Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 22-12-2004
Лена Козлова: Письмо гражданам России

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1103722222.html

Добрый день, уважаемые граждане России!


Представлюсь: меня зовут Лена, я украинка, живу и работаю в Киеве. Соответственно, тему моего письма можно предугадать – ситуация в Украине, естественно.

Я втечение нескольких дней изучала российские форумы, читала российские новостные сайты и созванивалась с друзьями из Москвы. Надеюсь, это может послужить достаточным объяснением эмоциональности моего послания.

Друзья! УМОЛЯЮ, ПЕРЕСТАНЬТЕ НАС УНИЖАТЬ! Мы не сделали ни вам, ни России ничего плохого. Мы хотим видеть в вас друзей и добрых соседей – а не колонизаторов! За последние несколько месяцев вам “с успехом” удалось настроить против себя огромное количество украинцев! Не “западенцев” и “бендеровцев”, а подавляющее количество русскоговорящих киевлян, черкащан, сумчан, харьковчан... можно долго перечислять.

Я очень хочу, чтобы после этих выборов мы смогли нормально общаться, ездить друг к другу в гости, а не плеваться через границу. Я хочу поделить это письмо на три части – чтобы вам были понятнее и моя позиция, и, надеюсь, ситуация в целом:
- кто я
- что меня больше всего возмутило
- и что я, находясь непосредственно здесь, в Киеве, видела за эти три недели

Пожалуйста, дочитайте до конца – для нас, украинцев, действительно важно найти общий язык с вами. ДЛЯ НАС ВАЖНО БЫТЬ УСЛЫШАНЫМИ!


1. МЫ – УКРАИНЦЫ. ПРОСТИТЕ, ЧТО ПО-РУССКИ.

Я родилась и выросла в русскоязычной семье в г. Черкассы (центральная Украина), последние 8 лет живу в Киеве. Среди моих друзей, знакомых, коллег – есть только два человека, которые говорят на украинском языке. Как вы знаете, подавляющая часть киевлян говорит по-русски. Ни я, ни большинство моих знакомых никогда не являлись: националистами, руссофобами, украинофилами, или даже просто патриотами. Мы всегда воспринимали Россию, как старшего брата – более успешного, более взрослого и не имели с этим никаких проблем. Так было два месяца назад. Сейчас все изменилось.


2. УКРАИНСКИЕ ВЫБОРЫ – ДЕЛО РОССИЙСКОЕ И БОЛЬШЕ НИЧЬЕ!

Ребята, основной мой вопрос – ну ладно, мне понятны российские политики с их «геополитическими» интересами. У них фобия всего, что уже страна, но еще не Россия. Но вы, граждане России, москвичи, питерцы и другие – ну дались вам наши выборы и наш президент! Мы же хохлы! Вы же до сих пор Украину иначем как «республикой» не называете – посмотрите свои же сайты информационные! Вам же все эти годы было на нас плевать – что же случилось? Почему же во всех форумах вы, простые люди, кричите, что не подарите победу Ющенко?! Что значит «не подарите»? Где она у вас лежит – эта победа? Вы же даже не украинские избиратели! Что вы можете нам подарить или отобрать? Давайте уважать друг друга – оставьте нас наедине с нашими проблемами – мы разберемся, честно! Нам сейчас не нужна помощь – нам нужно чтобы не бередили наши раны и не обостряли наши проблемы!

Ну, подумайте, вы сами не устали от однобокой пропаганды ваших СМИ? Я знаю, что это такое. Очень хорошо знаю – мы с этим жили последние полгода – плевались в телевизор! У нас рейтинги некоторых телеканалов просто рухнули – так достали людей. Неужели у вас не возникает сомнений, когда вы слышите:

- про бендеровцев и фашистов, также известных под кодовым названием «западенцы», которые во время войны убивали советских солдат? (Идея – откажитесь продавать нефть и газ в Германию – они же фашисты! 21 век, выборы президента и даже не в вашей стране – пожалуйста, давайте без экскурсов в историю – это, как минимум, неконструктивно)

- про Ющенко, который продался Западу в целом и Америке в частности и хочет использовать Украину, как полигон для американских войск. (Вобще, выборы презиндента Украины и наши какие-то социальные, культурные, политические к нему пожелания – это так, ерунда, это – для отвода глаз. Главная наша цель, конечно, начать войну против России! У всего мира, между прочем, тоже именно эта цель! Одна единственная! Друзья – это у вас параноя!)

- про «зомбированых оранжевых» (Еще месяц назад опозиции был доступен целый один телеканал, покрывающий несколько областей по кабельной сети, примерно такое же количество газет и полторы радиостанции! Вот по ним нас всех и зазомбировали! Полстраны – одним махом. Супер-американские технологии, что вы хотите!)

- про «оранжевую чуму» и «апельсиновую угрозу» (без комментариев. Хотя нет, прокомментирую – у нас тоже такие есть – несколько дет-домов в Одессе сегодня отказались принять в подарок детям цитрусовые к Новому году – они, видете ли, были оранжевые! А какими должны быть мандарины и апельсины, традиционные на новогоднем столе? Фиолетовыми в крапинку?)

- про акции на Майдане, оплаченые Америкой и организованые чуть ли не ЦРУ. (Вот на них и хочу остановиться подробнее – поскольку, когда я услышала об этом в первый раз на «серьезном» первом российском канале, у меня было такое чувство, что меня ударили по лицу. В лучшем случае).


3. «БЕШЕНЫЕ ДЕНЬГИ» НА МАЙДАНЕ

Типичные разговоры о политике полгода назад в Киеве звучали так: неужели они там у власти допустят, чтобы Ющенко стал президентом? Вряд ли. Но нет же никого, кто бы мог сейчас с ним соперничать? Что они придумают за полгода? Два месяца назад: Господи, как обидно ведь, ну, никаких шансов не дадут! Протащат, судя по количеству денег потраченых, этого друга восточных регионов любой ценой. А только-что смеялись над Белорусией – досмеялись! Три недели назад – нет, все, хватит! НАДОЕЛО! Всему есть предел – так тупо нас еще не разводили! Ющенко, не Ющенко, да хоть Мороз, хоть Литвин, кто угодно – но Януковича мы не переживем – это точно! Подобрали бы кого-нибудь по-приличней – мы бы еще может потерпели. Но это! Нет уж, я звоню всем друзьям – кто-куда – а я на Майдан!

22 ноября. Первый день противостояния. 9:00.
Первый раз в жизни, наверное, я пришла куда-то вовремя. Обычно – просыпаю. Сегодня – пришла на 5 минут раньше, чем просили. Первое знакомое лицо – эккаунт-менеджер из сетевого рекламного агентства, мой приятель. Впрочем, знакомое лицо не одно – агентство пришло полным составом. Через минут 30 замечаю в толпе конкурирующую студию – тоже весь колектив. Звоню своим колегам – половина здесь же, долго ищем друг друга в толпе. Мгновенно рождается шутка «Ты меня легко найдешь. Я - на майдане, машу оранжевым флажком». Первый час, казалось, что пришли на митинг. Помитингуем полдня – разойдемся и напьемся с горя. Потом со сцены сказали – никто, для кого эти выборы имеют значение, не должен покинуть майдан. До победы. Я – в кедах, без шапки, на улице – 1 С. В толпе – протяжный вздох. Ого. Ну что ж. Ладно. Встречаю колег. Со сцены объявляют – едьте по домам за теплой одеждой и едой. Встречаемся через три часа. Мгновенно разъезжаемся. Те, кто одет тепло, остаются – помогают ставить палатки на Крещатике. Через час они нам звонят – на ул. Старонаводницкой насчитали 30 автобусов, еще 10 – в Музейном переулке. Все, почему-то, с донецкими номерами. У нас начинается паника – всю дорогу домой я рыдала в такси. И причитала – ну за что? Ну как же они могут? Господи, мы же тоже люди – нам же страшно!!! Потом успокоилась. Одела лыжный комбинезон, три пары носков и поехала на майдан.

Я не националистка. Я не патриотка. Я, честно говоря, не знала второго куплета нашего гимна – никогда не пела. И еще – я не уважала своих сограждан – всегда считала их бесхарактерными и ленивыми. Мое мнение поменялось очень быстро! Самая популярная фраза на майдане, пожалуй до сих пор – ну кто бы мог подумать, что украинцы на такое способны! Я впервые в жизни начала гордиться своей страной и ее людьми. Не абстрактными какими-то – а вот этими самыми. Всеми. И теми дончанами и крымчанами, которые с бело-голубыми флагами пришли к нам на майдан тоже! Им тоже – не все равно! Они тоже защищают свою позицию! Они приехали сюда для этого!

Краткий перечень «замечательностей», которые встречались лично мне на майдане за те 14 дней, которые я там провела:

- первыми стали бросаться в глаза бабушки с кастрюльками и термосочками – в первый же день. Некоторые из них плакали. Плакали и говорили – пейте, детки, пейте, только будьте здоровы. Одну бабушку я видела на протяжении дней пяти по нескольку раз – ей было лет, наверное, 80. Маленькая, с палочкой, еле ходит. На палочке – оранжевая ленточка. В руке – термосочек, на 500 мл, совсем маленький. Чай она разливала секунд за 30, не больше. Потом очень медлено шла обратно на Михайловскую – она там живет, как я выяснила. Часа через полтора появлялась снова. Мужчина лет 50ти стоял рядом со мной, когда она наливала очередные полстаканчика чаю. Он отвернулся и сказал – Господи, я сейчас, кажется, заплачу…

- со сцены постоянно объявляли какие-то просьбы. Чаще всего говорили о вежливости (пожалуйста, будьте друг с другом максимально любезны, не сорьтесь, не злитесь, всем сейчас тяжело) или просили о помощи (теплые вещи для палаточников, все кто может, еду для них же, пожалуйста; потом, несколько дней спустя – в Украинском доме поселяют приезжих – если можете, возьмите домой пожить, лекарств очень не хватает, и т.д.). На второй день я принесла два шарфа, пуховую жилетку, лыжные перчатки и старый пуховик. Позвонили из офиса – спросили куда передавать добро – они там тоже собрали теплых вещей. Один из сотрудников сказал, что ничего не нашел у себя. Попросил передать $20. Через два дня в разных частях майдана и возле дома Профсоюзов возникли места, очень похожие на стихийные секонд-хэндовские рынки. На призыв принести продуктов люди тоже, мягко говоря, активно откликнулись. Когда на четвертый день мы с друзьями подошли к коменданту палаточного городка и спросили, что из продуктов нужно купить, парень закатил глаза и попросил – ничего, умоляю! Мы уже можем накормить весь майдан! Нам продукты негде хранить. За его спиной была импровизированая раздача еды – сдвинутые лавочки. Возле одной из лавочек – пластиковый пакет, в котором банок наверно 50 сгущенного молока. Рядом – палатка «Так! Ющенко», которую быстро переделали под прием продуктов. Там стояла тетенька и растеряно ставила под стенку банки с домашней консервацией – от варенья до соленых огурцов. Стенка из банок доставала почти до потолка палатки.

- но голод – это ерунда. Самое страшное в эти дни – это холод. Я - ужасная мерзлячка. Все что ниже +10 С – для меня – мороз. Как я выдержала эти 14 дней – не знаю сама. Когда я переминалась с несчастным лицом с ноги на ногу в очередной раз (после трех часов стояния не спасают ни 3 пары носков, ни ботинки на меху), ко мне подошел парень и сочуственно так сказал – а вы газетки попробуйте, помагает. До меня, чесно говоря, не сразу дошло, о чем речь. Потом я этому парню была очень благодарна – ноги мои, наверное, спасли именно эти газетки. А еще по поводу холода – был очень трогательный случай. Пришла к Администрации Президента старушка. Там тоже стоял палаточный городок и тоже принимали теплые вещи. Старушка принесла вязаную пуховую шаль. Явно очень старую и явно – ручной работы. Ребята из городка брать ее отказались – наверное, очень дорогая вещь для бабушки. Закутали ее в теплое одеяло и принесли чаю. Потом отправили домой.

- второй день противостояния (это я чтобы не раздражать вас термином «оранжевая революция»). Стоим на майдане, как всегда мерзнем. Рядом стоит девушка с табличкой в руках – на табличке маркером от руки выведено: «бесплатная связь по Украине». По-русски, кстати. Спава от девушки внутри толпы пытается формироваться очередь. В этот момент я испытываю дикую зависть – к идее. У меня – безлимитный, почему мне это в голову не пришло – пол площади приезжих?

- мы с первого дня подружились с ребятами с одного национального телеканала. Их офис расположен на майдане и они у нас работали своего рода отделом снабжения. Снабжали тем, что было необходимо - бумагой, чаем, кофе. На третий день вынесли мне табличку – на оборотной стороне какого-то плаката написали: «бесплатная связь по Украине». Потом вынесли еще одну табличку: «Чай, бульон». Я стою под табличкой про связь - слева от меня – полквартала очердь. Стоим не на майдане, а с боку – там бы было неэффективно – слишком большая толпа. Рядом стоят мои колеги и ребята с телеканала – соответственно, под табличкой про чай. Рядом с ними тоже очередь. Только их очередь быстрее двигается, особенно потому что термосов у них всего два и они за несколько минут их опустошают. Бегут наверх к себе в офис заваривать чай опять. А я все стою. Очередь только увеличивается. Прошу людей – пожалуйста, побыстрее, много людей всем нужно позвонить. Люди просто соревнуются на скорость – пытаются уместить всю информацию в одном предложении: «Жив, здоров, кормят, одели, ночую в тепле, не знаю, когда приеду, все хорошо – мы победим. Пока!» Очередь доходит до ребят из Луганска. Эти говорят наверное минут двадцать – пытаются убедить родителей, что здесь нет бендерорвцев с топорами и что люди очень хорошо настроены и так далее до бесконечности. Я с опаской поглядываю на толпу – с зади в очереди стоят те самые «бендеровцы» откуда-то очень с запада, в основном мужчины, судя по виду – неинтелектуальных профессий – работяги. Думаю, в реальной жизни этим ребятам уже бы отвесили подзатыльник за задержку. В хвосте очереди слышен ропот – чего так долго. Один из «бендеровцев» поворачивается назад и говорит – святое, мол, дело, ребята из Луганска пытаются правду донести, надо подождать. Очередь – ах, ну раз так, то ладно, пусть говорят, конечно. Каждый позвонив считает своим долгом рассказать насколько он мне признателен и дальше по перечню рассказывает «про доброту киевлян – про еду, чай, ночлег, одежду». Каждого пытаюсь выслушать. Улыбаюсь. К тому моменту, когда телефон, наконец-то, разряжается – мучительно сводит скулы. Идем в офис канала – грется и заряжать телефон. Проходим мимо кухни, откуда выбегает известная на всю страну ведущая и кричит – ребята следующий термос – этот готов. Заглядываю внутрь. Ведущая управляется с тремя чайниками, несколькоми пачками пакетикового чая и сахаром. Видно, что у нее – уже станочное производство. Термос, несколько пакетиков внутрь, сахар, кипяток, закрутить, поболать – готово, следующий. К глазам подступают слезы – ну когда я еще такое увижу? В нормальной жизни я бы обязательно автограф попросила, а тут – неудобно, человек занят, заваривает чай. А через час – у них эфир, новости. Будет опять врать по указке. Ребята с канала, говорят, что она и еще несколько ведущих каждый день после эфира плачут. Правда, в тот день у них новости не вышли – ведущие и журналисты отказались выходить в эфир. Мы ребят с канала сначала постоянно подкалывали – правдивые вы наши! Потом перестали – они менялись в лице и начинали судорожно просить прощения.

- мне кажется это был четвертый день противостояния, хотя точно не помню. Вы сами можете проверить – когда у нас там каналы, все, один за другим извинились перед людьми и вышли в эфир с незаангажироваными, хотя лучше сказать – незагажеными - выпусками новостей. До этого дня про майдан все как-то молчали. Я звонила папе в Черкассы и спрашивала – как, нас все еще не показывают? Папа – ни слова, как-будто ничего не происходит. В середине этого дня я стояла со своим телефоном, мои уже друзья – со своим чаем. Вынося очередной термос, ребята с канала подмигнули мне и показали рукой куда-то в сторону. Там стояла кучка людей с огромным оранжевым плакатом с логотипом канала. Один из парней тихонько сказал – найдите способ сегодня вечером посмотреть новости. Я – неужели?!!! Он – только тихо! Это еще не точно. Вечером мы нашли кафе рядом с майданом - с телевизором. Мест не было. Стояли возле барной стойки. За пять минут до выхода новостей весь состав канала объявляет о том, что мы, мол, вам все это время врали (они правда не так сказали – передавали заангажированую предвзятую информацию – что-то такое). Просим прощения у всего украинского народа, больше так не будем. Никогда. Сейчас выйдет нормальный выпуск новостей. Удачи вам! Мы вас любим! Дальше в кафе происходит что-то невероятное – оглушительные крики, смех, люди целуються – официанты с революционерами, бармен готовит для всех бесплатный чай, кто-то плачет. Могу сказать абсолютно точно – ни одной победе ни одной футбольной команды люди не радовались так, как тому выпуску новостей! Я такого не видела никогда. И очень надеюсь, что никогда больше не увижу. И не говорите мне, что не было никаких темников – я разговаривала с журналистами, которые врали нам через силу, я видела глаза тех же журналистов, когда врать им больше не пришлось.

- моя знакомая работает в одном из ресторанов в центре. С первого дня они пытались людям чем-нибудь помочь. Встречаю ее как-то в середине дня, она говорит – представляешь, полдня грелии воду для чая, а потом за пять минут весь чай закончился, так много людей… Один из супер дорогих ресторанов города принадлежит другу моего босса. В этот ресторан я рискнула самостоятельно зайти пару раз – после зарплаты. ОЧЕНЬ дорого! В один из дней вижу повора этого ресторана (в куртке с лого ресторана). Повар стоит по среди палаточного городка и из огромной кастрюли накладывает людям… гречку с котлетами!

- ребята справа от меня – все еще раздают чай. Теперь у них появился еще картонный ящик с бутербродами. Сотрудники телеканала сбросились деньгами – организовали кассу помощи. Потом руководство добавило денег на покупку термосов – двух мучительно не хватало. У меня ноет рука – отдаю свой телефон и табличку подруге, подхожу к ребятам выпить чаю. Они меня просят подержать ящик с бутербродами, пока сбегают за другим термосом. Стою с ящиком. Сорваным революционным голосом кричу: «бутерброды». Собирается маленькая очередь. Подходит женщина. Вместо того, чтобы взять бутерброды, от которых мы всячески стараемся отделаться, чтобы пойти погреться, она мне в ящик кладет пакет с печеньем. Молча. И уходит. Ругаясь про себя, разрываю пакет и высыпаю печень в ящик. «Бутерброды! Печенье!» Еще через полчаса появляется надежда, что бутерброды вот-вот закончатся. Подходит мужчина, улыбается и протягивает мне огромный кулек с мандаринами. Пытаюсь улыбнуться в ответ. Еще 15 минут. Какой-то парень дает мне поллитровый йогурт. Запечатаный. Я пытаюсь понять, чего он хочет. Он опускает йогурт в ящик. У меня сдают нервы. Хватаю двух первых же иногороднего вида людей из толпы. Одному всучиваю йогурт, другому – три оставшихся бутерброда. Забираю пустой ящик и ребят с термосами. Идем греться.

- Шел третий год «оранжевой революции»… Это в толпе анекдот ходит такой. Самый популярный после: «Путин входит в самолет Москва-Киев. Стюардесса: - Ваш билет. Путин: - У меня проездной».
На восьмой день нам действительно кажется, что мы тут стоим практически вечно. Самые неактивные наши знакомые начинают присоединяться – ну надо же хоть посмотреть сходить, такое дело, по телевизору постоянно показывают, уже все до единого каналы. Некоторые с горящими глазами спрашивают кому и чем тут еще можно помочь. Вздыхаю, перечисляю чего НЕ надо приносить – объявляли со сцены список продуктов и вещей, которых уже принесли слишком много. Вспоминаю другой список – чего еще нехватает. Некоторые неактивные сразу убегают в магазин. Моя знакомая, которая голосовала против всех, но ругает только Ющенко («потому что Януковича в этом городе ругают все остальные»), спрашивает куда нужно обращаться, чтобы взять к себе приезжих «на поселение». Посылаю ее в Украинский дом. Она сама идти не хочет – просит ее провести. Наверно, боится радикально-настроеных националистов. Поздно вечером, после митинга идем искать «беженцев». В Украинском доме нам показывают табличку «Поселение», говорят, что туда подходят люди, которым нужно жилье. Идем к табличке, к нам сразу же подходят несколько человек – предлагают взять к себе. Через сорок минут выигрываем тендер на девушку из Черновцев – у нас квартира ближе к центру. Еще имеющиеся два вакантных места решаем оставить на другой день – сегодня плохой спрос.

- Через некоторое время просто стоять на майдане становится скушно. Учитывая, что вокруг есть еще масса захватывающих революционных точек. Возле Кабмина, например, добровольцев принимают в барабанщики. Они барабанят по метелическим бочкам в ритме, который задает «дирижер» - он стоит на холме перед 40ка барабанщиками. Парень, если и не профессионал, то по крайней мере имеет музыкальное образование: звучание – потрясающее. Еще можно сходить к Администрации Президента на Банковой. Если очень повезет - издали увидишь бойцов спецподразделения. Со щитами и в черных шлемах. Правда людей слишком много, да и толпу с бойцами разделяют два самосвала с песком. Впрочем добраться до них – тоже нет шансов. На одном из самосвалов – огромный транспорант с надписью: «Срочно! Продаются стройматериалы! Цемент, песок. Недорого. Самовывоз. МВД. Тел. 02». В очередной раз готова плакать, от того что у меня с собой уже который день нет фотоапарата. Знакомые из звукозаписывающей студии рассказывают, что с противоположного подхода к АП (с Лютеранской) – намного интереснее. Там меньше людей и можно подойти к «амоновцам» вплотную, пообщаться. Бежим туда. Людей действительно значительно меньше, подойти можно – только девушкам. «Оранжевые» говорят, что вчера была провокация – кто-то пытался «напугать» бойцов. Теперь все мужчины стоят за ограждением. Внутри стоят женщины. Вернее, девушки. В срочном порядке разучивают украинские народные песни. Также среди милиционеров пользуются популярностью песни из мультиков. Лидирует Чебурашка, пока, после очередного выступления Януковича, вперед с большим отрывом не вырывается кот Леопольд. Атмосфера отличная – через несколько часов некоторые из ребят в черных шлемах кушают наши бутерброды. Среди девушек появляются шутки, что так недолго и за мента замуж выйти. Правда, на следующий же день их, бойцов, меняют. Новые с нами не разговаривают. Друг с другом тоже. Выражения лица не меняют – первые три часа. Потом их попускает.

- на несколько дней мы бросаем майдан (там совершенно точно нет недостатка в людях) и переходим в «ночной дозор» под АП – ночью, особенно ближе к утру, людей здесь мало и именно тут они очень нужны. В одну из ночей, около четырех утра, проходят слухи, что через час милиция будет пытаться «очистить» от нас улицу. На слухи мы уже не реагирум, потому что к нам постоянно идут колоны сторонников Януковича и едут автобусы с амоновцами. Некоторые даже доходят. С некоторыми мы уже общались – ничего такого страшного, нормальные люди. Некоторые даже симпатичные, хотя встречаются и пьяные. Словом, мы как-то уже утратили способность бояться. Вернее, мы так думаем. В пять утра от одного из кордонов доносится крик – сомкнуть ряды. Я бегу туда – мы там оставили наших мальчишек. Просят позвать еще людей – впереди стоит милицейская машина, мигает мигалками, не двигается. Кто-то бежит звать еще людей – с нашей стороны их действительно очень мало – человек 500. Колону милиции мы не сдержим. Людей становится больше человек на 10 – остальные стерегут подъезд с другой стороны. Подъезжает такси и становится между нами и милицейской машиной поперк дороги. К нему бросаются люди – помогите, вызовите своих по рации. Минут через 15 перед нами в шахматном, почему-то, порядке выстраивается что-то машин 20 – одни таксисты. Милицейская машина уехала давно вместе с мигалками и мы наверное час стоим как дураки – чего испугались непонятно. К шести утрам мне уже просто плохо – вопервых слишко поздно (рано?), во вторых – прости дико холодно. Так холодно, что даже больно. Некоторые из нас периодически предлагают начинать идти по домам. Остальные соглашаются и продолжают стоять. «Плотнее сзади, не расцепляйте рук!» И радующий сердце шум двигателя. Внутрение органы в очередной раз делают сальто – вылажу на забор, чтобы рассмотреть, что происходит. Напротив стоит автобус. Автобус полный. Уже рассвело и нам видно, что там сидят люди, одеты во что-то темное. Кто-то спереди грустно сообщает, что сейчас мы будем знакомится с ребятами из специального подразделения. Какого - пока не видно, но ребята – явно хорошие, давайте споем им песню. 500 мужиков фальшивыми сорваными голосами начинают петь «Червону Руту». Присоединяются немногочисленые женщины – песня постепенно выравнивается. Допев, подхватываем первую попавшуюся следующую песню. Мужчины многих не знают, приходится напрягать воображение. Почти семь утра, температура воздуха что-то около – 10 С, но кажется, что все – 50 С. Не придумав ничего лучше, на двадцатой, примерно, минуте «концерта» начинаем петь гимн Украины – по крайней мере, все уже выучили слова. Под гимн автобус, почему-то, уезжает. Сначала люди смеются. Когда смех замирает, по толпе проходит синхронный судорожный вздох – облегчения. Я смотрю на своих подруг – интересно, у меня тоже такие же перепуганые глаза? Идем домой – спать.

- после того как мы несколько ночей общались с милицией из разных регионов страны, у нас появляется большое желание пообщаться со сторонниками Януковича, которые приехали в Киев – чтобы не терять остроту ощущений. Мы видели их только два раза и поговорить так и не смогли. Ходят слухи, что их не кормят. Новое развлечение майдана – найти приезжих сторонников Януковича и предложить им помощь. Кто-то из друзей наших колег с телеканала взял к себе несколько луганчан домой. Поначалу мы не верили. Не тому что – взял, а тому что – пошли. Все предыдущие встречи они неизменно от всякого такого отказывались. Даже разговаривали неохотно. Все такие хмурые, неулыбчивые. Опросив кучу людей, узнаем, что основная масса донеччан и луганчан – уехала. Позавчера. Пока мы стояли под АП. Обидно. Идем по майдану... и – о чудо! – прямо нам на встречу идут два парня с бело-голубыми флагами. Абсолютно трезвые ребята, один – очень даже хорош собой, по виду – натуральные студенты. Мы перерезаем им путь – «Привет! Как дела! Извините, не хотим навязываетья – вы откуда? Ой, мы так рады вас видеть!..» Парни улыбаются. Как-то ошалело смотрят по сторонам – да, говорят, мы тоже рады. Вас так много! Приезжайте к нам – у нас тоже приколько!

- да нас много... Нас очень много – я столько людей в одном месте не видела никогда. Все, кого ни спрашиваю, никто столько не видел. Мне звонит подруга задыхается от злости – смотрю «ОРТ», там показывают «прямую» трансляцию с майдана. Не знаю, говорит, когда они ее записывали, эту трансляцию, но там в кадре – человек 200-300. Часов, наверно, в пять утра. Еще темно, людей уже мало. Я смотрю вокруг – вокруг огромное, бесконечное какое-то море людей, семь вечера – самый пик. Говорю подруге, чтобы не нервничала, выключала «ОРТ» и приезжала на майдан. Вспоминаю свежий анекдот - «По данным российских СМИ, на майдане демонстрируют не более 5000 человек, на матче ЦСКА-Порту присутствовало около 600 болельщиков, а в городе Москва проживают почти 100 000 человек». НЕ СМЕШНО!

- Нам уже не смешно! Да, нас много! И мы уже так долго стоим здесь, мы так уже устали, так замерзли – каждый день приходя домой я с сомнением думаю – может на следующей неделе мне не придется идти на холодный майдан? Очень хочется в теплый офис, очень хочется покоя. Да, мы устали, как собаки, но нам уже действительно невозможно отсюда уйти – ну как можно смириться с тем, что происходит. После того как на это несмирение мы угробили такое количество сил. Нет уж, мы будем стоять! Нам уже все равно каких ужасов вам, в России, нарассказывают про наш майдан. Мы тут стоим не ради вас – а ради себя. Только очень-очень жаль, если мы потом не сможем быть друзьями. Мы шутим и рассказываем очередной анекдот про российские СМИ: «Майдан (площадь Независимости) – место на карте Украины, где культивируется и насаждается культ насилия над властью, которая в силу высоких гуманистических принципов не отдала приказ стрелять в вооруженных до зубов оранжевыми апельсинами и яйцами, зомбированных 5-м каналом, купленных за 10грн. и обутых в американские валенки демонстрантов». Радует одно – такие же анекдоты мы недавно рассказвали про все каналы украинского ТВ. По крайней мере это мы для себя сделали – прорвали эту идиотскую циничную блокаду. И на том спасибо – уже не мало.


4. ЭПИЛОГ

Конечно, и сейчас российские поллиттехнологи могут придумать все, что угодно. Хотя, судя по предыдущему опыту, возможно им стоит от этого воздержаться. Я не говорю, что мы победили. Даже не говорю, что победим. Одно могу утверждать наверняка – если вы, дорогие россияне, (или наше дорогое правительство) «впарите» нам сейчас Януковича – мы вам (и им) действительно вряд ли простим этот «подарок». Отношения, как это ни грустно, будут испорчены так радикально, что я не знаю, каким блокадам, пропогандам и политтехнологиям нас нужно подченить, чтобы мы к этому привыкли. Ребята, ну пожалуйста, любимые, ну давайте же, черт возьми, жить дружно! Не уважая нас, вы, в первую очередь, не уважаете себя. Это просто грустно, что в вашей стране анекдоты быстрее становятся правдой, чем мы успеваем их придумывать! Пример: «Буш выступает в конгрессе: - Леди и джентельмены, сегодня я хочу представить вам главный секрет Америки, нашего самого ценного супершпиона. Именно он развалил тоталитарную систему в России, развалил российскую армию, именно он вызвал демократические революции в бывших советских странах, именно он сориентировал российскую экономику только на экспорт нефти и газа. Именно благодаря ему совсем никто уже не боится России! Входите, Владимир Владимирович...»

Друзья! На улицах Киева 17 дней стояла ни Америка! Найдите в себе мужество это признать – от этого глупого напора наших дружественных правительств стало тошнить даже апатичных бесхарактерных украинцев. Как свидетельствует плакат в палаточном городке – наша хата уже не с краю – «Наша хата – на Майдане!»


С любовью,

Лена Козлова

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1103722222.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua