконтролен Медведчуку; 2. Васильев лучше чем «медведчуковская» Ольга Колинько; 3. «Васильев будет заниматься политическими репрессиями без увлечения и с мечтами о своем надежном будущем после проведения президентских выборов 2004 года».
Начнем с последнего. Вряд ли человек, которого сажают в тонущую лодку, будет думать о том, как он будет выглядеть, когда вернется на берег. Если спрыгнуть не получается, то такому человеку остается только одно - думать, как сделать эту лодку непотопляемой. Иными словами, - сделать так, чтоб «будущего после президентских выборов 2004» просто не было, то есть законсервировать настоящее.
Что касается сравнения Васильева и Колинько - это уж точно чисто женское. Прав Александр Мороз, когда в чате на «Острове» сказал: « При нынешней ситуации в Украине один прокурор – Л.Кучма. Все, кто находится на должности генпрокурора, - исполняющие обязанности, инструмент для расправы. Поэтому фамилии здесь значения не имеют». К тому же не стоит забывать, что Васильева предлагает парламенту Л. Кучма. А он вряд ли, в судьбоносный для себя предвыборный год, поставил бы Генпрокурором ненадежного человека. Получается, что, либо у Леонида Даниловича припасены пилюли для поддержания надежности Геннадия Андреевича, либо реальная цель президента не назначение Васильева (какая действительно разница какой будет фамилия генпрокурора?), а что-то более существенное.
И вот тут мы и подошли к самому пикантному моменту – принадлежности Васильева к «донецким».
Во-первых, эта принадлежность весьма условна, поскольку Генадий Андреевич всегда больше зависел от господина Нусенкиса, чем от Ахметова или Януковича. Показательно, что даже на выборы 2002 года кандидат Васильев шел независимым кандидатом, а не членом Партии Регионов, как все остальные ставленники местной власти. Аналогично относились к нему и дончане: не мешали, но и не помогали. Даже избрание Васильева вице-спикером было не столько победой дончан, сколько компромиссным решением: лучше такой, чем вообще никакого. Не противилась этому назначению и СДПУ(о) - за десять лет совместной парламентской деятельности юрист Васильев и юрист Медведчук могли найти общий язык...
И во-вторых. Казалось бы, зачем президенту, особенно после донецких событий 31 октября, выдвигать генпрокурором «дончанина» увеличивая риск его провала в парламенте? Ответ может быть нелицеприятным для Геннадия Васильева. Поскольку, судя по всему, милостью президента он обязан не своим заслугам, а как раз ярлыку «донецкий» и политической конъюнктуре.
Очевидно, что Геннадий Андреевич будет выполнять распоряжения Л. Кучмы о репрессиях в отношении оппозиции. И очевидно, что главный удар будет сделан по депутатам «Нашей Украины». А то, что этот удар будет наноситься руками «донецкого» прокурора окончательно сделает невозможными какие-то серьезные договоренности между «НУ» и «РУ». Причем, такое сужение политического маневра ударит по обеим фракциям. А, значит, автоматически усилятся позиции СДПУ(о) и "Трудовой Украины". Виктор Медведчук, наверняка, спит и видит такое развитие событий. Это, кроме возможности перераспределения руководящих постов в Верховной Раде...
Редко какой «донецкий» захочет, в обмен на марионеточную должность генпрокурора, отдать аппаратно-бюрократическую должность первого вице-спикера. Тем более обнаглевшим коммунистам, не скрывающим своих аппетитов на квоту «Регионов». Видимо поэтому в последнем интервью «Столичным новостям» сопредседатель донецкой фракции Сергей Ларин говорит довольно неоднозначно: «Я считаю его (Васильева – ЦИСПД) человеком наиболее подготовленным для этой должности, и его могут поддержать в ВР. Но за этим же тянется целый шлейф кадровых перестановок. Появилось очень много желающих занять должность первого вице-спикера. Почему-то все забыли, что это квота фракции «Регионов». Мы же в свое время не получили очень много комитетов именно из-за того, что делегировали своего человека на такую высокую должность. Однако наша позиция сейчас такова: давайте сначала изберем генерального прокурора, а уж потом займемся президиумом».
А если президент прикажет – придется отдать васильевское кресло Адаму Мартынюку. Такова цена, которую Леонид Кучма заплатит коммунистам за поддержку Васильева. А, кроме того, президент, как всегда перед выборами, заинтересован в усилении коммунистов, которые традиционно ослабляют настоящую оппозицию. Симптоматично, что, давая коммунистам, он отбирает это у своих «регионов».
Точно также дончане, наверняка, не заинтересованы в смене порвавшего с СДПУ(о) Зинченко на алеющего всеми местами Шуфрича...
В общем, от назначения «донецкого» Васильева Генпрокурором больше всех потеряют как раз дончане. Васильев становится для них троянским конем в генеральском мундире.
Причем не только в Киеве. Донам может быть нанесен удар и в их вотчине – Донбассе. Перейдя в прямое подчинение к Президенту, а, следовательно, став более независимым от Януковича, Васильев, наверняка, захочет расставить своих людей на ключевых прокурорских постах в Донецкой области. Не трудно даже предположить, кто сменит дружественного Януковичу Виктора Пшонку. Выражаясь уголовным сленгом, - «смотрящий» Васильева в области - Рафаэль Кузьмин.
При этом нужно отметить, что, назначив своего человека прокурором области, для полного контроля над ней, Васильеву останется только поставить своего человека на место начальника областной милиции. Ведь летом этого года старший брат Васильева - Александр занял должность главы областной ГНА. Параллельно, говорят, он сохраняет влияние на структуру, которую возглавлял до этого – областное КРУ. Так что – полный набор.
Одним словом, Генадий Андреевич всегда был человеком довольно амбициозным. Теперь эти амбиции будут умело стимулироваться главой президентской администрации, чтоб ослабить Януковича. Ольга Михайловна Колинько ему в этом поможет. А новому Генпрокурору придется быть послушным, поскольку у самого, как говорится, рыльце в пушку. Иначе в Донецке сейчас не началась бы травля одноименной с нами газеты «Остров», рассказывающей о прокурорско-бизнесовых подвигах кандидата на генпрокурора.
А что общего у Юлии Тимошенко и Геннадия Васильева? – они оба члены парламента. Которым, к сожалению, управляет президент.

ВЕХИ ТРУДОВОГО ПУТИ

Плох тот юрист, который не мечтает стать генеральным прокурором. В этом отношении молодой выпускник Харьковского юридического института Геннадий Васильев был более чем хорош – его карьерному росту можно только удивляться. Уже в 31 год он стал прокурором одного из центральных районов Донецка – Ленинского. Чуть позже молодой юрист перешел в аппарат областной прокуратуры, а три года спустя его переводят в Киев, в республиканскую прокуратуру Советской Украины. Но по номенклатурной традиции добраться до вершин прокурорского Олимпа имел шанс лишь тот, кто приходил в столичную прокуратуру с поста первого руководителя областной прокуратуры. Быть может, именно поэтому Геннадий Васильев в 1988 году принимает предложение стать заместителем прокурора Донецкой области. А уже через полтора года, в декабре 1991-го, становится во главе Донецкой областной прокуратуры. Напомним, что в этом же месяце окончательно прекратил свое существование Советский Союз и областная прокуратура, прежде получавшая инструкции напрямую из ЦК КПСС, оказалась практически в свободном плавании – Москва контроль над Донецком уже потеряла, а Киев еще не обрел. В одном из своих интервью Геннадий Андреевич говорит, что когда Прокуратура Украины перестала быть подотчетной Генеральной прокуратуре СССР, «это было очень сложно понять именно с психологической точки зрения».
Первыми в новых политических реалиях сориентировались донецкая номенклатура и зарождающиеся предпринимательские структуры. Политическое межсезонье, несомненно, работало на них. Огромные капиталы создавались в рамках весьма сомнительного правового поля и зачастую законность многомиллионных сделок могла определить только прокуратура. И то на глазок. Поэтому не удивительно, что очень скоро Геннадий Васильев стал своим человеком в среде управляющего тогда регионом «красного директората». Прокурор и руководимое им ведомство заняло безошибочную на то время позицию - невмешательства в дела большого бизнеса. Постепенно, часть этого бизнеса как-то незаметно стала аккумулироваться вокруг самого Геннадия Андреевича. Аналитики однозначно связывают появление в 1992 году концерна «Энерго» именно с именем Васильева. Уже к 1993 году этот концерн стал серьезным участником рынка угля не только в Украине, но и в масштабах СНГ. Да и сегодня, говорят, «Энерго» - третья по значимости финансово-промышленная группа Донбасса.
Тогда же, как утверждают очевидцы, переплелись пути Геннадия Андреевича с предтечей Рината Ахметова - Аликом Греком. По крайней мере, именно руками областной прокуратуры летом 94-го была уничтожена группировка братьев Долидзе – основных конкурентов Грека. А когда, возглавляемая последним фирма «Люкс, вступила в противостояние с главой областного УМВД, Геннадий Андреевич лично, среди ночи, приезжал на фирму доказывать незаконность ее обыска милицией.
Однако в середине 90-х годов «крепкие хозяйственники» уступили власть в регионе молодому поколению бизнесменов. В 1994 году представитель донецкой номенклатуры Владимир Логвиненко проиграл губернаторские выборы молодому предпринимателю Владимиру Щербаню. В какой-то степени это событие можно считать поражением Геннадия Васильева – он поставил на старые кадры и проиграл. Косвенным подтверждением того, что Логвигнеко и Васильев работали в одной команде, может служить тот факт, что после неудачи на выборах Логвинеко ушел в «Энерго» - на должность исполнительного директора. Где занялся не только углем, но и активным строительством храмов Московского патриархата. Таким же набожным, как теперь известно, неожиданно стал и Геннадий Васильев. Такое совпадение можно обьяснить только одним – религиозным «бзиком» их общего хозяина – реального владельца концерна «Энерго» Виктора Леонидовича Нусенкиса. Именно он, как утверждает сайт «Донбасс православный» построил большинство самых значительных храмов в Донецкой области. Его же, сайт Донецкой епархии УПЦ МП называет «духовным сыном батюшки Зосимы» - духовного отца Виктора Януковича.
Приход Щербаня знаменовал собой серьезный передел собственности. Михаил Поживанов, экс-мэр Мариуполя, рассказывает, как его несколько раз, в 1994 и 1995 году, приглашали в кабинет к Владимиру Щербаню и требовали «не подписать контракт» с директорами «Азовстали, «Азовмаша», Мариупольского порта и прочих предприятий города, руководимых бывшими «красными директорами». А когда началась кампания по перераспределению газового рынка, то, опять же, в приказном порядке Поживанов получил указание перезаключить все договора на «Индустриальный Союз Донбасса». Любопытно, что все события, о которых рассказал Поживанов, происходили на фоне смены прокурора Мариуполя: «мне Евгений Щербань сказал: мы ставим своего человека для того, чтобы все свои вопросы решать. Проведет прокурорскую проверку по Булянде (директор «Азовстали»), решит, чтобы на завод вернулся Ремпель, которому на комбинате придумают какую-нибудь должность, а затем он станет директором. Булянду же мы в течение года уберем».
Возникает закономерный вопрос: кто в 1995-1996 году назначал прокуроров по городам и районам области: Васильев или однофамильцы Щербани? По сути дела мэр Мариуполя открыто обвинил последних в расстановке руководителей силовых структур в области. Можно предположить, что в этих сложных условиях работы «по понятиям» Геннадий Васильев был вынужден переориентироваться на новых хозяев региона. О том, что Владимир Щербань не возражал против Васильева как прокурора области, говорит тот факт, что в июле 1994 года на довыборах в Верховную Раду Геннадий Андреевич баллотировался по Калининскому избирательному округу. Тогда же в Верховную раду баллотировались и сами Щербани. Вряд ли они пустили бы в свою компанию неугодного прокурора.
Депутатство открыло перед донецким прокурором (он предусмотрительно совмещал обе должности) новые горизонты. В июне 1995 года в Верховной Раде случился, как говорится, бунт на корабле: депутаты отправили в отставку тогдашнего генпрокурора Владислава Дацюка. По закону кандидатуру нового прокурора должен был предложить Президент, но парламент превысил свои полномочия и назначил исполняющим обязанности главного прокурора Украины Геннадия Васильева. Однако посидеть в генпрокурорском кресле ему не довелось. Когда и.о. прибыл к проходной ГПУ, его попросту не впустили в здание, мотивируя это тем, что в Генпрокуратуре травят тараканов, а все сотрудники по случаю санобработки отпущены домой.
Между тем, Леонид Кучма наложил вето на прокурорскую самодеятельность Верховной Рады. Главе государства тогда не приглянулся донецкий прокурор в роли всеукраинского. После отставки Дацюка, которая не вызывала сомнения у Президента, генпрокуратуру возглавил «днепропетровец» Григорий Ворсинов.
«Днепрпетровский клан» в лице Павла Лазаренко обидел Васильева не только на уровне столицы, но и в собственной вотчине. После визита в Донбасс премьер-министр заявил о своем желании отправить в отставку руководство областной прокуратуры и СБУ. Васильев не стал дожидаться официальной опалы и покинул Донецк, как было официально объявлено, «в связи с переходом на постоянную работу в парламент». Между тем, отставка прокурора Донецкой области означала временную победу «днепропетровских» над «донецкими» - в июле 1996 года так же был уволен Владимир Щербань и его место занял ставленник Павла Лазаренко Сергей Поляков. Что касается еще одного Щербаня – Евгения – то его вообще расстреляли киллеры. Так что переезд Васильева в Киев был мерой не только вынужденной, но и очень своевременной. Естественно, сразу же после отставки Лазаренко Геннадий Андреевич вернул себе прокурорское кресло.
Однако возвращение в Донецк потребовало налаживания отношений с его новым руководством: официальным в лице Виктора Януковича и неофициальным в лице Рината Ахметова. Можно предположить, что искушенный в особенностях донецкого бизнеса прокурор вполне устраивал того и другого. Особенно учитывая прошлые заслуги перед покойным Греком.
Однако, вполне возможно, что Васильеву указали его место, и оно оказалось не в первых рядах. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что когда на выборах 1998 года депутат от Калининского округа попытался вновь выставить свою кандидатуру ему вежливо отказали и отдали стопроцентно проходной округ представителю новой донецкой элиты, председателю правления Первого украинского международного банка Игорю Юшко. Правда, Васильев получил «утешительный приз» в виде монопольного владения одним из сельских округов: Марьинским. Еще одним показателем некоторого ослабления позиций Геннадия Андреевича может служить тот факт, что в 1999 году приближенный к прокурору концерн «Энерго» не сумел создать собственную цепочку «уголь — кокс — металл», основным пропагандистом и публичным лицом которой стал Виктор Янукович.
Быть может, ценой сближения прокурора с дончанами, стала то, что на парламентских выборах 1998 года он фактически сделал непроходной кандидатуру давнего противника областного руководства Михаила Поживанова. За три дня до голосования Васильев через ряд СМИ распространил свое интервью под названием «Я говорю о Поживанове правду». Он обвинил мэра Мариуполя в коррупции и финансовых махинациях. В результате Поживанов не был избран ни мэром, ни депутатом ВР. Кстати, 23 июля 2002 года Печерский районный суд Киева удовлетворил исковое заявление теперь заместителя главы Киевской городской администрации Михаила Поживанова к (теперь уже) заместителю председателя Верховной рады Украины Геннадию Васильеву и ряду редакций газет Донецкого региона. Суд установил, что в 1998 году Геннадий Васильев, занимая пост прокурора Донецкой области, незаконно вмешался в избирательный процесс. Но как говорится, поезд ушел. Любопытно, что сам бывший прокурор признал, в одном из интервью, что за предвыборным скандалом стояли «третьи лица», назвать которых он отказался.
Видимо Васильеву тогда удалось убедить эти самые «третьи лица», что «старый конь борозды не испортит». Во всяком случае, можно говорить, что Геннадия Андреевича признали полноправным прокурором и даже после того, как он перешел на постоянную работу в парламент, за ним сохранили право негласно контролировать донецкую прокуратуру.
С Генеральной прокуратурой дела обстояли похуже: в октябре 1997 ему во второй раз не удалось возглавить генеральную прокуратуру Украины, хотя имя Геннадия Васильева называлось в числе претендентов. Третья попытка сесть в главное прокурорское кресло тоже оказалась неудачной. В июле 1998 Верховная Рада дала согласие на назначение на высокий пост Михаила Потебенько. И хотя Васильев опять был в числе претендентов, он опять не стал первым. Видимо, по воле президента Кучмы.
Для Васильева это послужило сигналом и он активно включился в работу, которая должна была доказать его безусловную преданность Леониду Кучме. Так, в сентябре 2000 года он вошел во Временную следственную комиссию, занимавшуюся делами Гонгадзе, Гетьмана и Евгения Щербаня и, как утверждает оппозиция, сделал все возможное, чтобы затормозить ее работу. Не удивительно, что после этого имя Васильева все чаще и чаще начинает всплывать в комментариях и прогнозах, касающихся нового руководителя ГПУ. Сам Потебенько, якобы, рассматривал Васильева в качестве своего сменщика.
Кроме того, после парламентских выборов 2002 года «донецкие» посчитали вправе потребовать от Киева своего человека в Генпрокуратуре и активно лоббировали Геннадия Андреевича. Однако и на этот раз, Президент не пошел дальше включения имени Васильева в число соискателей. Парламенту же он предложил кандидатуру налогового генерала Святослава Пискуна, уже показавшего себя в «разрыве» банка «Славянский». Четвертая неудача подряд сыграла злую шутку с вице-спикером и Геннадий Андреевич – редкий случай – не сдержал удар и потерял лицо. Когда его спросили, как он относится к более удачливому сопернику, Васильев ответил неадекватно резко: «Кто такой Пискун? Я не знаю такого сотрудника Генпрокуратуры, поэтому ничего не могу сказать о нем как о специалисте, не могу сказать о его отношении к закону». И в дальнейшем Геннадий Андреевич никогда не упускал возможности покритиковать обошедшего его Пискуна. При этом, возможно из суеверия, Васильев стал активно опровергать возникающие время от времени слухи о том, что его кандидатура якобы обсуждается в качестве возможной на пост генерального прокурора Украины. Последнее из таких заявлений он сделал буквально за пол месяца до того, как Президент (наконец-то!) внес его кандидатуру в Верховную Раду.

Центр Ысследования Социальных Проблем Донбасса

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1068892981.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua