Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 16-11-2004
МГ «Объектив»: Ющенко и Кинах в редакции
news.media-objektiv.com/politicum/2004/18823.shtml

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1100636859.html

Круглый стол с Виктором Ющенко в редакции МГ «Объектив»

Круглый стол - встреча в редакции Медиа-группы «Объектив». Виктор Ющенко, Анатолий Кинах и харьковские журналисты.

Зураб Аласания (МГ Объектив): - Хотелось бы, чтобы все это не превратилось в пресс-коференцию, чтобы это был междусобойчик. Здесь все журналисты и никого больше. Есть кандидаты и есть журналисты. Знаю, что вопросов много у ребят, и они неформальные. Цензуры не было – гарантирую сразу.

Виктор Ющенко: - Ну, по поводу той директивы, которую вы получили вот – по темнику …

Зураб Аласания (МГ Объектив): - Да! Все читали темник сегодня?!

Виктор Ющенко: - Сегодня читали - там 41 вопрос…

Наталья Стативко (МГ Объектив): - Это (показывая листовку) давали перед митингом, здесь сформулировали вопросы, которые надо задавать Виктору Ющенко.

Зураб Аласания (МГ Объектив): - А, вот так, да? Задали?

Наталья Стативко (МГ Объектив): - Да. Вот здесь написано, что «Харьков имеет возможность спросить у Виктора Ющенко о том, какой он видит Украину после 21 ноября, вопросы не будут подвергаться цензуре. Без посредников. Откровенно и правдиво». Следующая строчка: «какие вопросу стоит задать лидеру президентской кампании»… и перечислено 5 вопросов.

Зураб Аласания (МГ Объектив): - Отлично. Вот я первый сразу и задам. Я вот что думаю – тут все журналисты собрались. Интересует, как вы будете (взаимодействовать) со СМИ?

Виктор Ющенко: - Можна, я на українській мові? Дорогі друзі, можна так звернутися до вас? - я хочу почати нашу розмову з того, що от так випало, що на плечі нашого покоління, от тих людей які зараз сидять у цьому залі, падає одна велика відповідальність. Цього не було 10 років назад, 15 років назад. Але прийшов момент, коли ми всі з вами можемо відповідати і мусимо відповідати за те, кою буде Україна. І Анатолій Кирилович абсолютно вірно говоре, коли акцентує на тому, що друзі, питання не в двох Вікторах зараз, питання не заклечається в тому, хто сидів а хто не сидів, питання заключається в двох світоглядах. Конфлікт іде між двома світоглядами. Одни, це світогляд той, який ми знаємо, ось уже 14 років. Де дуже часто кримінальна, або корумпована влада. Мені дуже соромно, що у нас така влада, мені дуже сороно, я не хочу бути громадянином такої влади. Я не говорю з вами зараз, як кандидат, я говрю з вами як громадянин. Мені соромно, як економісту від того, що 55% валового національного продукту виробляється в тіні. Значить по 55% наше виробництво не копійки не платит бідному пенсіонеру, бідному офіцеру, будному вчителю, бідному медику, а кожний майдан ми починаємо з того, друзі, ну чого ми так живем, миж хочем, щоб медик нас лікував, ми жє хочем щоб він ніс статус охоронця нашого здоровя. Ми ж хочем, щоб у нас освіта була ну така, як 15 років назад. За такі кошти, щоб ми мали освітянина 80-90-х років. Так не вийде. Так не вийде! Ми повинні ратувати, друзі, рано чи пізно за відкриту економіку, за честну економіку. За конкурентну економіку. Коли прийшов уряд і перше засідання ми відмінили – я помятаю це вночі було – ми відмінили 2057 постанов попередніх урядів, котрі торкались преференцій окремим панським структурам. Не галузям, не колгоспам, ООО, ВТО, МГ. Ну всякі там собачі назви и таке інше. Як тільки ми це зробили у появилось 5 мілярдів поступлений до бюджету. Друзі, 5 мілярдів. Ми ж ніяких реформ не робили, друзі, і я і Анатолій Кирилович ми ж цього ще не встигли зробить. Але ми знали, що доля прем’єр-міністра, ну рік півтора, більше при цій владі, при цьому президенті тобі не відведено. При цій системі відносин, я не хочу сказати, що вижу щось особливе в цьому. І тому мені боляче це відчувать. Мені боляче відчувать, що ми живемо в Україні, де ви не підете в Харківський суд захищати свої права. Ви не вирете цьому суду, ви не знаєте цього суду. І ви добре розумієте, що дзвінок одного дядька з адміністрації, чи з Харкова, чи з Києва важливіший українських законів. Скжіть будь ласка, це вас влаштовує? Це нормальна країна. Вірніше нормальна влад? Та певно, що ні. Тепер ми дійшли до самого святого, що стосується нас всіх і вас в пешу чергу про свободу слова, про журналістів. Мені подобаються слова одного з премєр-міністрів, який сказав приблизно так: якби в мене був вибір уряд без преси і преса без уряду, я би зробив другий вибір. Я буду говорить як громадянин. Ви знаєте, коли в мене є інформація я володію світом. Я прогнозований, я знаю що буду робить вечером завтра після завтра, коли в мене є своєчасна, обєктивна і правильна інформація. Це не моя функція, це ваша функція. Можливо мені мешн треба киентарів по тій, чи по іншій тезі, я їх сам для себе зроблю. Але доставити правдиву інформацію я дмуаю є це стремління кожної людини, починаючи від моєї мами, и закінчуючи 47-ма мільйонами українців. Дайте інформацію - ми зважем де є добро, де є зло, що добре, що погане, як діяти, як не діяти. У нас же міліони, заєтет цих епіцентрів, котрі дають нам можливість приймати рішення, але занєтет при яеій мові, коли у нас є інформація. Коли ми живет у фатам органному світі, коли віртуальна політика, рождає віртуальну журналістику. Коли треба сьогодні співати саги Януковичу, незалежно від тго чи він добрий, чи поганий. Ви знаєте, я перший буду аплодувати Януковичу, за те що він добре робить Україні і громадянам. Перший. Ви знаєте, я найду спосіб перемогти, не клеймить його добрі справи, а клеймить його як правило бездарні рішення. І цих аргументів найдеться. Але я хочу сказати, що я, я не буду маніпулювати речами, яки є добрі, але розрізнить перше від другого я можу тілки через вас. Тілки через. І тому давайте признаємось в одному: без вільного журналіста, мип не можемо мати державної демократії, ми не можемо мати рух уперед, тому що ви дозволяєте вигравати конкуренцію. Чи то мова йде про економічно, політичну, соціальну, будь-яку. А через вас відбувається спілкування, громада слухає уряд, громада слухає опзицібю, опозиція апелює до уряду чи то до громади, виникає громадський діалог, починаємо розбиратись: друзі, а давайте, розберемося про статус російської мови, давайте розберемося про тему Іраку, давайте будем говорити, але я не хочу біти позбавленим можливості знати, яка думка прем’єр-міністра по ключових приіорітетних проблемах моєї нації. Ви знаєте коли я роками не чую прем’єр-міністра, яка його думка, на наприклад, по бюджетній кризі, по зовнішньому боргу, по дикому рсику цін, по кризах, які кожнимй квартал ми ловимо. Це треба буть надзвичайно безданим, що на конвеєр постивит кризову ситуацію в Украині. Незалежно від того, що мова йде про зерновій ринок, прдовльчий, нафти це не важливо. Ви будете жить вічно к ризах, бо це кризові менеджери. Тому друзі, я хочу одне сказати, що все, що потрібно буде для того, щоб в Україні було вільне слово, не залежно від того, під яким прапором ви стоїте, незалежно від того, кого ви політично підтримуєте, кому ви опонуєте, що я переконаний, що істині слова, можливо особливо сьогодні, як я завжди люблю повторювати, бо це один з моїх улюблених президентів, генерал де Голль, який сказав у свій час, ви знаєте, мені з опозицією дуже важко спілкуватись, вона забирає дуже багато сил, як правило це конфліктне спілкування, але я як президент Франції обіцяю, що я завжди буду спілкуватись зі французькою позицією. І знаєте чому, що це теж частина франції.Тому все що вигідно журналісту, вигідно Україні.

Зураб Аласания (МГ Объектив): - Будем считать это обещанием.

Олег Юхт (АТН): - Виктор Андреевич, вот вы говорите, что будете добиваться… Но уже сейчас, как бы, не для кого не секрет, что Порошенко иногда звонит Лясовскому (генеральный продюсер 5 канала) и «наводит на резкость», расставляет акценты и вмешивается в деятельность канала. Тем не менее… уже среди ваших людей все равно происходит такое, что может привести к такой же плачевной ситуации, какая привела ко всем остальным. Он позволяет себе звонить и говорить, что вот здесь - вот так, а здесь - вот этак. Какие тогда вы можете дать гарантии, что так не случится, когда вы придете к власти?

Виктор Ющенко: - Ви заєте, я би дуже хотів, щоб на ваші слова, на цей докір відповідь дали самі журналісти. Якщо ви просто навіть догадуєтесь, що можу зараз взяти у Ірі телефон і подзвонить Шевченко і сказать: послухай голубе сизий, ти будь ласка мені через 5 хвилин зробите....

Олег Юхт (АТН): - Нет, нет нет. Не так...

Виктор Ющенко: - Якщо ви думаєте, що з цими людьми можна так працювати, я думаю, що ви далеко не повно інформіровани.

Олег Юхт (АТН): - Я вам просто говорю…. Я все хорошо знаю. Мы же неформально общаемся…

Виктор Ющенко: - Так, так.

Олег Юхт (АТН): - Вот Порошенко звонит – нет, Боже упаси, не уговоры…- это совершенно другое мы знаем, мы все варимся в этом соку и знаем, как это делается…

Виктор Ющенко: - Я буду сердечний з вами. Ви заєте, коли я їду із Донецька, коли мене зустрічав провокативний підготовлений владою мітинг із людей, яких стягнули з ринку і сказали, що той хто прийде опанувати Ющенко на центральній площі у Донецьку, той отримає відкупну на 6 днів не платить митний збір, а кожному інституту довели ліміт на 100 студентів. І ця громада стоїть на майдані, і я веду з нею полеміку: шановні українці що ви робите, чого ви на колінах, давайте поспілкуємось, чого ви так живете?! Знаєте, я не вор у цій країні. Більшість із вас взагалі не бачили в житті, можливо взагалі не чула, що є таке призвіще Ющенко у цій країні. Давайте поспілкуємость, подумаємо, як нам жити далі, ви зараз виступаєте, не даєте мені слова, не даєте мені можливості говорити. А потім я приїжджаю в Київ, де мене чекає на теледебатах, хто тоді був....5-й канал спросив....

Ирина Геращенко (пресс-секретарь В.Ю.): - ...просто давайте згадаємо який це був день...

Виктор Ющенко: - Це “альфа”, це скандали, друзі....

Ирина Геращенко (пресс-секретарь В.Ю.): - Це літак. Який літає над Донецьком і нам не дають посадку і ми говоримо, що в нас закінчується.. що, керосину тоді не залишилось – а нам говорять, так це ваші проблеми. То це така справа. Але я хочу сказати, що якби, я можу подзвонити Зурабові і ми можемо говорити: «ти знаєш, Зураб, я подивилась твою програму, і вона мені дуже сподобалась! Або - мені здається ...вона мені не сподобалась. І вот я подивилась твою програму. Я як журналіст колишній чи майбутній, наприклад - и говрити. Так само складаються наші стосунки з 5-м каналом, я наприклад дзвоню туди не частіше ниж на інші, на “Новий”, чи там на якісь інші.
В той день, наскільки мені відомо, сам канал на своїй внутрішній нараді… присвятили цілі збори, щоб обговорити, наскільки правильно, ну те, щоб 5-й канал, чи там 10- канал, чи там 105-й канал, обговорював надзвичайну ситуацію, надзвичайний стан, який в цей день був в Донецьку. Коли на вулиці о 6-й ранку були виведені наші діти, вони були пьяні, їм міліція наливала горілку і змушувала їх кричати, розумієте, коли на вулиці були....

Виктор Ющенко: - Ні, ні, Іра, ну я не таке хотів сказати. Я приїжджаєм у Київ, мені готують ефір. Я на п’ятий канал... Друзі, ну коли ви мене бачили на 5-му каналі? Якщо ви бачили - Симоненко разів у 4-5 більше, ви бачили Мороза разів у 4-5 більше, ви бачили будь-якого технолога Януковича – політтехнолога – на 5-му каналі більше, чим мене. Чи я не правду говорю? - і я хочу сказати....

Ирина Геращенко (пресс-секретарь В.Ю.): - І ми їдемо на канал. Запросили на 5-й канал. Кажуть що ми запрошуємо на ефір Віктора Андрійовича, але він буде вести дебати с Костей Бондаренко! Якби там записали мою розмову тоді з 5-м каналом...ну просто що не матюкаюсь ніколи...

Виктор Ющенко: - Я образився, тому що на мій погляд, це не є коректний підхід до організації політики каналу. Я сказав - хлопці я не приїду на це, бо ви зробили великий проступок. Бо коли я дивлюся 5-й канал, і з того кола людей, кого вони запрошують, я б сказав би так - я не можу цю політику до кінця хрозуміти. Бо я бачу тих людей, які ну... коли виступає Нестор Шуфрич, я не можу зрозуміти логіку запрошення цієї людини, у той день і по тій темі. Я не розумію цій логіки. Для чого це - придати новинам правдивість, об’єктивність про 23-го жовтня?
То це не правда люди, це не правда. Це шулерство. Але я не можу сказати це журналістам 5-го каналу, бо це їхня політика.
Я одне можу сказати по відношенню до Порошенка: це власник каналу. Є знаєте одна делікатність, яку я думаю, що Петро не переступає ту межу, яка б зробила канал, команду його конфліктною з точки зору відношення до власника. Власник з іншої сторони, мені задється так, зробив за останні півроку, чи 12 місяців - такий прогрес у стосунках, що ми сьогодні на Україні маєм через терени прошедший канал, який має уже досить серьойзний рейтинг.
Я ідеалізую. Я прислуховуюсь до ваших слів. Я можу передати це застереження Петру, моєму другові, але я знаю одне, друзі, от які б там колючі питання не ставили, я знаю одне. От ви заметьте, чому я так довго живу на цьому світі, будучи банкіром, а ви заєте, що таке бути банкіром в 90-х роках, скільки перестріляли. І де вони зараз сидять?
Чому я без охрани. Мене не цікавила охорона у центральному банку, комерційному банку, в уряді, (майор Петя хай вибачить, чи його тут не має – це мій охоронець – державна служба охорони) – я хочу сказати одне: формула перемоги тебе, як людини і громадянина – говори правду! Не крути хвостом, не бігай між березами, говори правду!
Тебе за цю правду будуть шамагать. У Харькові тебе можуть задать запитання: вибачте, що там по УПА, шось ви там говорили, шо ви говорите за українізацію. Я хочу поговорити за будь-яку сторінку. Хочите говорити про Батурина, давайте поговоримо насчет Батурина, якщо Харківщина знає, що таке Батурин. Давайте поговоримо про воїнів Великої Вітчизняної Війни, давайте поговорим про Іспанську трегдію, давайте поговорим про те, як у своєму суспільстві шукать порозуміння. Бо я перший, хто не хоче кривду вчорашнього дня, 40-х, 50-х, 60-х, 70-х років брати у завтрашній день. Я не хочу часами слухать, що скаже про того, чи про того, я не хочу. Я не хочу листати справи 94-го, 93-го, 95-го років. Я не хочу, друзі мої. Знаєте чому? В мене є дискретний час. Як політика, як людини, на цьому світі. Я знаю, що ти виграєш в одному випадку, якщо ти будеш відвойовувать сьогоднішній чи завтрашній день тобі будуть аплодувати. Якщо ти будеш шукать політику в ревізії вчорашнього дня.

Виктор Ющенко: - Так друзі, я раджу вам одне – хоча я знаю, що це перенести розмову в такий стиль дуже важко – але скажу вам: я не брешу, можливо я не всю правду кажу, бо я теж політик. Але я вам хочу сказати одне - я не брешу, не треба брехати, ви себе завжди будете відчувати комфортно. Ви знаєте, як казав Кириленко, знаєте як - грішні люди не створени із сяйва божого. Я грішний такий як і ви. Я можу допускать помилки, я хочу буть досконалішим завтра ніж я сьогодні. Я знаю, що я завтра скажу вибачте, я вчора був не розумний, нетактовний, некоректний. І в такому епізоді, я піднімуся вище. Мнеі нема сенсу ховатися. Моя мораль така. Таким мене склеїли батьки.
І тому те, що відбувається на 5-му каналі, я знаю одне - якщо тільки над журналістом появляється батіг, то це перший день падіння хорошої прекрасної історії каналу, з яким би умислом той батіг не піднімався. Запомніте, то перший крок того крьєрного падіння, як політика, як журналіста. Попробуй виграть те змагання з журналістом очі-в-очі, так чесно, і тоді ти отримаєш друзів. Бо скільки жал, скільки колов мені 5-й канал, я думаю, мало каналів таке робили. Але я стерпів, воно текло в мене різними почуттями, і коли сьогодні я – ну сьогодні, вже частіше - 2 місяці назад, 3 місяці назад, 4 місяці назад в день проводиш по 6 мітінгів - іде канал “чесних новин” - про Ющенко в Херсонській області, в Миколаївській області, в Кримскій області – нічого! Вибачте, я цього не розумію, я докору їм не роблю, у ни політика така.

Олег Юхт (АТН): - Вы этот вопрос об этой политике обсуждаете с Порошенко?

Виктор Ющенко: - Ну, я чесно кажу що ні. Інколи з цепу зривається Іра, набере там каже: ну як це так! От подивися програму новин, ну хіба це не новина була, ну чого б її не показати?!

Олег Юхт (АТН): - Не, ну она ж не Порошенко звонит, она ж Лясовскому…

Виктор Ющенко: - Ні, ні...

Ирина Геращенко (пресс-секрктарь В.Ю.): - Ні. На самом деле я вам хочу честно сказать, что я настолько дорожу вот теми отношениями, которые команда Ющенко построила с журналистами… я звоню только тому человеку, кого это всегда касается. И речь сейчас идет.. Вот мы едем в Харьков, я звоню тогда Зураб, спрошу, Зураб вот мы можем прийти или нет? Или позвоню тогда, вот Зураб, вот такое у вас событие было здесь, ну почему вы его не поставили? Он мне: - ну, не было тут события. А я : ну, Зураб, ну было событие, это событие!

Анатолий Кинах: Друзья, можно я дополню немножко вопрос по сути очень важный. И касается тех целей, которые мы ставим вместе как соратники.
Меня часто спрашивают, как политика, какие первые шаги должен сделать новоизбранный президент Украины? И абсолютно убежден - и это нас объединяет с Виктором Андреевичем - первый шаг о которого будет зависеть и все остальное, шанс жать в честной и справедливой стране, в том числе, что в этой стране будет действовать принцип свободы слова, жесткий принцип - перед законом все равны. Верховенство закона. И чтобы степень, глубина свободы слова в стране зависела не от того, кто кому сделает звонок, Порошенко, Петров, Иванов, Сидоров - должно действовать верховенство Закона. И журналисты должны ощущать себя гражданами профессионалами, которые находятся под защитой закона, и что та информация, которые они дают - не связана с риском их профессии, благосостоянием их семьи их будущим, вот этого мы добиваемся, и вот этого я решил добиться.
Особенно… Особенно это очень четко и жизненно важно фокусируется в ходе таких периодов жизни страны, народа, как избирательная кампания по выборам Президента. Ведь по сути избирательная кампания - это уникальная возможность для общества разобраться в самих себе, в каком состоянии находится страна, что сделано, какие проблемы остались, как их можно решать и каким образом можно выйти на более высокий качественный уровень?
И если во время избирательной кампании нарушается право граждан доступа к объективной информации, если мы видим засилье в информационном пространстве черного PRа и грязных технологий, то теряет не отдельно взятый кандидат, а теряет каждый гражданин, живущий в этой стране. Он теряет возможность понимать логику, суть событий и на этой основе принимать далее осмысленное и ответственное решение.
И на мой взгляд, без этой основы не будет ни правового государства, не роста экономического страны, ни высокого уровня жизни людей. Потому что умная и сильная власть – я тут полностью поддерживаю высказывания, которые прозвучали – должна быть заинтересована в наличии эффективного, профессионального, конкурентоспособного информационного пространства. И только так общество может контролировать власть, а власть на основе обратной связи с обществом совершенствовать свою политику - это имеет принципиально важное значение. И, я думаю, мы здесь понимаем, что это не менее важно, чем рост валового внутреннего продукта или рост пенсии и зарплаты. Это даже более важное значение….

Ирина Геращенко (пресс-секретарь В.Ю.): Я уверена, что то, что канал за год сделал такой рывок в информационном пространстве, это только благодаря тому, что не может быть и речи ни о каком втручанні у внутрішню політику каналу. І наскільки мені відомо, підписана угода між каналом і власником, і вони гордяться і пишаються. Доречі, у нас була... Вони приходили до Віктора Андрійовича и намагалися спілкуватися с приводу дебатів. Вони прийшли в той день, коли було оголошено результати виборів і все так трішки затягувалось, і ще раз вони говорили, що підписана ця угода між власником і каналом, що вони не відчувають....

Журналисты: - Канал «1+1» и «Интер», вот как вы представляете себе их развитие в случае, если вы побеждаете?

Виктор Ющенко: - Друзья я могу одно сказать, я хочу видеть конкурентную среду.

Журналисты: Не может быть так, что эти каналы поменяют собственников? Или как вы себе это представляете?

Виктор Ющенко: - Вы знаете меня, меньше всего, интересует механика, через какие пути мы будем достигать формирования конкурентной среды в средствах массовой информации. Но меня интересует одно, чтобы мои дети, могли знать…
Новости от Пинчука - в приципе, я не против, но против того, чтобы мои дети, знали только новости от Пинчука, потому что мои вкусы, мои симпатии, далеки от симпатий и мировоззрения этого человека. Я не хочу, чтобы у моих детей не было выбора. И поэтому то, что случилась с центральными каналами, вы понимаете это не просто проблема - это трагедии для Украины. Вот появляется то, с чего мы на вокзале там начали. Появляется брехня, и брехня уже, где вы еще, в какой стране?… (Достает протокол голосования, с печатями и подписями, но без цифр) Я вчера польскому министру иностранных дел показывал. Вот скажите пожалуйста, можно в Польше найти выборы по версии Януковича, когда ни одной строчки нет заполненной? Это речь идет об Украине. Сначал журналист, которого загнали в темник, потому брехня, потом на базе брехни и административного давления сформирована комиссия. А вот это – какие результаты голосования? Да никаких.

Елена Львова (МГ Объектив): - Почему вы не идете в суд?

Виктор Ющенко: Какой суд, друзья мои?!

Елена Львова (МГ Объектив): - Это же нарушение.

Виктор Ющенко: - Это преступление.

Елена Львова (МГ Объектив): - Тем более!

Виктор Ющенко: - Какой суд при прокуроре Васильеве, Вы считаете, мы выиграем?! Какой, когда? Я не верю Васильеву. Я откровенно вам скажу - мы подали 2344 позова. Можно я позволю сказать, сколько мы выиграли? 166! Дальше подавать?! – будем подавать. Но давайте помнить одно: мы имеем приватизированного прокурора! И если вы думаете, что через эту приватизированную позицию, выиграть суд - это большая ошибка. Я не хочу, что бы вы совсем не верили. Есть суды, которые мы выиграли. Например, прекрасный суд по 100-му округу в Кировоградской области. Прекрасный суд! Правда, его проигнорировали, никто не посчитал решение суда достаточным. Но суд мы выиграли. Удовольствия море - результаты нулевой. (смех).
Кстати, друзья, это же наш идет разговор. Мы ходим, голосуем (показывает протокол), сидят тут 16 конкретных пацанов, которые получили по 100 долларов, они решают долю участка в Кировограде, долю округа. Причем этих участков не 1, не 10, не 30… Какую цифру сюда можно поставить? Да любую. Янукович – 1 миллион голосов. Любую цифру, друзья, это протокол никогда не дойдет до публичного контроля. Вот это, видите, маленькая цепочка, когда маленькая ложь, маленькое нарушение центральной власти, ведет до полного игнорирования, может быть фундаментального права - выбирать. У этих людей уже его нет. Я имею в виду тех граждан, которые ходили по этим округам.
А по остальным округам я – извините за назойливость – мне нравится журналистам тесты задавать, потому что они привыкли, чтобы они всегда задавали вопросы – когда им задаешь вопрос, очень оригинальные ответы получаются. Вот смотрите: два файла. Одни файл из территориальной комиссии, другий файл из ЦВК. О чем они говорят. Из города «А» - в данному случае речь идет участок №41 142-го округа города-героя Одессы. (Показывает). Это результаты голосования – между прочим где выиграл Ющенко – что-то вы не рады. Это файл передали 1 ноября 2004 года в два часа ночи 40 минут. Вопрос к журналистам харьковским: как вы думаете, по электронной системе, которая работает в режиме реального часу, на сервере ЦВК, когда была принята эта информация?…

Журналисты: Через 9 часов…

Виктор Ющенко: Умницы, какие вы умницы.

(Смех в студии)

Дмитрий Терновой (Интерфакс-Украина): - А что теперь там, с этим сервером?

Виктор Ющенко: - Ну я предложил Кивалову, когда я был полдвенадцатого ночи, это 5 дней назад было, когда мы получили всю эту информацию и начали долгий разговор с председателем главной избирательной комиссии. Когда я сказал, что мне действительно горько, что ЦВК вообще не владеет массивом избирательной информации. Что за несколько сот метров отсюда работает сервер, на который сбрасывается – это коммерческая структура – на который сбрасывается вся информация итоговая по первичным протоколам, на базе которой 7 дней в моей стране идет лживая информация относительно фаворита выборов. Мы знаем, где это сервер, мы знаем в которыми часу выносился сервер с ЦВК, куда выносился, мы знаем, куда сейчас прийти с председателем ЦВК, чтобы показать - какой сервер работает в режиме реального времени и потом дискретно, по 2 по 3 тысячи протоколов, через 5 часов, через 9 часов - передают как божью правду на ЦВК…
Он отказался. Мы предложили, чтобы сейчас был приглашен руководитель департамента, который ответственный за работу информационный системы и имеет доступ к центральному серверу. Наша цель была одна - мы принесли файлы и доказали председателю ЦВК то, что у него в распоряжении есть сегодня несколько десятков тысяч протоколов, которые получены сегодня ЦВК, но почему-то не попали на центральный сервер и искажали результаты выборов.
Он начал звонить руководителю, потому пришел сказал, что мы его не можем найти. Мы запросили послов ОБСЕ, других послов, пол-двенадцатого их проинформировали, что электронная информация по округам Украины сливается в неизвестный третий центр, где Медведчук вместе с Клюевым и штабом Януковича подводит предварительные итоги. Дозируется сначала массив информации с закрытых учреждений, из тюрем, которые поддерживают Януковича на 67% - и так общество держится в неведении целые сутки.
Поставили – поскольку такая ситуация, что нет этого человека – поставили с разрешения ЦВК свою варту возле серверной вместе с постовыми ЦВК, потому что мы ждали, что к утру все файлы будут потеряны. Утром, когда в 8.30 мы ждали освещения этих результатов по ЦВК мне перезвонили и сказали, что туда пришло около 50 человек народных депутатов от так называемого «президентского большинства» и формируется одна идея, надо чтобы кто-то взломал дверь в серверную и запинать туда хотя бы одного человека с «Нашей Украины». Снять эту картинку, желательно хотя бы один столик зацепить за одну ножку, желательно хотя бы одни компьютер уронить на землю, желательно, чтобы сервер упал на землю, чтобы потом сказали, что ЦВК на 8-й день потерял возможность подводить итоги в электронном режиме…
Потому что у них уже не было протоколов в поддержку Януковича. Уже надо было переходить во второй режим, чтобы через мокрые протоколы, через суды, через уточненные протоколы могли дальше фальсифицировать выборы. И я тогда сказал своим ребятам отойти, оставить человека с камерой, который бы только снимал - кто заходит в серверную, кто выходит из серверной. И в тот день, кажется в тот день, или через день - глава ЦВК пошел к Президенту объяснится, что нельзя показать по серверу результаты, потому что не все протоколы пришли. Я хочу утвердить, что не все протоколы на момент разговора нашего – это примерно 99,34% протоколов – был в ЦВК. Но на сервере висели данные по 97%.

Зураб Аласания (МГ Объектив): - А как 21-го?

Виктор Ющенко: - 23-го.

Дмитрий Терновой (Интерфакс-Украина): Нет, 21-го как? Второй тур...

Виктор Ющенко: - А, 21-го... Я думал, что вы говорили о 23-м октябре, как там Ющенко в милицию…. Это байка.
Ну, сейчас идет дискуссия. Я не хочу ее упреждать. Одна часть аналитиков утверждает, что лучше перейти на мокрые протоколы. Ну, принципе эти мокрые протоколы можно собрать за пол-дня. Знаете, мокрый протокол у ТерКоме есть через 2-3 часа. С ТерКома до Киева, если одни чартер организовать по Украине, до вечера можно свезти.

Зураб Аласания (МГ Объектив): - Смотря кто организует…

Виктор Ющенко: - Смотря кто организует. Да. Но есть ли вера в то, что мы не получим такие (показывает пустой протокол) мокрые протоколы? Потому что электронка дает один плюс. Она все-таки в режиме псевдореального времени, это в условиях Украины, проводная, чи дротяная связь очень сложная, понимаете… но все-таки, хотя бы за 9 часов мы можем проконтролировать движение сигнала, эти протоколы у нас есть потому, что наши члены комиссии, которые не подписали, нашли способ эти протоколы получить. Ими можно оппонировать. Когда перейти только на режим мокрых протоколов, и страна не видит днями движения симпатии выборов, конечно, мы можем получить значительно худшие ситуации. Поэтому наши усилия сейчас направлены на то, как сохранить «электронку». Продублировать мокрыми протоколами, но не допустить фальсификации.

Реплика: - И параллельный подсчет.

Виктор Ющенко: - Параллельный подсчет. Абсолютно правильно.

Наталья Стативко (МГ Объектив): - Виктор Андреевич, вы сказали, что вы готовы признать все положительные решения вашего оппонента и аплодировать им. Что именно вы можете назвать, какие положительные его качества, каким решениям вы можете аплодировать, есть ли что-то положительное?

Виктор Ющенко: (Достает бумаги). - Я аплодирую вот этому (показывает бумагу), что он сознательно или несознательно и динамику роста экономического продукта в Украине, которые последние 4 года идет, он не угробил. Это важно.
Я не могу аплодировать вот такому движению валютных резервов национального банка. Вы знаете, когда за полтора месяца сгорает два миллиарда и говорят: да ничего не случилось, да все нормально! - Нас пробуют обдурить.
Я аплодирую тому, что бедным людям в сентябре или октябре были выданы вот эти миллиарды. Только я спрашиваю, а почему не в сентябре? Вы посмотрите, какая кривая социальных выдач, социальных трансфертов. Ну разве для этого надо быть экономистом, что если ты в одни месяц выдаешь такую сумму, то это губительно для цен, для валютных резервов, для заработной платы и для пенсии, потому что она сжигается через цены, на сало, на хлеб, на бензин. Экономику не обдуришь! Зачем это политическое манипулирование за 3 недели до выборов? Почему он не прислушался как премьер, когда мы говорили - дайте минимальную зарплату 237, вот здесь (показывает на графике), не гоните ее на сентябрь, не творите лавину эмиссий.
То есть, это пример того, как «умела готовить, но не умела подать»… А если бы это движение было равномерным с начала года под вот таким углом (показывает на графике), то мы сегодня имели заможного, более заможного пенсионера, стабильные цены и неприкасаемые валютные резервы. Поэтому я не могу аплодировать. Я аплодирую тому, что бедным людям что-то попало, но я не могу аплодировать правительственной политике, которая через 3 недели все это забрала. Потому что эта политика формировалась не для того, чтобы стандарты людей поднять, а для того, чтобы их поэтизировать. Чтобы они в сентябре услышали, какой умное у нас правительство, что оно за 3 недели до выборов подняло пенсии.
Я не могу аплодировать, когда динамика цен идет от этой ветки синей (снова показывает график) до вот этой. Мне говорят, что 2,2% инфляции в октябре – это норма. Друзья, это 30% годовых! Это у нас уже было. Инфляционное развитие опасно для экономики. Почему сегодня оптовые цены растут в 18-20%? Да потому что когда-то через несколько возможно недель, месяцев, мы будем их видеть в рознице. Это не шутки!

Елена Львова (МГ Объектив): - Как это можно перебороть?

Виктор Ющенко: - Я отвечаю еще на первый вопрос… Вот я не могу аплодировать, когда за один год государственные долги внешние растут. Потому что я был тем премьер-министром, который 3,2 миллиарда делал реструктуризации в 2000 году. Что это за политика, друзья? Зачем сегодня занимать за границей? Почему сегодня, даже если правительство так считает, что нужно занимать, почему оно не занимает у национального инвестора? Друзья мои, почему?! Что это за займы?! Зачем?! Но по статистике сегодня правительства - 13,2% рост ВВП. Мы же обогнали Сингапур уже! Так Россия при росте 6% четыре годы уже бездефицтная страна. При темпах 6% российское правительство считает: зло - иметь дефицитный бюджет! Мы два последних года вернулись в дефицитному бюджету. Россия при этих темпах делает нацрезерв. Не Центробанк Росси, а правительство России! Потому что надо соломку подослать на 2006-й или 2007-й, потому что всякое бывает в этом мире. А мы имеем 12%. Имеем дефицит бюджета сегодня 9 миллиардов, 46 миллардов выдали за 9 месяцев, из них 9 миллардов за счет дефицита бюджета, занимаем со всего мира, цены – вы видите какая динамика, социальные расходы неравномерные, валютные резервы падают, на зато прекрасные темпы роста валового продукта! Кто чувствует этот валовый продукт у себя в кармане?!

Зураб Аласания (МГ Объектив): Вобщем, вы его «захлопали»...

Анатолий Кинах: - Еще, извините, один момент. Для полноты. Есть вещи не менее важные, чем процентные показатели. Я хочу просто попросить вашего внимания и попросить вашей поддержки, чтобы мы очень жестко противодействовали этим явлениям.
Вы помните, когда был пик роста цен на мясопродукты, раздался клич из уст премьер-министра, «единого кандидата», так называемого, что в росте цен в Украине виноваты спекулянты и некоторые политические силы. Такой примитивной, низкопрофессиональной, циничной риторики я не слышал уже как минимум лет 10, где-то с 94-95-м года!
Мы рекламируем формирование современной рыночной экономики и появляются «спекулянты»! Это терминология, которая просто не стыкуется! Более того, это не просто не стыкуемая терминология, это оскорбление миллионов и миллионов людей в Украине, которые не идут регистрироваться на биржу труда, а за счет собственного ума, воли, напряженной работы, преодолевая государственный рэкет, создают рабочие места, платят налоги - этих людей надо носить на руках! А их на всю страну обзывают спекулянтами, а из них пытаются создать образ врага и начать охоту! Это вещи еще более недопустимые, чем сжигание валютных резервов национального банка. И это такой откат назад с точки зрения психологии людей, который потом остановить еще трудней, чем восстановить резерв национального банка. Спасибо, что вы эту тему никогда не упускали, потому что она бьет по всем составляющим.

Александра Индюхова (АТН): - Сейчас действующий президент уже уволил более 10-ти председателей райадминистраций. Вот ваша такая политика, с точки зрения борьбы? Люди, которые уволены, они были из избиркомов, где вы победили.

Виктор Ющенко: - …Изменения в Конституции Украины - они приводят к тому, что мы переходим на традиции норма европейской демократии в разрешении ключевых вопросов формирования украинской власти. Вот когда мы дошли до формирования местной власти - ключевой тезис 4180 – сегодня с Банковой назначаются все главы райадминистраций, районной областной, эти те люди, в руки которых сходятся все пучки финансов, все возможности. Все институты власти, начиная от налоговой, заканчивая пожарниками - потому что пожарники - это не последняя структура!… вместе с санцстанцией... И мне говорят, это Президент страны назначает таких людей на посты. Какое предложение выносится, давайте, чтобы назначение этих людей на посты делал премьер-министр. Я говорю: знаете, ребята, мне все равно, где находится центр или адрес диктатуры - на Грушевского, на Банковой, потому что я убежден в моем родном Недригайлове, на вопрос, кто может быть достойным главой районной администрации, может быть только громада. Даже некий Ющенко, земляк, вот я не могу дать ответ, кто есть достойный, кого сегодня громада поддержит в моем Недригайлове. Почему, знаете, Европейская модель управления строится на том, что громада – это единственный источник власти? Это уровень, который выбирает и имеет достаточный механизм отозвать человека. Ни Киев, ни Варшава, ни Прага не назначает этих людей. И поэтому я бы очень хотел, чтобы исполнительная власть, это власть, которая должна исключительно выбираться. Не назначаться с Киева, поэтому не было бы таких политических порок, таких кадровых ревизий, которые сегодня идут после политических выборов. Давайте поделим ту компетенцию, которую должна иметь громада по формированию местной исполнительной власти. И если мы перейдем на этот механизм, вы такого вопроса не зададите мне: какая судьба мэра будет?. А какая судьба мэра? Его обрала громада.

Реплики: …- губернатора!...

Виктор Ющенко: - Какая разница?... Вы же сегодня не спрашиваете про казнь мэра президентом страны! Почему? Да потому что его избрали! Извините! У него есть иммунитет, а поэтому доля тех людей, которые работают против закона, которые… не спутаешь, когда говоришь - это криминализированная власть, а это - публичная власть. Это одно и тоже очень часто, в Харькове в том числе. И знаете, большую часть своих выступлений я посвящаю одному: мы имеем нечестную власть - и в Харькове в том числе. И давайте, друзья, наводить порядок в этом доме. И с одной стороны нам надо менять механику, формирования это власти, назначения этих людей. С другой стороны сегодня пока далеко мы от этого механизма стоим, мы должны проявить хотя бы внутреннюю солидарность, что нечестная власть это порок, это зло.

Игорь Поддубный (Новая волна): - Глядя на эти выборы, которые проходят… откровенно говоря, это сумрачное время. Будущее губернаторов, более достойных нежели чем есть сейчас. Не усилит ли это вопрос демократии, но сведет к нереальной торговле. …

Виктор Ющенко: - Мы сейчас с вами находимся на двух позициях относительно того, что если на местную власть не будет усилено влияние громады, ни суд ни прокурор никто не сделает в низах прозрачную власть. Никто. Если их будут назначать с Киева, причем это право уже передается по спадку, причем и детям. и онукам… Мне что-то напоминает это… когда Екатерина вторая своим любовникам… раздавала. У нас есть губернаторы, которые годами мордуют край, которые разорили экономику, выкрали половину богатств этого краю. Они продолжают быть губернаторами. Почему? Потому что мы никакого отношения к его избранию не имеете. Вы граждане Харькова. Но вы никакого отношения к избранию исполнительной власти в Харьковской области, например, или любого районе, вы никакого отношения не имеете. Вам с луны их привезли.

Игорь Поддубный (Новая Волна): - Почему же тогда Россия не уходит от этого?

Виктор Ющенко: - Я знаю об одном, что мир от этого не уходит. Начиная от Эстонии, Латвии, Польши, Чехии, Словакии, мир от этого не уходит. Вы, знаете, мне напомнили сейчас такой эпизод, когда была конференция, Вацлав Клаус ее проводил… Там что-то «Правые силы: перспективы Европы»… И я ужинаю с одним классным политиком Чехии. И он мне говорит: вот ты знаешь, Виктор, я уже спокоен, что уже Чехия с дороги демократии никуда не свернет. А я говорю: почему? «Потому что мы имеем такую свободу слова, такого независимого журналиста, что он даже проникает во все коридоры власти». И приводит мне пример один - я его иногда привожу. Он рассказывает, как министр едет в Чехии на футбол после пяти вечера. Надо было ехать в другую часть Чехии. Ему понадобилось 2 часа ехать. Но что самое опасное, что ему после 6-ти вечера пришлось ехать с маячком на машине. И журналисты зафиксировали в трех местах, что он нарушил правила движения. Через два дня этого министра не было в Кабинете министров! Нужно комментировать это?
Это какая-то патология для нас. Ну как это, без маячка дядька с администрации не может тут проехать! Да ты улицу не можешь перейти!
А когда сегодня вот этот кортеж выстроили?! Я своим охранникам: зачем это вы сделали? Меня унизить? Три машины милицейских передо мной. Им кто-то передал, что сегодня на меня готовят покушение. Вы знаете, вот это три мигалочки впереди, они не помогут. Если так было угодно, они ничего не помогут.
Но люди, которые стоят на тротуарах - не один проклянёт! Они не знают, кто едет, а может и знают – по фантиках этих увидели – что они скажут: что они Сумскую проехать нормально не могли?!
А другой пример был, когда по одному из каналов была такая штука... Это тоже пример с нашего разговора вечернего. Зафиксировали, что – я так понимаю, что это должность председатель комитета по телевидению и радиовещанию – по служебному мобильному телефону 78 раз за один месяц перезвонил на одни коммерческий канал. Журналисты расценили это как давление на канал. Мало кто знает суть разговора. Но по государственному мобильному телефону государственный чиновник, который регулирует вещание - 78 раз перезвонил на канал. А это была предвыборная кампания. Это было расценено как давление власти. На другой день его ветром сдуло. Ну начиная с того, что 50 тысяч вышло улицы. С колокольчиками.

Сергей Потимков (7-й канал): - Виктор Андреевич, можно вопрос. Маленькое предисловие. Когда-то мы делали с Вами интервью, и Ира после этого попросила – она сказала, что я не буду вмешиваться в интервью, я хочу, чтобы не было только одной фразы, когда Вы сказали, что сожалеете, что редко встречаетесь с Мадлен Олбрайт. Этой фразы не было, и это не потому, что Вы жалеете об этом, а потому, что я думаю, это не самое главное, о чем Вы жалеете. Потому что Малдлен Олбрайт для Харькова – это женщина, которая забрала миллиард долларов у города.
Вопрос в другом – почему Вы из себя позволили сделать русофоба, националиста, противника востока? Этот образ активно лепится, и это шанс, чтобы тихо подобрать какие-то голоса на востоке. Можно сказать, что да, основные каналы не у Вас в руках и так далее и так далее, почему не было ясных посылов, мотивов для востока Украины? Вот то, что вы делаете сейчас, это неоценимо, это выйдет на трех – двух – одном канале в Харькове. Вопрос в другом, у Вас же была реклама. И реклама достаточно однообразная. Почему Вы не сказали, что Вы знаете, после меня выступит, выражаясь терминологией Януковича, козел Козак, и будет говорить то-то и то-то. То есть какая-то была оборонительная позиция, то есть Вы позволяли лепить из себя то, что из Вас лепили.

Виктор Ющенко: - Сложно отвечать, потому что нужно привести много разных аргументов. Вы знаете, когда говорит Президент по итогам, кажется, 2002-го года или 2003-го года, что было самым проигрышным в политике года для Украины. Президент сказал: потеря политических отношений с Соединенными Штатами. Сегодня почему-то Вы об этом не спрашиваете, но Вы вспоминаете, что Малдлен Олбрайт для Харькова – это специфический образ. Я убежден в одном – Вы знаете, если бы у нас была успешная внешняя политика, никакие фигуры не могли повлиять на ее результативность. Но когда мы забавляемся с западной Европой, я мог спросить у Вас, я мог спросить у аналитиков, с какими политическими лидерами Европы в последний месяц, три месяца, пол-года - год встречалось украинское правительство? Извините, это политика проигрыша. Я задаю вопрос, какие последние встречи были у украинского лидера правительства, министерств, ведомств с руководителями политического аппарата США? Давайте не забывать, Америка – стратегический партнер. Это определение правительства и главы государства, которым руководит Кучма. Америка – стратегический партнер, это подписано политическое соглашение – не мной, не Анатолием Кирилловичем, друзья мои.

Сергей Потимков (7-й канал): - Почему Вы позволяли лепить из себя…

Виктор Ющенко: - Одну минутку. Когда мне говорят, со слов премьер-министра, президента, они любят это говорить, Вы понимаете, Европа нас не принимает. Я задаю вопрос Вам и себе – почему Россия Европу принимает? Почему сегодня Россия 55% всего, что производит, она продает Европе? Почему не принимают Украину? Я пробую дать ответ. А могут ли принять в Европу страну, у которой криминальное правительство? Я затрудняюсь дать ответ. А можно ли принять в Европу страну, у которой половина валового продукта – это теневая экономика? Ведь это ж Сицилия, это ж уже было в Европе! Можно ли принять в Европу страну, у которой не работают законы, у которой нет верховенства прав человека, можно ли принять в Европу страну, у которой нет свободы слова? Ведь для европейца – это суть демократических ценностей, открытая конкретная экономика, демократия и права человека. Если этого нет, стучите, не стучите, Вы проиграете все контракты. Все проиграете. И я задаю вопрос – друзья мои, так, может быть, вопрос в том, когда Украина будет в Европе, когда она будет выигрывать все контракты Ирака, Ирана, Афганистана, Пакистана, Индии, может, вопрос зависит не от позиции Брюсселя или Вашингтона, а от нас самих? Может быть, дорога до Европы идет не только с запада на восток, а и наоборот, с востока на запад?

Сергей Потимков (7-й канал): - Виктор Андреевич, почему Вы позволяли лепить…

Ирина Геращенко (пресс-секретарь В.Ю.): …-что касается Базилюков и Козаков, мы подавали в суд, и мы проиграли их…

Виктор Ющенко: - А почему я проигрываю, друзья мои, я прошел первый тур, я прошел мытарства, я выиграл первый тур, в чем мой проигрыш? Потому что в этой власти все администрации, все каналы работают на одного человека? В этом мой проигрыш? Из того круглого стола, который мы сегодня ведем, поднимите руки, какой канал, какая газета услышит то, что мы сегодня говорили?..
(лес рук, всеобщее удивление)

Ирина Геращенко (пресс-секретарь В.Ю.): - Ребята, смотрите, что происходит: в понедельник Козак объявляет на весь Киев, что он якобы подписывает с Ющенко политическую угоду про спивпрацю. Мы уже не знаем, где защититься и где сказать: Козак, успокойтесь, пожалуйста, Вы уже подписали свою угоду с Януковичем!

Виктор Ющенко: - Кириленко водить по Києву УНСО, чи кого він там водить, я дзвоню в Службу - Снєжко, Ігор Петрович – ну, что это делается, кто разрешал по Крещатику со свастикой этим пацанам ходить? Это что, политика страны? Кто в Донецке разрешил по всему городу вывешивать фашистскую свастику СС? Кто? Кто в Донецке заел в тот зал, где должен быть съезд «Нашей Украины» – это ж не сбор политических партнеров, съезд «Нашей Украины», потому что во всех других регионах мы формировали митинги не только из представителей «Нашей Украины», но и других политических сил. В Донецк мы поехали только с одной целью: давайте мы проведем съезд «Нашей Украины», это более локальное собрание сторонников «Нашей Украины», более локальное, чем в других областях. Понимая специфику этого края, не надо там размахивать флагами, потому что они там отравлены больше всех. Шесть часов утра. В тот зал, который выкуплен, это в области, откуда пошел премьер-министр, в подчинении которого министр внутренних дел, вся исполнительная власть, мы приходим в этот зал, в зале сидит 600 хлопцев, бритых, в кожанках, таких, как у Ярослава, с банками, с пляшками, так они встречают демократию. Так что я проиграл, друзья мои? Я не проиграл.

Анатолий Кинах: - По сути, очень важно, чтобы особенно Харьков четко понимал, что потери тех сотен миллионов долларов и потеря доверия к партнеру в связи с отказом от Бушерского контракта – это не проблема госпожи Олбрайт. Это проблема нежелания и неумения власти защищать государство Украину, независимо от направления на запад или восток. В этом главная проблема. Я хочу подчеркнуть, и мы сегодня будем это делать на всех этапах, мы никогда не позволим, чтобы такая страна, как Украина, ходила по миру с протянутой рукой. Это не только унижение чести, достоинства всего народа, это огромные потери. И тот же Бушерский контракт, он, кстати, потом был выполнен за счет российских и американских компаний, а Харькову пообещали так называемую «Харьковскую инициативу», огромные инвестиции. Ноль! Дали жалкие подачки харьковским физикам-ядерщикам, чтобы они не расползлись по всему свету, включая Северную Корею, в поисках куска хлеба. Вот это не надо повторять. И в этом главная проблема и причина. Она в качестве власти, которая не умеет защищать национальные политические экономические приоритеты Украины. И вот этого никогда нельзя допускать в дальнейшем. В этом проблема, а не в госпоже Олбрайт.

Дмитрий Терновой (Интерфакс-Украина): - Если бы речь шла о Бушере, вы бы тогда, в той ситуации, этот контракт оставили бы Украине, добились бы этого, или добились каких-то других прецедентов или была бы такая же ситуация?

Виктор Ющенко: - Конечно же, оставили бы. Вы (журналисты), любите работать на кратком вопросе, на кратком ответе. Вот мне что-то напоминает, знаете, вот… вопрос сейчас очень острый, как тест, вопрос Ирака. Ну так получилось, что моя фракция голосовала 50 на 50. Человек 36 поддержало резолюцию, остальные не поддержали. Я Вам расскажу такую историю. Может, Вы ее не покажете по телевидению. Просто, чтобы мы поняли друг друга. Я могу рассказать, как мы тогда проводили фракции. Я помню это заседание, сколько крови мне оно стоило и так далее. Я начну с того – это правда, что Ирак – второе мировое месторождение нефти после Саудовской Аравии? Это правда. Давайте посмотрим на заправки. Вам нравится та цена – административная, которая пока еще держится? Это еще цветочки. Почему немцы, формируя энергетическую политику, имеют закон, который гласит: больше 30% энергопоставок с одного рынка не допускать?

Анатолий Кинах: - Это нарушение национальной энергетической безопасности.

Виктор Ющенко: - Почему немцы думают о деверсификации энергетического рынка? Потому что они думают о деверсификации экономики, а если точнее, то даже и политики. Так. Мы 92% получаем с одного рынка. Продолжим тему Ирака. Если бы здесь была карта… Давайте условно из Ирака проведем прямую линию, ну, например, до Берлина. Через какие территории эта линия будет проходить? Через Украину. А Украина – 72 тысячи транзитных нефте- и газопроводов… километров. Давайте представим себе, когда-то разрешится конфликт и Ираке, в Иране, когда-то эти месторождения могу работать по той концепции, по той версии, где политические партнеры загодя засвидетельствовали, защитили свои интересы, поставили столбики. Было бы неплохо, на мой взгляд, если бы те мощности, которые у нас сегодня несть транзитные, которые работают на Туркменистан, на Россию, еще начали работать и на месторождения, которые сегодня находятся в распоряжении Ирака, Ирана, Афганистана. Это самый краткий маршрут до Европы. Но почему-то Турция разрабатывает свой маршрут, более дальний, но политически почему-то более выгодный для кого-то. Я спрашиваю: зачем это, зачем мы так дешево теряем свои интересы?
И поэтому говорим, проблема Ирака, Вы знаете, для нас она видится со стороны миротворческой миссии, безусловно. Мы не послали своих хлопцев с автоматами, чтобы они заняли позиции одной или другой стороны. Мы послали хлопцев с целью устранения последствий применения ядерного, бактериологического и химического оружия. Все. Точка.
Поэтому мы исходили из того, что, знаете, здесь не подходит принцип политики «моя хата скраю». Если мы хотим думать о национальных интересах, наши интересы должны быть засвидетельствованы. Там. Очень часто именно крайняя хата начинает гореть первой. Поэтому давайте будем активными в отношении формирования государственных интересов Украины в том регионе. И когда этот вопрос я поставил на фракции – половина фракции мне сказала: да, это зона наших интересов. Рано или поздно этот рынок будет работать на рынок Европы, мира и очень хорошо, когда бы Украина была бы мобилизирована в этот рынок. И сегодня нам надо демонстрировать свое участие в разрешении конфликта, но не в военной форме, а в миротворческой акции. Вам подходит? Подходит. Это отвечает украинским интересам? Отвечает. Но другая часть фракции меня предупреждает - мы хотим тебе такое сказать. Что направление военного контингента в Ирак Кучмой будет использовано для отбеливания своего политического портрета на западе. А мы этого не хотим, потому что Ирак будет работать на подавление… вернее, миссия по Ираку будет использована для подавления демократического движения в Украине. И мы не можем голосовать за поддержание этой резолюции. Не потому что эта резолюция не отвечает украинским интересам, а потому что она будет трактована властью таким образом, что мы пострадаем в свободе слова и в демократических ценностях. И я тогда сказал: «Хлопцы…» Как в том анекдоте – и вы правы, и вы правы. Поэтому я не имею права как руководитель фракции сказать: 100% голосов или в одну сторону, или в другую сторону. А я убежден, что если Украина через внутреннюю демократизацию осмыслит те экономические процессы, которые надо сделать, правовые процессы, которые надо сделать в этой стране, я Вас убеждаю, как экономист.
Сейчас поверьте - это я часто своей жене говорю, нет времени у меня, так я ей часто говорю: «Ты вот сейчас поверь, а через 5 дней я тебе докажу. Но сейчас ты вот поверь в это!». (Смех). Мы имеем уникальный рынок. Для меня Украина напоминает спящего слона. Если ему дать процедуру, правила, традиции, которые понятны для партнеров наших – на востоке, на западе, привести честную власть, вот это будет самый модерный рынок в Европе. Запомните это.

Анатолий Кинах: - Друзья, Виктор Андреевич здесь напомнил о спящем слоне, но я хотел здесь привести еще другую аналогию – об этом нам говорили наши друзья в Организации Объединенных Наций – и Вы можете ее тоже использовать. Они часто говорят тоже так, но немного другими словами. Украина им напоминает спящую красавицу, и наша задача – найти то место, куда нужно поцеловать спящую красавицу Украину, чтобы она проснулась и радовала нас всех своей красотой и возможностями. Я уверен, так и будет.

Зураб Аласания (МГ Объектив): - Спасибо всем, и последний вопрос: кто Президентом-то будет, ну?..

Виктор Ющенко: - Ну, конечно, Ющенко. …Друзі, от зараз треба прикластися нам усім, щоб по Харкову ми дійшли до виборця, и это можно достичь только благодаря Вам. Мы в Харькове должны иметь информированного избирателя.

Ирина Геращенко (пресс-секретарь В.Ю.): - Виктор Андреевич, половина пишет, мне на ухо шепчут: что врачи говорят, когда? … У нас все будет хорошо. На инаугурации будет все замечательно!


// 16.11.2004 20:23

Адрес новости: http://news.media-objektiv.com/politicum/2004/18823.shtml

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1100636859.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua