Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 29-04-2004
:: Справа М. Халаджі

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1083229501.html

Показання Михайло Халаджі, які він дав у суді під час допиту
27.04.2004р.

Привлечение меня к уголовной ответственности по делу, которое рассматривается сегодня судом, не является следствием каких-либо противоправных действий с моей стороны. Это - способ расправы со мной, придуманный не ``потерпевшим'' С.Носатовым, а другими лицами, пожелавшими остаться за кулисами событий и негласно расправиться с человеком, открыто рассказавшим журналистам правду о их неблаговидной деятельности. Я не боюсь назвать их имена, это - генпрокурор Украины Геннадий Андреевич Васильев и заместитель прокурора Донецкой области Рафаэль Измайлович Кузьмин.

Возбуждению уголовного дела предшествовали следующие события.

В 1998 году моя жена Светлана Халаджи по моему совету вошла в состав учредителей Компании "Святая Дева Мария". Компания имела намерение постро ить рынок в Калининском районе Донецка. В том же году она передала генеральному директору Компании В. Борлову 50 тыс. долларов США для внесения указанной суммы в уставный фонд. На тот момент в состав учредителей входили братья Носатовы, Игорь и Сергей, и брат жены Игоря Носатова - В.Борлов. Уставный капитал компании насчитывал 50 тысяч купоно-
арбованцев, что в 1998 году составляло 50 копеек. Одновременно с моей женой в состав участников этого общества вошли Кирнос, Сазонов, Спирин и Чурилов. Сазонов и Спирин внесли в уставный фонд компании большие суммы (более 100 тыс. долларов США каждый), Кирнос - стройматериалы, а Чурилов А. В. ни денег, ни материальных ценностей не вносил, но получил в уставном фонде около 17% и являлся председателем ревизионной комиссии. В материалах дела, стр.70-72, имеется протокол допроса свидетеля Чурилова, который по недомыслию и в спешке был подшит к делу работниками прокуратуры, где свидетель прямо говорит, что никаких денег в уставный фонд он не вносил, участия в работе общества не принимал, на собраниях не присутствовал. Позднее в общество вошли еще ряд граждан: Белик, Задорожный, Кравченко и другие, внесшие в уставный фонд значительные денежные суммы (от 20 до 75 тыс. долларов США). Братья Носатовы и Борлов никаких средств в уставный фонд не вносили, хотя вместе с Чуриловым владели в совокупности 45% уставного капитала. Более того, впоследствии нам стало известно, что из собранных с нас денег в сумме около 600 тыс. долларов США на расчетный счет компании попало лишь 400 тыс. гривен, остальные деньги израсходованы неизвестно на какие цели, а после строительства рыночного комплекса перед подрядчиком образовалась задолженность.

На просьбы участников общества объяснить, куда же потрачены деньги, Борлов и Носатов-старший нам сказали, что деньги ушли на строительство и правомерность их расходования проверена ревизионной комиссией. В июне 1999 года рынок был построен и сдан в эксплуатацию. А еще через год, в августе 2000 г., на очередном собрании участников, которые уже имели информацию о том, что их предприятие разворовывается, нас поставили перед фактом, что рынок убыточный и у администрации нет возможности выплачивать зарплату сотрудникам. Решением этого собрания была сокращена должность президента Компании, которую занимал Носатов-старший, генеральному директору Борлову рекомендовано сократить до минимума расходную часть предприятия, а все средства направлять на выплату зарплаты и погашение долгов подрядчику. На следующем собрании в январе 2001 года выяснилось, что экономические показатели предприятия не улучшились, а ухудшились, задолженность перед Пенсионным фондом увеличилась, а Носатов Игорь по-прежнему числится президентом Компании. После этого решением учредителей Борлов был от должности отстранен, а все его родственники, в том числе братья Носатовы, жена Носатова и жена Борлова, уволились по собственному желанию.

В соответствии с решением этого собрания предприятие возглавил А.Сорокин, ранее работавший директором рынка, и назначена аудиторская проверка деятельности предприятия за 1998-2000 г. В результате проведенной проверки к имевшимся у нас фактам воровства и мошенничества со стороны Борлова и старшего Носатова (неуплата налогов, утаивание выручки, собранные с торгующих средства на приобретение палаток) добавились еще и серьезные финансовые нарушения при возмещении НДС и т.д. О данных фактах учредители, а так же Сорокин, неоднократно информировали прокуратуру Калининского района, однако, несмотря на наши заявления никаких мер реагирования не последовало. Позднее из надежного источника стало известно, что наши заявления в прокуратуре никто рассматривать не собирается, так как наши омпаньоны находятся под покровительством народного депутата Украины, члена коллегии генпрокуратуры Г.А. Васильева и его помощника Кузьмина Р.И. Таким образом, компания разделилась на два лагеря: с одной стороны люди, внесшие деньги и обманутые недобросовестными компаньонами, с другой - ничем не примечательные жулики, почему-то пользующиеся поддержкой высокопоставленных лиц.

В середине 2001 года при обсуждениях вопроса об увеличении торговых мест на рынке (в то время руководство компании активно проводило работу по привлечению на рынок торгующих с закрывавшегося рынка "Сокол" и приобретению для них контейнеров) возник вопрос о том, что на территории рынка незаконно находятся без каких-либо документов два старых автозаправочных блок-пункта. В момент увольнения братья Носатовы ничего не говорили нам об этих заправочных блок-пунктах, так как знали, что не являются их владельцами, а блок-пункты, 1987 года выпуска, никакой стоимости, как изделия не имеют по причине полной выработки ресурса. Однако я, Сазонов и Белик знали о том, что еще до нашего вступления в общество компания в 1995-1997 гг. имела АЗС на пересечении улиц Харитонова и Павших Коммунаров в г.Донецке, так как неоднократно там заправлялись. После ликвидации заправки эти блок-пункты я видел на территории строящегося храма Покрова Пресвятой Богородицы, а затем на территории рынка. Поскольку увеличения торговых мест и освобождения от хлама территории рынка обсуждался неоднократно, в сентябре 2001 года на рабочем собрании Кирнос А И. предложил вывезти списанные и подлежащие сдаче в металлолом блок-пункты на территорию соседнего предприятия "Донбассводстрой", владельцем которого он является. Я возражал против этого, поскольку в бухгалтерии компании отсутствовали документы о постановке на баланс блок-пунктов и я полагал, что об этом факте также следует сообщить в прокуратуру как о еще одном признаке хозяйственного преступления, совершенного Борловым в бытность его генеральным директором компании. Однако большинством голосов учредителей 8 сентября 2001 г решение об очистке территории от хлама было принято и позже исполнено сотрудниками "Донбассводстрой" без моего участия.

В ноябре 2001 г. Борлов обратился в Калининский суд с иском о восстановлении его в должности генерального директора компании "Святая Дева Мария" и судья Переверзев в феврале 2002 г. тупо вынес абсурдное решение о восстановлении Борлова в должности. Как мне сообщили, это решение судья вынес под давлением прокуратуры. Подтверждением того, что прокуратура прикрывала неблаговидные поступки братьев Носатовых и Борлова служит также тот факт, что в феврале 2002 года меня вызвал к себе прокурор г. Донецка Альмазов и требовал, что бы я убедил учредителей на общем собрании восстановить Борлова в должности. В конце февраля 2002 г. группа спортивного вида молодчиков с шевронами охранной фирмы "Мангуст", которая осуществляла охрану Г.Васильева, под руководством бывшего сотрудника УВД области Москвина захватила помещения рынка (в качестве оплаты своих услуг Москвин получил генеральную доверенность на принадлежащий Носатову-старшему автомобиль, а по ходатайству Кузьмина на этот "Мерседес" выданы престижные номерные знаки 002-72 ЕЕ). Тогда же Сорокин был избит и ограблен, кроме того, подшефные нынешнего генпрокурора захватили бухгалтерские документы, печати, товаро-материальные ценности, а также помещения офиса и кафе ООО "Трейд-Сервис", директором которого я являлся. Аренда указанных помещений была оплачена мной на полгода вперед. Об указанных бесчинствах я неоднократно сообщал в органы прокуратуры всех уровней от районной до генеральной. Никаких мер реагирования не последовало, о результатах проверок я информирован не был. А против избитого и ограбленного Сорокина прокуратура возбудила уголовное дело за невыполнение решения суда о восстановлении Борлова на роботе и до настоящего времени он находится под прессом прокуратуры.

После указанных событий ограбленные учредители обратились в Ворошиловский суд с иском о разделе имущества предприятия. Как стало известно позднее, покровители Носатовых и Борлова решили вопрос о том, чтобы наше заявление было направлено на рассмотрение в суд Калининского района, где тот же "беспристрастный" судья Переверзев, ни разу не вызвав в заседание истцов, в удовлетворении нашего иска отказал. Понимая, что мы оказались в правовом вакууме и что обязаны этим Г.А. Васильеву, я обратился к его помощнику Р.Кузьмину с просьбой доложить о том, что от имени Геннадия Андреевича творится беззаконие. Это был разговор глухого со слепым. Приглашенный Кузьминым старший Носатов, который везде представлялся как консультант по экономическим вопросам народного депутата Г.Васильева, в моем присутствии сказал, что никаких 600 тысяч долларов мы в общество не вносили, а рыночный комплекс - двухэтажное здание площадью 2500 квадратных метров и два гектара заасфальтированной территории со всеми коммуникациями - обошлись Компании в 400 тысяч гривен уставного капитала. В результате переговоры ничем не закончились.

Летом 2003 г. журналист В.Бойко опубликовал в газете "Грани-плюс" две статьи "Прокурор "милостью божьей" и "Христопродавцы из прокуратуры" о деятельности под покровительством Г.Васильева Компании "Святая Дева Мария". После выхода первой статьи А.Сорокин был вызван в прокуратуру Донецкой области к сотруднику Лайло, где в течении всего рабочего дня, с 9-00 до 16-00, у него выясняли, кто инициатор указанной публикации и какие документы, касающиеся деятельности Компании, могут находиться у журналиста В.Бойко. Во время допроса Лайло предложил А.Сорокину свои услуги в качестве посредника для урегулирования конфликта. "Верните документы, можете даже подбросить, а я вас всех разведу, мальчиков налево - девочек направо", добавив при этом, что эти публикации "разбудили монстра". О предложении прокурора Лайло выступить посредником между прокуратурой и редакцией в возврате находящихся у журналиста документов, которые изобличали работников прокуратуры, А.Сорокин написал письмо главному редактору "Грани-плюс" народному депутату Украины Ю.Луценко. Это письмо было опубликовано в той же газете в сентябре 2003 года.

Я не знаю, кого имел в виду Лайло, когда говорил о разбуженном "монстре", но из надежного источника я узнал, что Г.А. Васильев дал команду всех недовольных из компании "Святая Дева Мария" дословно: "извести до третьего колена". В результате, 2.09.03 г. в прокуратуру области поступает заявление от Носатовых и Борлова о том, что мы все же внесли в предприятие 600 тысяч долларов США, но их якобы похитил строитель Белик, кроме того, у Носатова-младшего якобы украли блок-пункты стоимостью 150 тысяч долларов, а у компании "Святая Дева Мария" якобы похищены учредительные документы. 08.09.03 г. по заявлению Носатовых и Борлова прокуратура Калининского района возбуждает уголовное дело по ст. 191 ч.5 Ук. Украины.

После ознакомления с этим заявлением, где нас называли не иначе, как бывшие члены общества, мы при помощи юридической фирмы узнали, что 13 мая 2002 года на собрании участников ООО "Компания "Святая Дева Мария", нас исключили из состава участников компании. При этом нашу часть имущества компании перераспределили между собой, не вернув внесенных нами средств, браться Носатовы, Борлов и некая фирма, по утверждению средств массовой информации принадлежащая Р.Кузьмину. Написанное нами еще в сентябре прошлого года заявление в прокуратуру г. Донецка о хищении братьями Носатовыми и Борловым путем мошенничества нашими средствами в сумме 600 тысяч долларов США осталось без ответа, что является еще одним подтверждением коррумпированности данного учреждения. Вместо этого в прокуратуре стали активно фальсифицировать уголовное дело, возбужденное по якобы имевшему факту хищения у Носатова-младшего автозаправочных блок-пунктов.

Якобы украденные у Носатова нашлись на второй день после подачи заявления, 04.09.03, на территории "Донбассводстроя", где они преспокойно простояли на протяжении двух лет. Что же касается выдвинутого мне обвинения в краже этого металлолома, то это - результат планомерной и тщательной работы работников прокуратуры, которые пытаются расправиться о мной за интервью, данное мной журналисту В. Бойко и опубликованное в газете "Остров" и Интернет-изданием "Украина криминальная" в статье "В краю непуганных прокуроров". В этом интервью я рассказал о своих встречах с Р.И.Кузьминым и о причастности его и Г.А. Васильева к манипуляциям с "Покровским рынком".

После опубликования этого материала Кузьмин обратился в суд с иском к журналисту В.Бойко. В пятницу, 7.11.03 г., тогда еще кандидат в генпрокуроры Г. Васильев с трибуны Верховной рады был вынужден отвечать на вопросы председателя парламентского комитета по борьбе с коррупцией В. Стретовича и убеждать парламент в своей непричастности к бандитским методам, применяемым при попустительстве прокуратуры к учредителям компании "Святая Дева Мария". Тогда он сказал, что есть заявление в суд и он сделает все, что бы оно было рассмотрено. На следующий рабочий день, в понедельник 10.11.03, я был задержан в 5 часов утра у себя в квартире и доставлен для допросов в прокуратуру Макеевки. При этом никаких оснований для принудительного привода у следователя не было. На тот момент я ни подозреваемым, ни обвиняемым, имел постоянное место жительства и не уклонялся от следствия, постановление о приводе следователем не выносилось. Причины моего столь спешного задержания ясны - наказать неугодного смутьяна, дерзнувшего воспротивиться Г.Васильеву и Р.Кузьмину, и не допустить моего появления в суде в качестве свидетеля по иску Р.Кузьмина к В.Бойко.

Настоящее уголовное дело является чистой воды фальсификацией. Во-первых, потерпевший Носатов-младший потерпевшим не является, поскольку предмет так называемого "хищения" ему не принадлежит и никогда не принадлежал. Блок-пункты являлись собственностью Компании "Святая Дева Мария", были становлены на заправке этой Компании, в 1997 годы в связи с полной амортизацией блок пунктов они были демонтированы и находились как бесхозный металлолом на территории принадлежащего этой же Компании Покровского рынка. В 2001 годы администрация рынка, очищая территорию от хлама, попросила руководителя соседнего предприятия помочь передвинуть этот металлолом, дабы он не мешал работе рынка. Никакого преступления в действиях администрации рынка, и тем более - по отношению к Носатову-младшему нет и быть не может. Что же касается меня, то я вообще не имел никакого отношения к перемещению этих блок пунктов.


Следствие велось недозволенными методами. И на меня (путем незаконного
помещения в Изолятор временного содержания, ночных допросов, отсутствием
пищи и недостаточным временем для сна), и на свидетелей оказывалось давление. Показания свидетелей тщательно редактировались, отсеивались сведения, оправдывающие меня (в списке свидетелей обвинительного заключения отсутствовали Белик, Кравченко, хотя с ними проводились очные ставки), и много раз намеренно повторялись сведения, якобы подтверждающие мою вину в совершении кражи. Все свидетели, показания, которых не устраивали прокуратуру, были повторно допрошены работником прокуратуры области Лайло (листы дела 127-130 дополнительный допрос водителя Самойлова, 141-146 дополнительный допрос Кирноса, 181-188 дополнительный допрос Сорокина, и т.д., выполненные как по шаблону).

О моей причастности к перемещению блок-пунктов на территорию соседнего предприятия, говорят, постоянно путаясь в своих показания, лишь заинтересованные в деле лица, подчиненные Кирноса - Самойлов, Суховеев и родственник Борлова - Стречик, которые, собственно, и производили это перемещение.

Для того, чтобы обвинить меня в совершении тяжкого преступления, бывшим
блок-пунктам, стоимость которых равна стоимости находящегося в них металлолома, была приписана совершенно несусветная цена - потерпевший утверждает, что этот хлам стоит 150 тысяч долларов США, следствие остановилось на менее безумной цифре в 24 с тысячи гривень. При этом не была установлена даже дата выпуска блок-пунктов и срок их эксплуатации - очевидно, по причине того, что они были полностью самортизированы и никакой ценности не представляли. Носатову хорошо известно о происхождении этих блок-пунктов, но он умышленно скрывает эту информацию от суда, так как иначе не получится расправы надо мной.

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1083229501.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua