Майдан / Статті  

додано: 05-12-2003
: "Я не дам поводитися зі мною, як із бидлом"
ІЗВЄСТІЯ

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1070637853.html

<b>Коментар "Майдану":</b>
<i>Українці захищають свої права не тільки вдома, а й учать цій справі громадян "ліберальної імперії". Показово, що більішсть самих росіян вважає за краще дати владі хабаря або звернутися з листом до "доброго царя". Інший показовий факт - московські кореспонденти "Известий" набагато приязніше ставляться до українців, ніж їхні колеги в самій Україні.

Сумно, що головному герою публікації довелося шукати щастя на чужині. Зате приклад Володимира Шелухіна заслуговує поваги і підтримки.</i>


<b>"УБИРАЙТЕСЬ В СВОЮ УКРАИНУ"</b>

Приключения иностранцев в России все чаще оборачиваются депортацией [20:37 04.12.03 ]

<http://www.izvestia.ru/capital/article41862>

<i>В пятницу в Мосгорсуде слушается дело гражданина Украины Владимира Шелухина, приговоренного окружным зеленоградским судом к депортации и разлуке с молодой супругой - москвичкой. Владимир считает, что российских законов не нарушал. А причина его несчастий - в личной неприязни милицейских чиновников, уже привыкших пачками депортировать из страны гастарбайтеров, но еще не привыкших к тому, что их действия могут быть оспорены в суде. Тем более что несовершенство нового закона о пребывании иностранцев в России "правоохранительным органам" в этом очень помогает.</i>

<b>Действие первое. "Мы вам покажем, как свои порядки устанавливать"</b>

Январь 2001 года. Москвичка Инна Макарова знакомится на интернет-чате с украинским подданным Владимиром Шелухиным. Через полгода переписки и встреч молодые понимают, что хотят жить вместе. Владимир приезжает в столицу и устраивается на работу в издательство верстальщиком. Через год с благословения родителей они празднуют свадьбу. В 2003 году российское правительство выпускает новый закон - "О порядке пребывания иностранных граждан в России": иностранцы, в том числе и жители СНГ, должны получить миграционную карту и оформить разрешение на временное пребывание в России. Только после этого они могут начать процедуру оформления вида на жительство в России сроком на 3 года. Владимир идет в местный ОВИР оформлять документы.

Июль 2003 года. Раннее утро. Паспортный стол Зеленоградского ОВИРа. Возле дверей мнутся несколько десятков посетителей. Слышится многоязыкая речь. Внутри комнаты к маленькому окошечку выстроилась пестрая очередь. В конце нее - Шелухин.

- Вы что, ослепли?!! Не будьте баранами, правильно бланки заполняйте, - рявкает на маленького таджика сотрудница ОВИРа. Таджик еще больше съеживается.

Шелухин, изучивший в Интернете тонкости новой процедуры, начинает объяснять всем желающим, где и что следует писать и какие документы необходимо собрать. Вскоре в его руках появляются белые листы бумаги - народ в организованном порядке составляет списки на получение миграционных карт и прием к начальству. Каждому очереднику вручается бумажный номерок, отпечатанный на компьютере.

Во избежание беспорядков днем и ночью проводится перекличка. Через несколько дней в коридорах ОВИРа - спокойствие и тишина. Никто никуда не бегает. Возле отдела регистрации стоят пятеро граждан.

- Номер пятнадцатый, приготовиться, - командует Шелухин, когда из заветной двери выходит очередной посетитель. - И поувереннее там, поувереннее. Вы же не милостыню пришли просить, а за своим, за законным.

- Что вы тут раскомандовались? Кто вас уполномочил списки составлять и вести разъяснительную работу среди населения? - подскакивает к "наставнику" дама, принимающая заявления. - Мы вам покажем, как свои порядки в России устанавливать!

- Сплошное издевательство над людьми, - вечером рассказывает жене Владимир. - Нет чтобы на стенде всю информацию вывесить. Людям по три дня за какой-то ерундой стоять приходится. Да еще хамят на каждом шагу.

- Ты бы поосторожнее там, - шепчет Инна. - Не ругался бы с ними.

- Нельзя же вечно всего бояться. Сама посуди, что они нам могут сделать?

<b>Действие второе. "Не хочу, чтобы со мной обращались как с быдлом"</b>

С момента первого действия прошла неделя. За это время главный герой успел съездить на Украину за справкой об отсутствии судимости. Без нее документы на получение разрешения на временное пребывание в России не принимаются. Очередь в Зеленоградский ОВИР выросла к этому времени в два раза. И снова ночные переклички, дневные дежурства в коридорах паспортного стола. Наконец Владимира вызывает к себе начальник Зеленоградского ОВИРа Виктор Козлов.

- Это вы у нас тут смуту наводите и консультации раздаете? - с вежливым презрением в голосе обращается к посетителю хозяин кабинета. - А мы ведь вас предупреждали.

Козлов многозначительно поджимает губы и, выдержав паузу, выносит вердикт:

- На 3 месяца пребывания мы вам разрешения не дадим. Только на 30 дней. Вы должны покинуть пределы России 29 сентября.

- Но по закону оснований для этого у вас нет, - пробует возражать обескураженный Шелухин. - Все документы в порядке. Никакой смуты я не сею. Наоборот, и вам, и людям помогаю. Ведь даже грамотному человеку трудно разобраться, что и как в бумажках писать, а спросить не у кого. Почему бы мне им не ответить?

- Освободите помещение! Пока я тут начальник.

Хлопает дверь. Шелухин в полном молчании идет по коридору. Толпа возле окошечка провожает его сочувствующими взглядами...

Квартира молодоженов. Инна плачет.

- Ничего, Инна, не расстраивайся. Ведь не позволим же мы какой-то мелкой шишке портить нам жизнь? - обнимает жену Владимир. Затем садится за стол и старательно выводит: "Зеленоградский окружной суд. Жалоба на неправомерные действия должностного лица".

2 октября 2003 года. Предварительное судебное заседание. У Шелухина к дате заседания заканчивается отмеренный Козловым срок пребывания в России. На проходной суда у Владимира отбирают паспорт, обыскивают и задерживают на три часа за отсутствие временной регистрации. В суд он так и не попадает.

Шелухин вновь приходит в ОВИР. Из-за отсутствия регистрации бумаги у него принимать отказываются. Шелухин громко обсуждает последние новости с другими очередниками. Распахивается дверь кабинета заместителя начальника ОВИРа Александра Мусинова.

- Опять вы смуту сеете. Попрошу документы, - затащив "смутьяна" в комнату, милиционер отбирает у него и миграционную карту.

Снова появляется наряд ППС. Владимира увозят в "воронке"...

14 октября 2003 года. Зеленоградский окружной суд. Жалобу Шелухина признают необоснованной. После заседания Владимира вновь ждет наряд ППС. Милиционеры уже улыбаются ему - как старому знакомому. Несмотря на житейские передряги, в свободное от тюремной камеры время Шелухин появляется перед дверями ОВИРа в надежде все-таки оформить разрешение на пребывание в РФ. А заодно снова ведет учет очередников, проводит утренние и ночные переклички. Его то и дело просят "предъявить документики". В результате последнего "ареста" ему выписывают штраф в 1000 рублей. По принципиальным соображениям (вины своей Шелухин не признает) деньги платить он отказывается, письма в прокуратуру остаются без ответа.

Дома жена и приятели уговаривают Владимира решить дело "мирным путем" - как все - и помириться наконец с Козловым. Авось и смилостивится.

- На поклон ни к кому ходить не буду, - гордо бросает Шелухин. - Не хочу, чтобы со мной обращались как с быдлом. В конце концов есть законы.

Днем 16 ноября Владимир снова оказывается в тюремном изоляторе. В камере с ним - несколько бомжей. Дни проходят в мирных беседах. Бомжи жалуются на нелегкую долю и радуются, что попали на казенные харчи. Владимир пытается втолковать им билль о правах человека. Бомжи зевают...

Очередное заседание Зеленоградского суда. Адвоката Шелухина о нем не известили. Судья вопреки требованиям подсудимого назначает ему общественного защитника. Все происходит за считанные минуты. Приговор суров - депортация. До выдворения на историческую родину подсудимого определяют в приемник-распределитель поселка Северный.

<b>Действие третье. "Ты бы Путину прошение написал или Кучме"</b>

Приемник-распределитель поселка Северный. Инна пытается передать мужу продукты.

- Что вы претесь сюда? - из приоткрытой двери кричит пергидрольная тетка. -У нас здесь не дом свиданий. Понаехали тут, убирайтесь в свою Украину!

- Но я гражданка России, я москвичка, - робко всхлипывает она. - Владимир - мой муж, и он здесь содержится незаконно. Можно хотя бы посылку с продуктами ему передать?

Лязгает железная щеколда.

30 ноября - день рождения Шелухина. Инна снова приезжает в изолятор. На этот раз после очередного потока рыданий к ней на несколько минут выводят супруга. Владимир за это время отрастил густую бороду - при досмотре у него отобрали станок для бритья.

- Шелухин, ты бы Путину прошение написал или Кучме, - ржет охрана. - Узник чести как никак! А вы, гражданка, лучше бы ему сами билет на поезд в Киев купили, а то сидеть ему тут до скончания века в камере на десять человек - у нас лишних денег нет...

<b>Послесловие. "Жена декабриста"</b>

Шелухин не сдается и готов дойти до Стратсбургского суда. Инна поддакивает. Она настоящая "жена декабриста". Только по ночам все время плачет. Говорит, что не понимает, почему кому-то дано право распоряжаться чужими судьбами. Просто потому, что так захотел, просто потому, что кто-то не понравился. Думать о завтрашнем дне Инне не хочется. Если решение о депортации вступит в силу, Владимиру пять лет будет запрещен доступ не только в Россию, но и в другие страны. А Инна не может уехать к любимому - в Москве у нее тяжело больная мать.

"Известия" будут следить за развитием этой истории.


<b>Юрий КИРЮШИН, член московской коллегии адвокатов: "Человек, отстаивающий свои права, не всегда удобен"</b>

-Согласно закону "О правовом положении иностранных граждан" существуют три статуса нахождения иностранцев в России. Самый распространенный и доступный - временное пребывание, когда иностранец может находиться в нашей стране до 3 месяцев. Граждане почти всех государств СНГ могут приезжать к нам без визы на основании двусторонних соглашений с Россией и в течение трех дней обратиться в ОВИР за регистрацией. А ОВИР обязан зарегистрировать этого человека. Причем, оснований для отказа законно въехавшего в Россию не предусмотрено.

-По каким причинам сотрудники правоохранительных органов могут сокращать сроки пребывания?

-Сокращение сроков возможно лишь в случаях, когда изменились или перестали существовать обстоятельства, в связи с которыми был разрешен въезд и выдана виза. Причем такое решение должно быть облечено в письменную форму, и исходить от имени начальника УВД. Но в данном конкретном случае непонятно - либо начальник ОВИР искренне заблуждается, либо умышленно вводит в заблуждение суд. Только сам гражданин принимает решение, сколько именно времени он будет находиться в России в пределах разрешенных 90 дней. Кстати, аналогичное правило существует существует и в странах Шенгенской зоны. В случае Шелухина ОВИР выступает лишь как регистрирующий орган.

-Может ли иностранец, имея в России законную супругу, получить постоянную прописку?

-При наличии регистрации он имеет право ходатайствовать о разрешении на временное проживание. Оно выдается на срок до трех лет. Правда, с ежегодной регистрацией. Вообще разрешение на временное проживание выдается в пределах квоты, ежегодно устанавливаемой правительством. Но в нашем законе оговорены условия, когда вид на разрешение на временное пребывание дается помимо квот. Одно из них - законный брак с гражданкой России и наличие места жительства.

-В каких случаях иностранца могут депортировать?

-Одна из причин - наличие двух административных правонарушений, связанных с режимом пребывания. Но я считаю, что в этом деле правонарушения были для него "организованы". А причины лишь в том, что Шелухин добивался соблюдения законности должностными лицами. Понятно, что человек, отстаивающий свою правоту, не всегда удобен. Сотрудники зеленоградской милиции его просто прессинговали, неоднократно задерживали за одно и то же - отсутствие регистрации. Самое ужасное, что Шелухин сейчас лишен свободы по невступившему в силу постановлению суда, которое нами обжаловано.

-Подобных случаев много?

-Наверняка. Именно сейчас важно и своевременно обратить на это внимание. Закон формально действует всего год. На самом деле те же миграционные карты стали выдавать только с февраля этого года. Вообще по мнению юристов, которое я разделяю, закон является инвалидом от рождения. Но и с ним необходимо было сначала ознакомить сотрудников правоохранительных ороанов. Многие милиционеры на улицах даже с Конституцией не знакомы. максимум -с двумя-тремя подзаконными актами. К сожалению, судебной практики по такого рода делам еще практически нет.



• Наталья ГРАНИНА

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1070637853.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua