Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 08-05-2004
Светлана Обухова: С неотысканием преступников дело приостановить…

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1084027540.html

СВЕТЛАНА ОБУХОВА

«…С НЕОТЫСКАНИЕМ ПРЕСТУПНИКОВ ДЕЛО ПРИОСТАНОВИТЬ…» ИЛИ «ЕГО НЕ МОГЛИ НЕ УБИТЬ»

16 мая день памяти Бориса Вихрова

У меня нет прямых доказательств, что некая часть одесских правоохранителей причастна не только к политической борьбе, но и тесно сотрудничала с бандитами, покушавшимися на наши многогрешные души. Они хоть и сволота, но весьма профессиональная и осторожная. Я готов немедленно взять свои слова обратно и покаяться публично, если будут найдены и посажены за решетку те самые заказчики из «больших людей», которые спрятались за широкую спину «Ангела» и обрекли на смерь десятки невинных душ на Гагаринском плато, не скупились на деньги за душу Гурвица в августе, убили Бориса Деревянко, расстреливали меня, погубили Игоря Свободу и Сергея Варламова, убили Бориса Вихрова и Игоря Бондаря, организовали травлю и бросали по надуманным, облыжным обвинениям на тюремные нары Эдуарда Хачатряна, Михаила Кучука, Анатолия Ворохаева, Костю Улыбышева, заставили спасаться бегством из ставшей им чужой и страшной Одессы десятки людей только за то, что они посмели противостоять бравшей приступом город криминальной рвани. Возможно, мои слова покажутся странными, но в кровавых преступлениях, совершенных арестованными и осужденными, и сами исполнители терактов, и стоящие за ними главари ОПГ более нравственны и более порядочны, чем «большие люди», прибегшие к их услугам. В конце концов, встав однажды на черный путь преступного ремесла или бизнеса, криминальные авторитеты не изменяли ни своим обычаям, ни своей морали, ни своему сообществу. В отличие от тех, кто выдавал им индульгенции на безнаказанность и решился идти во власть по скользкой от крови дороге.
ЛЕОНИД КАПЕЛЮШНЫЙ

Его убили за несколько месяцев до президентских выборов – 16 мая 1999 года, в 14 часов 45 минут. Убили не одного, рядом с Борисом Вихровым, председателем арбитражного суда в Одесской области, находился и был убит директор телекомпании АМТ Игорь Бондарь.

Убийство произошло возле ворот дома Вихрова, расположенного по улице Хуторской, в поселке Черноморка Овидиопольского района – или Царское село, как называют этот поселок большинство одесситов, в котором проживают многие госчиновники высокого ранга и крутые бизнесмены.

Неприметная машина остановилась в одном из многочисленных переулков села невдалеке от дома Бориса Вихрова. Джип темно-зеленого цвета, предположительно «Форд» (мнения очевидцев преступления, соседей Бориса Вихрова, как всегда разделились, некоторые утверждали, что «лендровер», но то, что вездеход темно-зеленого цвета все говорят одинаково), остановился в нескольких метрах от подъезда к дому приблизительно за два часа до приезда хозяина. Его нетерпеливо ожидали, но он почему-то задерживался. Убийцы поддерживали связь по рации с группой внешей разведки. Киллеры нервничали. Вдруг чего случилось, не приедет. Вдруг изменит своей привычке проводить уикэнд в загородном доме.

Накануне, отпустив своего водителя Сергея, он сам сел за руль. На этот раз он приехал не один...

В Бориса Вихрова и Игоря Бондаря выпустили по полному магазину из двух автоматов Калашникова, почти все пули попали в цель. Потом, чтобы не было непредвиденных случайностей, один из убийц подошел и из пистолета Макарова произвел два контрольных выстрела. В упор. В головы. Потом они уехали. Действовали быстро, профессионально, но и не сильно торопясь. Они уверены были в своей безнаказанности, уверены что никто их не остановит. Уверены до такой степени, что нарушили многие незыблемые правила своей профессии: приехали на заметной машине – это раз; машину потом нигде не оставили – два; оружие не скинули сразу, только на следующий день обнаружили где-то в километре один автомат, другой автомат и пистолет не обнаружен и поныне - три. Такое ощущение, что оставленное оружие было табельное, которое выкинуть невозможно, а машина личная, на свои кровные приобретенная.

То есть действовали не как убийцы, а как палачи исполняющие приговор весьма властных структур, которым опасаться нечего.

ВЕРСИИ «ПРОСОЧИВШИЕСЯ»

Двойное убийство ошеломило уже немного успокоившуюся после кровавого 1998 года Одессу. Все таки убит не бизнесмен, даже не сотрудник местной администрации, а председатель областного суда, госчиновник третьего ранга (кстати, и у Президента Украины третий ранг – прим.авт.), и почему-то все были уверены, что в данном случае правоохранительные органы в лепешку расшибутся, но найдут и заказчиков, и организаторов, и исполнителей. Тогда еще на что-то надеялись...

Но правоохранители повели себя, мягко сказать, странновато: из аппарата МВД, облУМВД и облпрокуратуры резво начали просачиваться различные версии, причем все они порочили покойных, редко когда сотрудники следственно-оперативной группы, созданной по раскрытию тягчайшего убийства бывают так болтливы.

Болтали киевские министры Юрий Кравченко и Владимир Мельников, одесские руководители силового ведомства Иван Григоренко, Валерий Романовский, болтали очень короткий промежуток времени, потом рот на замок и строжайшая секретность. Кстати, состав этой группы постоянно обновлялся.

Правда, высокие официальные лица изредка приоткрывали занавес и выпускали очередную дозу черни, этакое сенсационное сообщение.

В отличие от своих подчинённых, которые ссылались на «тайну следствия», министр МВД Юрий Кравченко, начальник МВД в Одесской области Иван Григоренко постоянно пытались направить поток вопросов представителей средств массовой информации в нужное для них русло. Делали упор на финансовую и личную стороны жизни убитого, его источники дохода.

Первая версия, которая достигла общественности, была следующая: мол, Вихрова и Бондаря заказала супруга Вихрова. Причина морально-сексуально-финансовая, де Вихров был гомосексуалистом, с Игорем Бондарем состоял в любовной связи, ей это надоело, хотелось нормального мужа. А так как Вихров юрист и при должности немаленькой, то при разводе осталась бы она голой и босой, вот и заказала любовничков. Нет, это не злая шутка, первоначально эту версию отрабатывали достаточно серьезно, пока не убедились в полной неперспективности. Основанием послужил анонимный звонок в областную прокуратуру.

Никакой странности нет в том, что проверяли. Действительно, в девяноста пяти процентах предумышленных убийств бытовая тема является основой. Удивляет то, что мгновенно просочилось, что первое время почти все сотрудники, привлеченные к следствию работали только по этой версии. «Голубых» было опрошено сорок с лишним, версия лопнула, а время уходило.

Следующая версия заключалась в том, что убийство было совершено некими мстителями. Мол, разорил Вихров своим неправедным судом некоего фермера, бывшего «афганца» и тот с братом… Братья были на короткий срок задержаны. Об этом даже прокурор Одесской области проговорился - задержаны двое подозреваемых. Но то ли братья оказались упрямые, не захотели «брать» на себя, то ли из-за опасения, что уж явная «липа», но и эту версию отмели. Убийство явно профессиональное (причем весьма схожее по почерку с убийствами бизнесмена Табачника и одного из руководителей криминального мира Одессы Куливара), – это раз, автомобиль у братьев имелся, но старенькую «ниву» цвета «коррида» сложно спутать с зеленым джипом – это два, да и урон у братьев был не сильно велик. Чего ж возникла эта версия? А секретарь слыхала, что после суда было высказано в коридоре: «Я этого гада зарою».

Подозревались в причастности к убийству председателя областного арбитражного суда Б. Вихрова братья Сергей и Валентин Продаевичи. Сергею Продаевичу два раза одевали наручники, привозили на допрос в облМВД. Пришлось на некоторое время скрыться. А всё потому, что братья были друзьями Бориса.

Следствие продолжалось и начало разрабатывать самую реальную версию – заказное убийство. Связанное с исполнением профессиональных обязанностей. В Одессе побывал сам генеральный прокурор Украины господин Потебенько и не один, а с заместителем Сергеем Виноградовым. В своем интервью, распечатанном практически всеми газетами, что одесскими, что республиканскими Потебенько сказал, что оставляет в Одессе заместителя и будет пребывать сей высокий государственный муж в «южной Пальмире» пока преступление не будет раскрыто. Но через несколько дней Виноградов вернулся в Киев вместе с тогдашним министром МВД Украины Кравченко.

Крайне удивительное было посещение, с еще более удивительными результатами.

На следующий день по всем каналам телевидения продемонстрировали дом Вихрова в Черноморке не тянувший на царский, затем на экране появился министр МВД в отлично сидящем британском костюме стоимостью приблизительно в его годовое жалование и, поглядывая на часы марки «картье», стоимостью в жалование министра, лет этак в сто, главный правоохранитель страны заявил, что такой большой дом как у Вихрова мог построить только взяточник, то есть преступник. Никаких доказательств преступной деятельности Бориса Вихрова он не привел, о Бондаре вообще не вспомнил и исчез с экрана. Сказано было ВСЁ! Мгновенно перестали просачиваться версии, наступила тишина. Кроме двух одесских газет «ЮГ» и «Слово» это выступление по ТВ даже не было прокомментировано. А что тут напишешь? Что министр высказался по-сталински: «Собаке собачья смерть», а находящийся в Одессе заместитель Генерального прокурора и ухом не повел на такое грубейшее нарушение законодательства?! Все поняли, что у Генпрокурора с министром МВД по этому вопросу все согласовано, ну а редакциям лояльных к властям газет как-то опасно и просто неудобно этакое печатать. Ну и... «Молчание - золото», есть такая пословица, хотя этакое поведение больше напоминает молчание ягнят. Мгновенно прекратились утечки информации из силовых структур, убийство Вихрова и Бондаря четко замалчивали. Тем более, что писать вроде б было о чем, приближался пик президентской компании.

А вскоре на пресс-конференции в Одессе министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко выдал удивлённым журналистам сенсацию. Да как подал... Оказывается доблестная одесская милиция арестовала 15 киллеров, которые готовили физическое устранение городского головы Руслана Боделана, начальника Одесского морского торгового порта Николая Павлюка и народного депутата Украины, ректора Одесской государственной юридической академии Сергея Кивалова (кстати, этой академии принадлежала большая часть акций телекомпании «АМТ»). И добавил: «Я дал вам сенсацию, и вы вправе распоряжаться ею. Та информация, которой мы сейчас располагаем, очень дорога для нас. И поэтому сегодня я воздержусь от каких-либо комментариев, чтобы не помешать следствию». Поговорил и уехал. Не вдавался в подробности и начальник ЦОС УМВД Украины в Одесской области Ярослав Корытнюк. Он, вслед за министром, направлял общественное мнение в нужное для следствия русло удаляя от истины. И вообще, Корытнюк – интересная личность знающая многое, лично присутствовал с высокопоставленными чинами на многих допросах членов банды Ангерта и Томаля. Допрашивали без адвокатов и фиксировали на видео. Замминистра МВД В.Мельников поддержал своего шефа. Он сообщил, что милиция «аргументированно» считает что это преступление носит экономический характер и связано с неправомерными решениями арбитражного суда в пользу одной из сторон». Всё сказал себе и ничего не сказал общественности.


«Сенсационное» сообщение раструбили СМИ, вдруг встрепенулся Кивалов. Как так, на меня покушение, а я ни о чём не ведаю, не знаю – и подал запрос. На том и завершилась очередная милицейская «утка».


Что любопытно – в условиях предвыборной борьбы двойное убийство столь значительных лиц как председателя арбитражного суда - Власть Первая, директора телекомпании – Власть Четвертая, и все с ним связанное могло стать поводом скандала много большего, чем убийство журналиста Гонгадзе и пленок майора Мельниченко. Но не стала.

«ЕГО НЕ МОГЛИ НЕ УБИТЬ»

В период журналистского расследования я встретилась с одним из старших офицеров следственного управления УМВД в Одесской области, на какой то период входящего в следственно-оперативную группу занимающуюся расследованием этого преступления. Он и произнес эти слова: «Его не могли не убить, он слишком многим мешал. А смертью своей помог. Тоже многим». Фраза, вернее ее вторая часть была достаточно загадочна. Комментировать свои слова офицер отказался, и так лишнего наговорил, но некую ниточку для размышлений дал.

Конечно, Вихров кому-то сильно мешал. Да, и Бондарь, несмотря на то, что правоохранители утверждали - смерть Игоря Бондаря была случайной. Совсем не случайной. Но об этом тоже немного позже. Сначала рассмотрим, чем и кому мог помешать Борис Вихров, как председатель арбитражного суда.

Среди множества дел, которыми он занимался, имеются три связанных с суммами крупными и с людьми занимающими высокое положение. Это дело ЧМП, чтоб быть более точной - дело о незаконной продаже пассажирских лайнеров «Тарас Шевченко» и «Одесса – сан». Это дело о возврате валютных средств госпредприятий и организаций Одесской области, незаконно вывезенных за рубеж под видом кредитов в 1995 – 1998 годах. И дело об отмене незаконной приватизации ряда городских участков являющихся муниципальной собственностью. Дела эти находились в арбитражном суде уже достаточно давно, как с начала 1998 года, так и ранее и близились к своему разрешению. Кстати, иск об отмене приватизации муниципальных участков был подготовлен управлением правового контроля горисполкома еще когда им руководил Сергей Варламов. Так же убитый в преддверии выборов 1998 года.

О судьбе ЧМП и «пассажиров» писалось достаточно, повторяться не стоит, тем более, что как показали дальнейшие события – убийством председателя арбитражного суда тут ничего изменить было невозможно. Единственное, что можно сказать, так то, что приемник Вихрова, Валерий Балух, друг и многолетний соратник Боделана, бывшего функционера КПСС, главы обладминистрации, достаточно выгодно воспользовался уже отработанными Вихровым материалами.

С кредитами тоже ничего не ясно. Как и по какой причине миллионы долларов попали за рубеж и оборачивались там весьма длительное время, принося значительный доход? Кому-то, но не Украине, не Одесской области. Дело ушло в архив, потом было затребовано в Киев и там как-то затерялось. Ясно одно - такие кредиты не могли быть выплачены без визы губернатора Одесской области Руслана Боделана. Но может все и вернули. А может и не все. Кто знает?

И, наконец, третье дело о возврате в муниципальную собственность незаконно приватизированных, то биш проданных участках городской земли. Что ж это за участки такие?

Это значительная часть рекреационной зоны, то есть санатории и здравницы Одессы и та земля, которая была передана нефтеперерабатывающей компании «Лукойл». Операция по их приватизации, отчуждению и передаче была проведена при участии юридического управления обладминистрации, которым в то время руководил Валерий Балух. Губернатором же был Руслан Боделан. Но полностью документы не успели оформить, вступил в действие Закон Украины «О местном самоуправлении», основываясь на котором Сергей Варламов и подал в арбитраж.


Руслан Борисович то свою борьбу за кресло председателя городского Совета Одессы начал вынужденно, именно из-за Закона «О местном самоуправлении» передавшем все, что находится на территории «местной громады» в правопользование городских властей. До этого он, как губернатор полностью распоряжался этой супердорогостоящей собственностью, а тут взяли и увели из-под носа. А он то уже обо всем договорился, денежку первоначальную взял, себе оставил часть, остальное наверх отослал. Как положено. И, не смотря на то, что при помощи решения Кировоградского суда, а если быть до конца откровенным – при помощи Леонида Кучмы, он все таки стал председателем Совета народных депутатов Одессы, ситуация у Руслана Борисовича была сложная – ждать от Вихрова каких либо поблажек он не мог, отношения были уж сильно напряженные. В 1995-98 годах Вихров уже вынес ряд решений не в пользу обладминистрации, на перевыборах летом 1998 года выставил свою кандидатуру на пост председателя Одессы и набрал значительное, хоть и не решающее количество голосов. И вообще, у нового мэра, как и у его киевских покровителей, были большие проекты, для исполнения которых необходим был свой, проверенный человек на должности председателя арбитражного суда.



Вихров снял свою кандидатуру на пост мэра Одессы, а Боделан формально выполнил договоренность и Вихрова назначили председателем арбитражного суда. В последний раз выступив по телевидению в качестве кандидата, он призывал одесситов не голосовать за Руслана Боделана и процитировал Эдуарда Гурвица: «Боделан - это чума для Одессы». Состоялся разрыв с Боделаном. Вражда, к которой Боделан имеет самое прямое отношение, перевалила критическую черту .



Продолжение следует.

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1084027540.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua