Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 28-09-2004
М. Халаджи: По следам непуганных прокуроров. Часть 3

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1096319899.html

Продовження. Початок тут: http://maidan.org.ua/static/mai/1095504677.html (ч.1) та тут http://maidan.org.ua/static/mai/1095885393.html (ч.2)

Очередное судебное заседание, как всегда ждем гособвинителя, а опаздывает она из-за большой занятости на «производстве» постоянно. Как правило, если помощник прокурора города Донецка Ирина Нос приезжает на такси, то настроение у нее неважное, понятно, что таксист бесплатно не повезет, а зарплата у помощника прокурора не бог весть какая. Совсем другое дело, когда привозит ее спецавтомобиль криминалистической лаборатории городской прокуратуры. Естественно, что специальный автомобиль криминалистической лаборатории служит уж совсем не для того, что бы помощников прокурора по судам возить, но, учитывая, что осудить надо смутьяна, дерзнувшего выступить против самого Геннадия Андреевича, спецмашину ей все же иногда выделяют.

Допрос потерпевшего, и смех и грех. Потерпевший Сергей Носатов (один из участников аферы по одурачиванию донецких предпринимателей, в том числе и моей жены) заявил, что в 1996 году, он якобы приобрел за 10 тыс. долларов США у не установленного лица два новых, в смазке, автозаправочных блок-пункта. Правда на досудебном следствии он утверждал, что блок-пункты были не совсем новые, зато в хорошем состоянии. При этом никаких документальных доказательств принадлежности этих блок-пунктов Носатов не представил, предусмотрительно заявив о том, что документы, подтверждающие его право собственности на АБП, так же как и техническая документация на эти АБП якобы хранились в комнате дирекции рынка, и пропали при неизвестных ему обстоятельствах. Правда, при этом, в судебном заседании потерпевший даже не смог пояснить, как выглядели документы на приобретенные им блок пункты, техническая документация, какова комплектность указанного оборудования и т.д. По его показаниям покупатель передал ему один ключ от винтового замка блок-пунктов, в то же время в соответствии с технической документацией завода изготовителя каждый автозаправочный блок-пункт комплектуется тремя ключами от винтового замка, тремя ключами от сейфа и тремя ключами от топливораздаточной колонки. Следовательно, если бы Носатов действительно приобретал новое оборудование, то продавец вручил бы ему 6 ключей от винтовых замков, 6 ключей от сейфов и 6 ключей от топливораздаточных колонок. Но где же тогда 5 ключей от винтовых замков, 6 ключей от сейфов и 6 ключей от топливораздаточных колонок, где ваша совесть господа прокуроры и судьи. А ведь это только один маленький эпизод из многочасовых потоков глупости и лжи, имевших место при, так называемом, судебном следствии.
Однако вся эта мерзкая глупость и ложь, была принята судом во внимание.
Судите сами:

- По утверждению Носатова и прокуратуры после покупки блок-пунктов, потерпевший поставил их на хранение, без оплаты и договора хранения, на территорию строящегося храма «Покрова Пресвятой Богородицы», где они находились под открытым небом 3 года. В 1999 году Носатов перевез их на прилегающую к храму территорию «Покровского рынка», принадлежащего компании «Святая Дева Мария», одним из участников которой являлась моя жена. На территории рынка блок-пункты так же хранились без оплаты и договора хранения еще на протяжении двух лет. Здесь то и начинается самое интересное.

После того как это «особо ценное оборудование» на протяжении пяти лет хранения под открытым небом изрядно поржавело, «гениальный бизнесмен» Сергей Носатов, якобы находит покупателя, некого Ткачева, который с радостью готов выложить за ржавые блок-пункты 30 тысяч американских долларов. Но поскольку на тот момент у него не было в наличии всей суммы, то он в январе 2001 года, якобы вручает Носатову задаток за указанные блок-пункты в размере 5 тысяч долларов США и получает от него соответствующую расписку. И на досудебном следствии и в зале судебного заседания, Ткачев утверждал, что хотел приобрести эти блок-пункты, так как имел намерение построить АЗС на трассе в районе города Северска.

Казалось бы, дело сделано. Все предусмотрел сценарист от прокуратуры и ксерокопию газетной страницы, с объявлением о продаже блок пунктов за ноябрь 1999 года и расписку Носатова о получении задатка от некого Ткачева. Правда, «актеры» бездари постоянно «роли» путают, но кто на это внимание обращать будет. А не поумнеет Халаджи на досудебном следствии, не упадет в ножки Геннадию Андреевичу, так пусть тогда на зоне умнеет. А при «правильном» судье, осудим мы его, как пить дать. А доля его жены в компании «Святая Дева Мария», пойдет на компенсацию части гражданского иска, вот и весь сценарий. Общая сумма, которую Носатов. заявил в качестве размера причиненного ему вреда, составляла 179000грн.

Одного лишь не учли, изрядно, обленившиеся и обнаглевшие от безнаказанности прокуроры. Что не с «шелупонью приблатненной», а с офицером милиции дело имеют, да не с таким, что по тетушкиной протекции карьеру себе сделал, а с тем, что всякого повидал за свою службу, но труса не праздновал и подлецом не был.

В результате дополнительных допросов потерпевшего и свидетелей Ткачева и Борлова версия о том, что Носатов – потерпевший, была заметно потрепана, и держалась на честном слове, да и то лишь благодаря титаническим усилиям гособвинителя и судьи. Но когда защита попросила приобщить к материалам дела Постановление КМУ Украины о том, что данного вида оборудование с 1 января 2000 года запрещено для розничной продажи ГСМ, настроение и у судьи, и у прокурора заметно ухудшилось, а по делу был объявлен перерыв. В действительности автозаправочные блок-пункты начали запрещать к использованию еще в 1997 году. Тогда появилось первое, по этому вопросу Постановление КМУ, в соответствии с которым, установили срок их использования до 1 июня 1998 года. В последствии появились дополнения к данному документу, последним из которых было Постановление КМУ от 21.07.1999г. № 1319, в соответствии с которым, данное оборудование к розничной продаже ГСМ с 1 января 2000 года запрещено.

Люди добрые! Караул! Это каким непуганным, христопродавцем нужно быть, что бы попытаться заставить, здравомыслящих людей поверить в то, что ржавое, списанное по истечению срока амортизации, к тому же запрещенное для использования Постановлением Правительства оборудование, после 5 лет ржавения под открытым небом, кто то согласится купить, да еще и за 30 тысяч долларов, когда новое с завода, с гарантией за 10 тысяч никто брать не желает. Ай да прокуроры! Ай да «молодцы»!
Нет, Геннадий Андреевич! Все же дам Вам бесплатный совет: «Срочно соберите всех недоумков, которые занимались этим уголовным делом, если надо их фамилии я могу перечислить, их немного человек пятнадцать и направьте пока не поздно на судебно-психиатрическую экспертизу. Вам же потом легче оправдываться будет, свалите все на Пшонку скажете, что это он их на работу принимал».

В соответствии с обвинительным заключением в сентябре 2001 года я, якобы попросил одного из участников компании «Святая Дева Мария» - президента концерна «Донбассводстрой» Кирноса – перевезти указанные блок-пункты с территории Покровского рынка на соседнюю территорию автобазы «Донбассводстрой», что он и сделал. Следует сразу же отметить, что во время досудебного следствия, упомянутый Кирнос несколько раз менял свои показания, но это не помешало прокурорам, использовать в обвинительном заключении именно те, которые были им выгодны.

Исчезновение блок-пунктов Носатов обнаружил якобы лишь в феврале 2002 года, но только в конце апреля обратился в прокуратуру г. Донецка с заявлением о краже, сообщив что, с территории Покровского рынка исчезли принадлежавшие ему блок-пункты стоимостью 10 тыс. долларов США, которые он приобрел в 1996 году. Почему Носатов сразу же, после обнаружения пропажи не заявил о краже? По версии Носатова, он самостоятельно занимался поиском похищенного имущества. На самом деле все обстояло иначе.

В феврале 2002 года при захвате «Покровского рынка» некой охранной фирмой «Мангуст» братья Носатовы избили и ограбили Сорокина, который в тот же день обратился с соответствующим заявлением в правоохранительные органы. В результате «невинных шалостей» «божьих людей», Сорокин провалялся в больнице 24 дня, а бюджет его семьи утратил 50 тысяч гривен. В первых числах марта 2003 года я, как директор ООО «Трейд-Сервис» обратился в прокуратуру с заявлением о том, что при бандитском захвате рынка «Покровский» Носатовы и Борлов незаконно завладели документами, печатями и штампом указанного предприятия, незаконно захватили помещения офиса и кафе. Аренда этих помещений была оплачена мной до первого июля 2002 года. В указанных помещениях находилось оборудование предприятия, товарно-материальные ценности на большую сумму, а так же мои личные вещи. В отличии от подопечных генпрокурора я привык подтверждать свои слова документами, что и сделал, предоставив в прокуратуру Калининского района Донецка, соответствующие выписки из банка и т.д..

Христопродавцы из прокуратуры, все эти дела, естественно замяли. А в противовес им появилось абсурдное заявления Носатова. И не только это. В сентябре 2003 г. братья Носатовы и Борлов обратились с заявлением в прокуратуру Донецкой области в котором вышеуказанные блок-пункты были оценены уже в 150 тыс. долларов США. На второй день после подачи заявления блок-пункты были обнаружены на территории автобазы «Донбассводстрой». Перемещение этого металлолома с территории рынка на территорию автобазы прокуратура квалифицировала, как кражу в особо крупных размерах.

Чем дальше продвигалось слушание дела, тем меньше шансов оставалось у обвинения, окончить слушание обвинительным приговором.
Бывший и.о. генерального директора ООО Компании «Святая Дева Мария» Анатолий Сорокин, нашел в себе силы и рассказал суду правду. Правду о том, как через неделю после тяжелой полостной операции он, был вынужден давать показания прокурору отдела надзора за соблюдением и применением законов прокуратуры Донецкой области юристу 2-го класса Игорю Викторовичу Лайло. Как по несколько раз рвались и переписывались протоколы. Как под угрозой оказаться в камере ИВС, а Сорокин и по сей день, на протяжении уже почти трех лет находится под следствием, и под подпиской о невыезде, заставил его Лайло подписать нужный прокурорам протокол.

Еще в феврале 2002 года христопродавцы из Донецкой прокуратуры возбудили в отношении Сорокина уголовное дело №01-10219 по ч.1 ст. 382 УК Украины. А дело было так. Сорокин в то время являлся и.о. гендиректора богоугодной компании «Святая Дева Мария». После постановления судьей Переверзевым решения о восстановления Борлова в должности гендиректора этой компании, Ольмезов, будучи в то время прокурором Донецка, в ультимативной форме потребовал от Сорокина немедленного исполнения указанного решения. Напрасно пытался Сорокин убедить прокурора, что восстановить Борлова в соответствии с уставом предприятия может лишь общее собрание участников. В ответ посыпались угрозы. А, для того, что бы придать своим угрозам большую убедительность, государственный советник юстиции 3-го класса, санкционировал обыск на предприятии.
Возбудить уголовное дело у прокуроров дури хватило, а что дальше делать не знают. В суд направлять - обратно вернут, а прекратить просто так, в смысле бесплатно - рука не поворачивается. Вот и ждут прокуроры, а чего и сами не знают, наверное, что бы государство больше денег Сорокину за их беззаконие задолжало.

После допроса бывшего начальника охраны рынка, водителей перевозивших блок-пункты, электрика, помогавшего в погрузке, начала «трещать по всем швам» версия вор – Халаджи. В деле становилось все больше и больше противоречий, а все противоречия, как известно, трактуются в пользу защиты, но не будем идеализировать ситуацию. Все это так, но при одном условии, если Вас действительно судят, а не засуживают.


Очередное судебное заседание в который раз окончательно разуверило меня в существовании законности в этой стране. То, что помощник прокурора Нос в предыдущих судебных заседаниях грубо нарушала закон, что несовместимо с осуществлением ею функций представления государственного обвинения, померкло после того, как Ирина Ивановна спровоцировала судью на позорный для правосудия факт избиения в зале суда журналиста Владимира Бойко. Для достижения своей цели Ирина Ивановна использовала вредную привычку судьи Карпушевой, удалять граждан из зала судебного заседания, вспомните безосновательное удаление Салова. Конечно же, Нос преследовала вполне определенную цель, обвинить меня в этом инциденте, но тут, как говорят спортивные комментаторы – «не хватило техники». В результате милиционеры, дежурившие в зале, изрядно намяли Бойко бока, а все его попытки, доказать государству, что нельзя просто так бить человека, потому, что он че-ло-век, успехом не увенчались. Так что, господа судьи, если Вам вдруг вздумалось, кого-то отдубасить, что б не умничал, ни в чем себе не отказывайте. Ничего Вам за это не будет!

После того, как очередной свидетель, из числа ограбленных братьями Носатовыми и Борловым предпринимателей, дал показания о том, что вопрос перемещения блок-пунктов действительно решался коллегиально на рабочем собрании, судья объявила перерыв.

Следующее судебное заседание. Небольшой фрагмент допроса Юрия Сазонова:

- Я знаю, что их перевез директор строительной фирмы, которая сначала строила собор, потом рынок. Это Белик Александр Архипович. Он говорил, что организовал перевозку именно этих АБП, вот поэтому я и говорю, что я там заправлялся. Раз он их оттуда перевозил, то это те же самые. Я так предполагаю. Это мои предположения.
- На территории компании «СДМ», слева от ворот.
- Я был учредителем компании с 1997 года по 30 марта этого года, когда судья Арабей вынесла решение, после этого я не являюсь участником этого общества.
- Некоторые собрания мы не оформляли протоколом, так как между участниками были разногласия, и нам не удавалось всех собрать.
- Мы очень часто собирались на «Покровском рынке», обсуждали вопросы, некоторые собрания оформлялись протоколом, в том числе координационного совета, председателем которого я являлся.
- Я говорю бесхозное имущество, потому что мы неоднократно обсуждали такие вопросы, в том числе и по АБП, их было два.
- Не помню. Говорил правду. Меня это шокировало, что Халаджи арестован, задержан и я в Макеевке в прокуратуре должен давать показания. Меня этот факт шо-ки-ро-вал. За что человека могли арестовать, если он не виноват? Причем еще в особо - крупных размерах приписывать ему хищение. Меня это удивляло и удивляет до сих пор. Поэтому, что-то может не совпадать с тем, что я говорил. Может это мое халатное отношение к этому процессу. Я не верил, что до этого может дойти. Я, не придавал значение этому разговору со следователем прокуратуры. Я никогда не сталкивался с такими фактами, что бы человек ни за что был арестован. Я был очень шокирован этим фактом и может быть допустил не те слова. Я тогда не помнил.

Свидетелю предъявлен протокол рабочего собрания.

- В сентябре 2001 года я подписал этот протокол. Да, я был участником этого собрания. Я, утверждаю это на основании того, что там стоит моя подпись.
- Возможно я там говорил, что не участвовал в этом собрании. Объяснить это, как я уже говорил, можно тем, моим удивлением. Позвонил мне Халаджи, это было в ноябре 2003 года и сказал – срочно приедь. И я приехал к следователю Проценко. Объяснить могу только тем, что я был шокирован этим случаем, что это действительно правда, что Халаджи арестован.
- Я не помнил этого решения, поэтому и сказал, что в собрании не участвовал. Что Кирнос инициатор, так этого в протоколе нет. То, что я участвовал в собрании, я вижу по своей подписи, а относительно Кирноса, я возможно отвлекся тогда на собрании. Отвлекся и прослушал этот вопрос. Меня больше интересовало погашение долгов перед Беликом, а не такая мелочь, как АБП.
- Я помню, что звонки были Борлову. При мне звонил Сорокин.
- За деньги заправлялся, а давали чек или нет не помню. В 1995 году кассовых аппаратов не было.
- Я помню, что давал деньги, а про чек не помню.
- Мне Игорь говорил, что это его заправка, я знал это с его слов.
- Я там заправлялся.
- Документов я не видел, но со слов Игоря Носатова, я знал, что это его АЗС. АЗС с двумя АБП.
- Сорокин мог принимать решения. Мы создали координационный совет и я пытался
организовать его работу. Я считаю решение этого собрания правомочным. Сорокин сообщил Борлову о вывозе АБП. Это было в моем присутствии.
- Сорокин по просьбе одного из участников предупредил Борлова о вывозе АБП, на что Борлов ответил, что это его земля. Я слышал как Сорокин называл Борлова по имени отчеству.
- Сорокин сказал Борлову, что АБП мешают развитию предприятия, что мы на этом месте хотим разместить контейнеры…
- Заправка находилась возле гор ГАИ пересечение Павших Коммунаров Харитонова. Я могу начертить схему. Это Т-образный перекресток. Я заправлялся там раз 5.
- Белик на одном из собраний в 2001 году, когда выясняли, что с ними делать, сказал, что он перевозил эти АБП. Кроме того, я смотрел документы на балансе ООО «СДМ» они не числились.
- На территории храма я бывал, но не помню там АБП. Мы отмечали пасху с отцом Дмитрием.
- Не могу сказать, видел я их на территории храма или нет в 1996-1997 годах. Римма, одна из подруг жены Носатова, мне рассказывала, как разбавляла бензин и классно на этом зарабатывала.
- С января 2001 года по февраль 2002 года, когда рынок захватила охранная фирма «Мангуст», я видел и Игоря и Сергея Носатова на территории рынка.
- Я знаю, что Сорокин и учредители обращались в правоохранительные органы по поводу злоупотреблений Борлова, и сам подписывал такие документы. Меры по таким заявлениям, а их было 5 или 6 ни разу не были приняты.
- Сорокин обратился впервые в прокуратуру, когда Борлов 9 месяцев спустя увольнения обратился в суд. Была аудиторская проверка, по результатам которой, Сорокин обратился в прокуратуру.
- 10 ноября 2003 года во время очной ставки между нами в прокуратуре Макеевки я говорил о том, что «СДМ» владела заправкой и я там заправлялся. --Я говорил, что похожие АБП, которые находились на территории рынка, ранее стояли на АЗС и я на ней заправлялся.
- Возможно, когда я увижу их открытыми, эти АБП я вспомню. Я их открытыми на рынке не видел.Во всей этой истории нужно вернуться несколько назад, когда Носатов Сергей подал заявление в прокуратуру, 4 октября 2003 года у меня дома и на работе провели обыски, я при этом допросе чувствовал какую то предвзятость.
- По этому мог что то и не вспомнить. Повторяю, что все это меня шокировало и обыски. Я чувствовал предвзятостью.
- В заявлении Носатовых и Борлова от 3 сентября 2003 года АБП оценены в космическую сумму 120 или 150 тысяч долларов. Мне это заявление в моем кабинете показал следователь прокуратуры и после этого я нахожусь в удивленном состоянии.
- В результате проведенных у меня обысков ничего не найдено. Документы, которые у меня были я давно вернул Борлову…
- Мы закрывали «Трейд-Сервис» в связи с тем, что 18.02.2002 года его захватила фирма «Мангуст». А наши обращения в прокуратуру и милицию не дали результатов. А там был товар на большую сумму, оборудование.
- Если я посмотрю на АБП, я их узнаю, может по цвету, может по пистолету. Я из них заправлялся.

Этих показаний нет в протоколе судебного заседания. Вообще то они должны были там быть, поскольку Сазонов это действительно говорил, но в результате некой корректировки их, как и показаний многих других свидетелей не стало.

И это все при том, что Фемида слепа, но не глуха.

А вот, какие показания из тех, что дал в зале судебного заседания свидетель Кравченко, украли судейские чиновники, не внеся их в протокол судебного заседания:

«Уважаемый суд. Я в 8 раз говорю о том, что не видел документов свидетельствующих о том, что это имущество принадлежало Носатову. Это было на мой взгляд, бесхозное имущество, которое мешало работе предприятия. Его не выбросили, не сдали в металлолом, как это сделали бы, может те же Носатовы. Обратились к одному из учредителей у которого через забор находится его площадка, для того, что бы это бесхозное имущество, было переставлено туда и не мешало работе рынка… Они (Носатовы и Борлов) ни копейки не вложили в строительство объекта, украли наши деньги и у меня и мысли не было, кстати их приглашать. Более того – это произошло с попустительства правоохранительных органов. Ни одно наше заявление, коллективное, до сих пор не рассмотрено. Более того, в этом же зале состоялось заседание суда по поводу незаконного исключения нас из общества. Борлов говорит – да мы понимаем, что поступили незаконно, представитель исполкома понимает, что регистрация незаконна. Вместе с тем выносится решение о том, что мы пропустили срок. Хотя исключение произошло в тайне от нас. В результате у нас украли имущество на полмиллиона долларов, ни каких то ржавых два ящика, а совершенно конкретное имущество».

Это далеко не все показания, украденные у правосудия в Калининском местном суде по данному делу. Я предоставлю читателям возможность ознакомиться с показаниями экспертов и других свидетелей и расскажу еще много «интересного» о методах работы донецкой прокуратуры и судов.

Но об этом в следующей части.

М. Халаджи. Продолжение следует.

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1096319899.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua