Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 15-12-2004
Протоиерей Сергий Иваненко-Коленда: “Они говорят, им нельзя рисковать, потому что у них есть дом...”
wal.iatp.org.ua

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1103130442.html

http://wal.iatp.org.ua

Протоиерей Сергий Иваненко-Коленда: “Они говорят, им
нельзя рисковать, потому что у них есть дом...”

Сергий Иваненко-Коленда8 декабря “Высокий Вал” опубликовал
о
ткрытое письмо Предстоятелю Украинской Православной Церкви Московского
патриархата Митрополиту Владимиру Сабодану. В письме Протоиерей Сергий
Иваненко-Коленда (УПЦ-МП) кратко проинформировал о своей гражданской позиции, о
неприятии участия церкви в выборах на стороне одного из кандидатов, об Указе за
подписью главы Черниговской епархии епископа Амвросия, которым священнику
запрещается священнослужение «за клевету на священноначалие церкви».


Чтобы познакомиться ближе с Протоиереем Сергием и ощутить
ту моральную ситуацию, в которой оказался отец 4-х детей, мы, объединив свои
усилия с областным телевидением, «напросились» в гости. Первое, что впечатлило и
бросилось в глаза – это скромная патриархальная обитель священника. И, конечно
же, родовой герб и фамильные фотографии. По понятным причинам приводим текст
интервью на языке оригинала.


Краткая биографическая справка:


Протоиерей Сергий (Сергей Иванович Иваненко-Коленда) родился 28
июня 1962 года в Белорусии (г. Кобрин Брестской области).


С 1971 года живет на Черниговщине – родине отца и его предков.


Пионерское детство, студенческая юность, служба в рядах Советской
Армии, работа на машиностроительном заводе в должности инженера-конструктора –
вплоть до рукоположения в сан священника в год 1000-летия Крещения Руси (1988
г.). 16 лет священнослужения в Черниговской епархии, 6 лет из них – в самом г.
Чернигове.


С 1995 по 2003 год преподавал историю Русской Православной Церкви
в Черниговском Духовном училище.


Женат (жена работает медсестрой в Черниговском
противотуберкулезном диспансере).


Четверо детей. В партиях не состоял. Под судом и следствием не
был.







«ВВ», Алексей Маслов (обл. ТВ): Отче, что происходило
в епархии накануне выборов?


Протоиерей Сергий: Было общее собрание всех
настоятелей. Поскольку я не настоятель, участия в этом собраннии я не принимал,
но знание также приемлимо. Насколько мне известно, глава епархии епископ
Амвросий вместе с агитаторами из Киева призывал духовенство голосовать и
агитировать своих прихожан за кандидата в Президенты Виктора Януковича.


«ВВ», Алексей Маслов (обл. ТВ): Происходило ли это во
время проповеди в стенах церкви?


Протоиерей Сергий: Во время проповеди,
безусловно. Во время богослужения, думаю, не дерзали священники, потому что
богослужение – это свято. А в конце богослужения все было так же, как после
моего выступления, если провести определенные параллели. Тот, кто был недоволен
моим выступлением, они дождались слова “Аминь”. И сразу же, не дожидаясь, пока я
выйду из стен храма, набросились. Причем, это определенная часть людей,
политиканов от церкви. Среди них были даже церковнослужители. Сам Господь и
священноначалие велело им соблюдать благочиние в храме Божием. Но они не
побоялись возвысить свой голос на священника.


Да, не во время богослужения, а сразу же по окончании его. Так же
и агитация, сразу же после богослужения. Естественно, она проводилась в стенах
храма и это ни у кого не вызывает сомнения.


«ВВ»: Отче, в каких случаях подобный Указ о запрещении
в священнослужении может быть подписан? Существуют ли какие-то
правила?


Протоиерей Сергий: За мои 16 лет прецедентов не
было. Указы, конечно же, издаются часто в отношении священников за какие-то
мелкие нарушения, неполитические. К примеру, если священник приехал служить в
село, где уже есть свой священник. Но в этом случае запрещение в
священнослужении применяется, если поступила жалоба. Конечно, такие случаи были,
но это наши бытовые мелочи. В моем случае это наказание за публичное выступление
с клеветой на священноначалие. Понимаете, тут всем известно и очевидно, что в
данном случае мы ежедневно мучались, видя и слыша беззаконные дела. Накануне, 23
ноября, я отдал свое заявление в штаб Ющенко Владимиру Ступаку. Я не был готов
выступать на митинге. Но если уж сказал «а», то надо говорить и «б».


«ВВ»: Почему, на ваш взгляд, стала возможной такая
ситуация?


Протоиерей Сергий: Потому что так сложилось
исторически, т.к. православная церковь всегда шла рука об руку с государством.
Даже символ самодержавия говорит о единстве духовной и светской власти, т.е., о
единодержавии. После 1917 года церковь попала в зависимое положение от светской
власти. У руля нашей церкви стоят люди, которые занимали в ней определенное
положение в советское время. Сейчас власть выдвинула своего кандидата, и церковь
оказалась непосредственно задействованной в этом процессе. Хотя по всем канонам
и законам запрещено пропагандировать, агитировать.


«ВВ»: А другие священники высказывали свое мнение по
этому поводу?


Протоиерей Сергий: Да, в частных беседах сплошь и
рядом. Я не побоюсь повторить слова настоятеля Петра Казновецкого – очень
уважаемого в нашем городе священника. Он сказал: «Очень жаль, что церковь
втянули в грязь политики. Но уж если втянули, то что? Давайте продолжать дальше?
Мы не хотим». Они говорят, им нельзя рисковать, потому что у них есть дом. В
доме горит свет…


«ВВ»: Какой выход из сложившейся ситуации Вы
видите?


Протоиерей Сергий: Считаю, что церковь должна
полностью абстрагироваться от этой ситуации и полностью выйти из нее. Наше
высшее священноначалие отмалчивается, ведет политику выжидания. Лично я сказал
свое слово и получил за это. У нас осуждать политику начальства можно было на
кухне, за спиной. Но свое слово я сказал на людях. Сначала мне предлагали уйти в
отпуск, уволиться по собственному желанию, взять отпускную грамоту и поехать
восвояси. Я так подумал, что сейчас оставлять 4 детей нет смысла... И опять же,
за ЧТО? Было бы за что, если бы было стыдно взглянуть в глаза людям,
тогда...


Хотя вы видите, что мнения разделились. Люди активно спорят даже
на базарах. Те – за Януковича, те – за Ющенко. Кто-то меня понимает, кто-то меня
осуждает. Резонанс – от восхищений по телефону до угроз. Хотя, как сказал поет:
“Хвалу и клевету приемли равнодушно”. Дело в том, что тот, кто восхищается, как
правило, не стесняется назвать свою фамилию. Тот же, кто угрожает, ругает, как
правило, отмалчивается и почему-то не называет себя.


Вообще, дело церкви – отнюдь не указывать людям положительные или
отрицательные качества того или иного кандидата, а молиться, спасать души.
Церковь – это не политический институт. Это Ковчег спасения душ человеческих. Мы
должны сделать первый шаг и сказать, что Бог силен и дает людям такую власть,
которую мы заслуживаем. Что в лотерее избирательных урн люди проигрывают гораздо
чаще, чем в лотерее наследственной крови во плоти. А поскольку у нас уже нет ни
наследственной монархии, ни наследственной республики, Церковь должна молиться и
призывать своих чад молиться не за раба божьего Януковича чтобы он победил, а
молиться о тишине, о состоянии всего мира, о благостоянии святых Божиих церквей.
Вот к чему мы призваны. Если мы будем это делать, то авторитет церкви не упадет.
Церковь свята, есть и будет независимо от поступков священноначалия.


«ВВ»: Вам действительно в день опубликования Указа
предлагали дать опровержение?


Протоиерей Сергий: Да, и этому свидетели многие
священники, настоятели черниговских храмов. Более того, скажу, что накануне
подписания Указа за день до этого в епархии собрались настоятели, которые задним
числом без моего присутствия рассмотрели вопрос. Как в советское время, когда
коммуниста сначала выгоняли, а потом судили. Так и у нас наверху остались люди с
той же ментальностью. Они вызвали всех священников, которые задним числом, не
призывая меня, вспомнили и вытащили за 16 лет всю грязь, все сплетни обо мне и
вынесли решение, что я достоин запрещения в священнослужении. Это решение
подписали не все, в том числе и мой настоятель. Настоятель Казанской церкви отец
Николай также не подписал. Подписали люди более зависимые. Кто-то им не
сочувствует. Я сочувствую, ибо священники – братья. Но это уже личное. В
частности, владыка Амвросий сказал, что я тебя прощаю за то что ты написал, но,
сказав это, подписал указ. Тут хочется сказать, что прощение – это не только
слова. Так же как и покаяние – не только слова. Неужели кому-то нужны наши
слова? Покаяние и прощение – это дела! Толку нет, если мы человека обидим и
скажем: «Ну, прости…». В чем же тогда состоит это прощение? Меня действительно
сейчас оставили в морально тяжелом положении.


«ВВ»: А какова была реакция обычных людей,
прихожан?


Протоиерей Сергий: Вчера я с дочкой был в
Спасском соборе на вечернем богослужении. Подошли верующие люди, и реакция была
очень спокойной: «Батюшка, это действительно было, то, о чем вы написали? Может
это провокация?» Да, это было. И как священник я несу ответственность хотя бы за
то, что я молчал. Я высказал это, когда было возмущение всей страны, в том числе
и мое. И если бы я не пострадал, могли бы сказать: «Видите, какие они,
правдолюбцы? Когда надо было, они молчали, а сейчас все выступают». То, что
сейчас я несу на себе запрещение в служении, свидетельствует о том, что наказан
именно за свое молчание. Как сказал один человек, «Когда сажали католиков, я
молчал. Когда сажали евреев, я молчал». Вот так и получилось, что мы молчали
долгое время, когда лилась грязь. Сделайте экскурс в прошлое, в 1946-1947 год,
когда разгоняли Греко-католическую церковь на Западной Украине. Православные
молчали. Когда были гонения на космополитов, тоже молчали. Сейчас мы настолько
связались с властью, что наше священноначалие тоже молчит. И отдельные
выступления подобны выступлению диссидентов. Таких, как я. Думаю, что мы хоть
как-то должны разбудить сознание наших людей и понять, что Бог не только в силе,
но и в правде.


«ВВ»: Согласны ли вы принять приглашение от другой
конфессии? Имели ли место такие предложения?


Протоиерей Сергий: Если бы Указ последовал
непосредственно за моим выступлением, то это была бы реакция адекватная. Но
поскольку священноначалие выжидало 10 дней и не знало, что со мной делать,
епископ Амвросий звонил в Киев, и там якобы дали добро на мое запрещение, то я
действительно считаю, что этот указ вызван целью посмирять меня (это совсем не
ругательное слово). С другой стороны, этот указ может преследовать двоякую цель.
Одна цель – посмирять меня, поругать, заставить одуматься. А другая цель –
возможно даже спровоцировать. У нас на Украине, к сожалению, сейчас в
православии раскол и уйти есть куда. Это и УПЦ Киевского Патриархата, и
Автокефальная церковь. Я не говорю о других христианских деноминациях. Уйти есть
куда и, возможно, тот кто издавал этот указ, сейчас только и ждет, что я
опрометчиво сделаю необдуманный шаг, т.к. уход в раскол – это повод для снятия
сана. Тогда они скажут: “Видите, он только того и ждал, чтобы «накивать пятами».
Здесь хочу сказать, что они не дождутся, ибо я уже 16 лет нахожусь в священном
сане, а мои предки - испокон веков были православными. И такая мелочь, как мое
выступление частное, думаю, не подвигнет меня на необдуманные поступки.


Считаю как гражданин, что каждый честный человек, каждый
священник, должен высказать по этому поводу свою позицию. Сейчас нельзя
оставаться в стороне, когда “кипит их разум возмущенный”, и не побоюсь этого
слова, “в смертный бой вести готов”. И здесь священство как выразитель высокой
идеи церкви должно высказать свое мнение и объединить людей. Всякая власть от
Бога и не наше дело советовать, навязывать своего кандидата, выдавая его за
православного Мессию.


Алексей Маслов, обл. ТВ: Не считаете ли Вы, что такая
ситуация глубинна, что она подрывает авторитет канонической Православной
Церкви?


Протоиерей Сергий: Да, безусловно. Эта ситуация
патовая. Власть, используя наше священноначалие, поставила нашу Церковь на
положение коллаборационистов. Это не ругательное слово, а просто фиксация
позиции. Скажем, есть слово «фашист» и «антифашист». Что здесь ругательного? Это
фиксация позиции человека. Здесь мы тоже пошли на соглашательство с кандидатом
от власти, фальсификации которого официально подтвердил Верховный суд Украины. И
мы оказались в этой ситуации если не виновниками, то участниками.


«ВВ»: Украине не грозит раскол?


Протоиерей Сергий: На митинге и в газете я
высказал свое мнение, что Украина затаилась, замерла в предчувствии гражданской
войны. Это было сразу после 2-го тура выборов, когда страсти бушевали на Майдане
в Киеве. А у нас в основном все разошлись по домам. Действительно, как будто
плюнули людям в душу. Действительно ждали любого, но такой откровенной, наглой
агрессии и лжи мы все просто не ждали.


«ВВ»: Как изменилась ваша жизнь после
Указа?


Протоиерей Сергий: После этого указа я сижу дома,
читаю книги, пытаюсь осмыслить свою жизнь. Видимо, это надо было для меня. Это
испытание попущено Господом. Сейчас время Рождественского поста, время изменений
к лучшему. И если уж мы как священство дерзаем призывать людей, то в первую
очередь надо начинать с себя. То, что я высказал свое частное, сугубо личное
мнение и понес за него возложенные на меня наказание, считаю, что это должно
послужить для меня уроком смирения.


«ВВ»: Будете ли применять какие-то юридические
действия?


Протоиерей Сергий: Нет. Пока я остаюсь и надеюсь
остаться каноническим священником. Я просто не имею права совершать юридические
действия. Для этого есть церковный суд. Если я не добьюсь желаемого у своего
священноначалия, я могу подать в церковный суд своего епископа. Пока не вижу
необходимости. Можно сказать, что дерзнул и пока просто несу запрет в
священнослужении.


«ВВ»: Это как-то отражается на Вас
материально?


Протоиерей Сергий: Пока это никак не отражается.
Тем более, что уровень жизни священника был должен быть не выше среднего уровня
обычного человека. За все эти 16 лет я никогда не шиковал и вы это видите. Мы не
голодаем, просто угнетает сама обстановка неопределенности. Меня не уволили, но
я нахожусь действительно в подвешенном состоянии и думаю над тем как жить и
действовать дальше, надеясь что с Божьей помощью все это скоро уладится.








Протоиерей Сергий демонстрирует изготовленную "на скорую
руку" "Молитву за Януковича", которая массово поступила в епархию в
субботу








Та самая "молитва" крупным планом








Указ о запрещении в священнослужении








В трудовой книжке Протоиерея Сергия нет записи об
увольнении





Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1103130442.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua