Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 12-03-2004
Ирина Красовская: Я буду бороться за мою страну
http://charter97.org

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1079114131.html

Речь лидера гражданской инициативы «Мы помним» Ирины Красовской перед Комитетом по международным делам Конгресса США 10 марта 2004 года

Меня зовут Ирина Красовская. Я мать двоих прекрасных дочерей и бабушка чудесной внучки, которую зовут Марта. Я жена белорусского бизнесмена Анатолия Красовского. В прошлом году исполнилось 25 лет со дня нашей свадьбы. Но я встретила эту годовщину без своего мужа. Четыре года я вижу его только в своих снах.

Моего мужа похитили 16 сентября 1999 года. Вечером того дня я ждала своего супруга вместе с его другом Виктором Гончаром, вице-спикером белорусского парламента дома.

Обычно по четвергам он возвращался домой около 11 часов вечера после сауны. Когда наступила полночь я начала звонить ему, но телефон не отвечал. После полуночи, когда его телефон отключился, а оператор бесконечно повторял фразу, что связь с данным номером отсутствует, у меня внутри что-то оборвалось. Мой муж всегда находил возможность сообщить мне о своем местонахождении, где бы он ни находился. С каждой минутой мне становилось все страшнее от мысли о том, что с ним что-то случилось. Я стояла у окна, вглядываясь в темноту. Звук любой приближающейся машины дарил надежду…. Несколько часов спустя я окончательно поняла, что что-то произошло. Я обзвонила все милицейские участки, больницы, морги. Толи нигде не было.

Утром 17 сентября раздался звонок – звонили из милиции. Когда я подняла трубку, у меня спросили: «У вас пропал муж?». Я была удивлена их осведомленностью. Приехав в милицию, где надеялась получить хоть какую-то информацию, я поразилась происходящему там. Все высокопоставленные милицейские чины, находящиеся там, пытались меня на чем-то поймать, в чем-то уличить. Они говорили чудовищные вещи, постоянно повторяя: «Ведь вы же знаете, где ваш муж».

Я вернулась домой, куда вскоре приехали следователи. Каждый метр нашей квартиры был сфотографирован. Я спросила: «Зачем вы это все делаете?». И получила ответ: «Может быть, это вы убили своего мужа». Те следователи, которые пришли через восемь дней для выяснения информации о машине, которая пропала с моим мужем и Виктором Гончаром, сказали, что правду мы узнаем очень не скоро. После обыска, вместе с друзьями я поехала на место похищения. Там мы нашли осколки стекла, пятна крови и следы торможения автомобиля.

Когда первый шок прошел, у друзей Анатолия и у меня стали появляться предположения. Они колебались от версии заключения в тайную тюрьму, до насильственного удержания в психиатрической больнице. Но уже через две недели после похищения, двое моих друзей объяснили мне, что я должна быть реалистом и понимать, что в нашей стране людей похищают не для того, чтобы их где-то содержать.

По информации следователей, которые работали по данному делу с самого начала, картина похищения выглядела так. Выйдя из сауны, мой муж вместе с Виктором Гончаром сели в машину. Как только они отъехали за поворот, им наперерез выехала машина. Мой муж, сидевший за рулем, дал задний ход, но сзади их заблокировала другая машина. При резком торможении, двери нашей машины блокировались, так произошло и в тот раз. Люди, выскочившие из двух машин, разбили боковые стекла. Через разбитые окна моего мужа и его друга вытащили из машины. На месте похищения были найдены следы крови, принадлежавшей Виктору Гончару. Затем их затолкали в разные машины и увезли. Наш джип остался на месте, так как был заблокирован. Его зацепили тросом и увезли. В эту же ночь моего мужа, Анатолия Красовского, и его друга, Виктора Гончара, расстреляли в лесу.

…Мой психотерапевт сказала мне, что я должна начать жить так, как будто муж умер. В тот момент я сказала себе, что я не буду так жить и так думать. Но, спустя годы, я поняла, что его уже нет и нельзя жить иллюзиями, обманываясь самой и обманывая дочерей. Мой разум победил мое сердце, которое отказывалось верить в смерть того человека, которого безгранично любило.

Прошло уже почти пять лет с того дня, как мой муж был похищен. Теперь я вижу его живым лишь во снах. Мне много раз снилось, как он возвращается, и во сне я чувствовала облегчение. Мне снилось, как я обнимала его и говорила: «Как долго я тебя ждала. Наконец ты вернулся».

Мой муж был невероятно сильным человекам. Я никогда в жизни не видела его слез. Часто, когда Толя был жив, я приходила с работы домой расстроенная и плакала. Он успокаивал меня и объяснял, что для плача нужна серьезная причина, а по пустякам плакать незачем. Он был для меня опорой и защитником. Через несколько месяцев после похищения, я увидела во сне Толю, который говорил мне: «Ира, спаси меня». По его щекам текли слезы. Я проснулась и поняла, что никогда не прощу тех людей, которые заставили моего мужа плакать.

В один момент 16 сентября 1999 года моя жизнь была изломана больным человеком, который ради удержания власти готов убивать людей. Все, чем я занимаюсь в последние годы – это борьба: борьба за честь моего мужа; борьба за покой моей семьи; борьба за счастье моих детей; борьба за здоровье моей матери, которая, помогая мне пережить трагедию, заболела и больше не встает с постели; борьба за мою страну и за себя. Я не хочу, чтобы кому-то еще пришлось видеть те сны, которые пришлось видеть мне.

То, о чем я рассказываю Вам, происходит в Беларуси. Сегодня моей страной управляет человек, которого цивилизованный мир называет «последним диктатором Европы». Его режим нарушает главное право человека – право на жизнь.

Печально, но я не единственная, кто обвиняет правящий режим в убийствах. Был похищен не только мой муж, но и другие известные белорусские политики и общественные деятели. Подтверждением тому служит копия отчета Совета Европы, которую я хочу предоставить Комитету. Отчет включает в себя официальные документы, а также многочисленные свидетельские показания, доказывающие причастность Лукашенко и его окружения к исчезновениям политических оппонентов режима.

Сегодня я обращаюсь к Вам от имени таких же женщин как я, у которых бесследно исчезли мужья, известные общественные и политические деятели Беларуси. Я обращаюсь к Вам, как организатор гражданской инициативы «Мы помним», целью которой является объединение усилий белорусских и независимых международных структур для поиска правды о судьбах наших близких.

Спасибо.


http://charter97.org/rus/news/2004/03/11/kras

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1079114131.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua