Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 30-10-2004
АЛЕКСАНДР ПАВЛОВ: Обыкновенный ...что? Он самый !
Форум Майдану

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1099129156.html

АЛЕКСАНДР ПАВЛОВ. Донецк


ОБЫКНОВЕННЫЙ …ЧТО? ОН САМЫЙ.

Центральный штаб прихватизаторов державного майна утвердил пана премьер-министра в качестве нового фюрера Украины. Естественно, что слово «фюрер» вызывает вполне конкретные ассоциации. Но автор этих заметок употребляет его вполне сознательно. Дело в том, что украинское общество настолько привыкло ко всякого рода словесным суррогатам, словозаменителям, экивокам, двойным стандартам и тройной бухгалтерии, что любая попытка назвать вещи своими именами вызывает, как минимум, недоумение, а чаще – инстинктивный протест. И это неудивительно. В стране, где откровенная ложь и цинизм являются непременным атрибутом деятельности властных структур и полностью подконтрольных им СМИ, иначе и не может быть.
У большинства моих земляков слово фашизм неизменно связано с гитлеровской Германией, с теорией расового превосходства. Хотя многие знают, что движение с таким названием впервые возникло в Италии. После окончания Второй мировой войны и завершения Нюрнбергского процесса термин «фашизм» нередко употреблялся в качестве обозначения сущности тоталитарных режимов. Неважно, в конце концов, что начертано на государственных знаменах, какая исповедуется в державе идеология – расового или классового превосходства, главное – какие методы и средства применяют власти государства по отношению к своим гражданам. Тотальная ложь официальной пропаганды, тотальное подавление инакомыслия, тотальное использование монополии на власть с единственной целью сохранения этой самой власти – это обыкновенный фашизм. Сравнительно недавно известный советский поэт, довольно-таки прозрачно характеризуя действия властей собственной страны, писал: «Растление душ бескровно, но это - братоубийство».
А теперь вспомним не такое уж далекое прошлое. К примеру, никто из нормальных людей не возмущался, когда комментаторы произведений Оруэлла и Конквиста называли сталинский режим в СССР фашистским и сравнивали его с гитлеровским режимом в Германии. Такое сравнение давно уже стало, как говорится, банальным. Вспоминается история, связанная с фильмом советского кинорежиссера Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм». Этот фильм стал таким выдающимся событием застойного периода, имел такой огромный общественный резонанс, что власти при всем желании не могли оставить его появление незамеченным. В верхах обсуждалось решение о присуждении фильму высшей государственной премии – Ленинской. Но во время просмотра «Обыкновенного фашизма» возникали (и не могли не возникнуть) такие явные аналогии между гитлеровским режимом, о сущности которого и шла речь в фильме, и советским строем, что верхи, все-таки, перестраховались. «Обыкновенный фашизм» был отмечен премией «второго сорта» - Государственной. Соблюли власти своего рода чиновничий дипломатический этикет. Что ж, как говорится, знает кошка, чье сало съела.
Кстати, еще до прихода к власти Горбачева сами работники аппарата ЦК КПСС в разговорах между собой нередко называли советский строй тоталитарным. Ну, а в эпоху гласности не то что западные политологи, а свои, отечественные, не стеснялись определять режим брежневского периода как бархатный или атласный фашизм или фашизм в лайковых перчатках. Подобными определениями (и это еще при всевластии КПСС!) никто на, так сказать, официальном уровне не возмущался.
А теперь зададимся вопросом, насколько современная Украина ушла в своем развитии (если это развитие вообще имело место) от откровенно тоталитарного СССР? Вспомним начало пути. Итак, на декабрьском 1991 года референдуме население УССР чуть ли не единодушно высказалось за государственную независимость Украины. И, заметьте, это произошло практически без применения административного ресурса. Об этом событии частенько любит вспоминать официальная пропаганда. Все бы ничего, но только та же пропаганда практически совсем не вспоминает итоги мартовского референдума того же года. А на мартовском референдуме то же население той же УССР высказалось еще более единодушно за Украину в составе СССР. Можно как угодно не уважать своих земляков, но игнорировать очевидные факты, несмотря на весь цинизм официальной пропаганды, крайне сложно. Психология населения целой страны не могла измениться так кардинально за столь короткий срок.
Что же произошло между мартом и декабрем 1991 года? Почему так радикально изменилась позиция наших соотечественников? А между мартом и декабрем оказался очень и очень даже памятный август. Не просто август, а появление и поражение ГКЧП. Братание в стенах тогдашнего «парламента» коммунистов-интернационалистов, составляющих свыше 80% депутатского корпуса Верховного Совета УССР, с национально продвинутыми депутатами, выразившееся в дружном голосовании за выход Украины из состава Советского Союза, стал знаковым и показательным событием, предварившим и определившим итоги декабрьского референдума.
Понятное дело, ни о каком подобном «самоопределяющем» референдуме при, не дай Бог, победе ГКЧП не могло быть и речи. Само собой разумеется, при таком развитии событий не было бы и приснопамятного весьма необычного голосования в стенах Верховной Рады. Более того, из ее стен в очень скором времени исчезли бы сами борцы за национальную идею. Так что ни для кого не секрет (и об этом в свое время достаточно говорилось), что итоги декабрьского голосования свидетельствуют не столько об озабоченности советских людей независимостью Украины, сколько их страхом перед возможным, неизвестным демократическим путем развития, так громко провозглашавшимся руководством тогдашней России. Население, и, тем более, коммунистические депутаты, проголосовали по сути дела за создание на территории Украины советского коммунистического анклава.
Как показали реалии дальнейшей «поступи истории» на постсоветском пространстве, эти страхи в значительной степени оказались напрасными. А Украина, особенно на фоне сестры-соседки Белоруссии, выглядит вообще чуть ли не респектабельно. Так что анклав не понадобился. Номенклатура тоталитарного государства сохранила свою власть и позаботилась о том, чтобы эта власть оставалась незыблемой. В отличие от бывших стран социалистического лагеря и прибалтийских республик в украинской державе даже не поднимался вопрос о принятии законов, которые могли бы способствовать дефашизации государства и общества (о люстрации, запрете на профессии, запрещении партий и других общественных организаций, в программах и практической деятельности которых допускалась возможность насильственных методов ведения политической борьбы и т.д.).
Правда, с точки зрения ортодоксальной коммунистической номенклатуры при удержании властных рычагов не удалось избежать некоторых нежелательных «издержек производства». Пришлось поделиться этой самой властью с откровенно криминальными структурами (в начальной стадии разграбления майна, доставшегося от Союза, очередное поколение советской номенклатуры, не имевшее сталинского-бериевских навыков «ведения дел» и изнеженное покоем брежневского застоя, не были готовы разрешать экономические споры путем массового использования килеров и рэкетиров).
Теперь прежняя номенклатура и криминальные структуры настолько срослись в мощных организмах региональных финансово-промышленных кланов, что их не то, что водой не разлить, их вообще уже одних от других невозможно отличить.
Итак, вернемся к началу этих заметок. Назначение на должность фюрера Украины именно нынешнего премьера целиком закономерно и, с точки зрения интересов и психологии центрального штаба правящего клана, вполне оправданно. (Автор настаивает именно на термине «назначение», поскольку монополисты от власти на самом деле, т.е. на практике, не признают даже самой возможности предоставить населению право свободного выбора). Премьер, будучи губернатором самой густонаселенной и индустриально развитой области, доказал – особенно региональным результатом последних парламентских выборов - свое право быть первым. Руководство возглавляемой им области и было первым по применению тоталитарных методов проведения «избирательной кампании», превращенной в очередной фарс. Совсем не зря в свое время гарант стабильности (консервации) нынешней системы власти в державе, комментируя назначение нового премьера и отвечая на вопрос журналистов о возможном назначении премьера своим преемником, ответил, что, в случае чего, каким бы вчерашний губернатор ни был президентом, а порядок при нем будет.
Очень даже может быть, что гарант прав. Особенно, на мой взгляд, показательно слово «порядок», излюбленное всеми фюрерами. Помнится, в уже, слава Богу, далеком прошлом будущий фюрер Германии во время своей избирательной кампании обещал навести порядок не только в своей стране, но и принести этот свой новый порядок в Европу. Что это был за порядок, знают и помнят до сих пор не только историки. Задача отечественного назначенца от власти состоит как раз в другом – сохранить в государстве старый порядок. Так что надо отдать должное вполне определенной политической последовательности как самого нынешнего гаранта, так и его партайгенносного окружения. Ведь верховодящий клан, несмотря на заигрывание с Европой и Штатами, совершенно не смутила весьма специфическая биография преемника. Еще бы! При тоталитарных режимах, в частности, и при Гитлере и при Сталине порядок в зонах (лагерях) по распоряжению властей поддерживали именно уголовники. Так что совершенно очевидно, какого рода порядок будет поддерживаться в нашей стране и что может предложить Европе гарантированно законсервированная «порядочная» Украина.
При сложившейся ситуации самым печальным, на мой взгляд, обстоятельством является состояние равнодушия и апатии населения. И дело тут не только в обычном для тоталитарных обществ конформизме, который с точки зрения большинства обывателей только и помогает им выжить. Рожденные в Союзе Фашистских Феодальных Республик, наши соотечественники не знают и, откровенно говоря, не хотят знать другого общества. Тринадцать лет последовавшего затем «независимого» и циничного разграбления государственного имущества, приведшего к резкому обнищанию основной массы населения, не придало образу жизни (существования) наших земляков некоего нового социального импульса. Поскольку новое государственное образование стало достойным преемником СФФР.
Принципиально ничего не изменилось, кроме формы. В каком государстве мы жили до 1991 года, в таком по существу и живем. Судьбы Гонгадзе, Александрова и десятков менее известных журналистов, стремительное сокращение населения страны почти на пять миллионов человек, миллионы наших земляков (остарбайтеров), практически выброшенных за пределы своей родины в поисках заработка… Как правило, обо всех этих печальных обстоятельствах красноречиво умалчивает официальная пропаганда в период избирательных кампаний. И давно надоело напоминать отбившимся от черной стаи белым воронам журналистики. Так сказать, в доме повешенного не говорят о веревке.
Цель этих заметок - не столько в изложении своих взглядов на положение дел в сегодняшней державе, сколько в стремлении достучаться до сердец тех из своих соотечественников, которые либо своим привычным конформизмом и равнодушием, либо, тем паче, своим участием в выборах на стороне власти консервируют у себя на родине обыкновенный фашизм.
ПОСТСКРИПТУМ. Автор этих заметок, не будучи экстремистом, согласен поступиться своими терминами (благо, термины – не принципы). Вместо термина «фашизм» допустимо, наверное, использование выражений типа «тоталитаризм», «авторитаризм», «экономический и политический гангстеризм» и пр. А вместо слова «фюрер» – вождь, гаулейтер, каудильо, дуче, великий кормчий, большой пахан, украинбаши… Дело, в конце концов, не в этом. Недаром народная мудрость советует: «называй хоть горшком, только в печь не сажай».

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1099129156.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua