першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

Євген Захаров: ...Плюс «декучмизация» всей страны (ред.14.01)

додано: 05-01-2005 // // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1104932791.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

…Плюс декучмизация всей страны

События ноября-декабря 2004 года поставили перед украинским обществом новые задачи, решения которых нельзя откладывать в долгий ящик. После любой бархатной революции происходит откат, бархатная реставрация, которая быстро становится жесткой, если не встречает сопротивления. Сейчас мы переживаем такой момент, когда гражданское общество может и должно расширить пространство свободы и закрепиться на отвоеванной у государства территории. Практически это означает пересмотр и изменение наиболее важных законов, касающихся прав человека и основных свобод и, соответственно, изменение правоприменения. Однако сами по себе новые законы работать не будут, если останется прежней отвратительная полуфеодальная система государственно-общественных отношений, когда только близость к власти обеспечивает преференции и, соответственно, благоденствие. Фискальная система такова, что невозможно работать, не воруя, и поэтому каждый уязвим и может быть раздавлен всей мощью государственной машины, а посему все должны платить дань («надо делиться!»). Моральный упадок – одна из главных причин общественного кризиса в стране, который вызвал оранжевую революцию. Необходимо добиться изменения морального климата в обществе. При этом нужно исходить из худшего варианта, при котором мы имеем всего несколько месяцев, от силы год, на запуск этих процессов, чтобы они стали необратимыми.

Заметим, что люди и отношения между ними важнее законов, законы только закрепляют сложившиеся отношения. Украинское общество нуждается, прежде всего, в очищении, в отказе от аморальной системы общественных отношений, сложившихся во время режима Кучмы и имеющих прочные корни в коммунистической системе социальных отношений. Для этого необходим процесс, аналогичный денацификации Германии после Второй мировой войны и декоммунизации стран Вышеградской четверки и балтийских стран в начале 90-х. Для Украины этот процесс отложенной декоммунизации я бы назвал «декучмизацией», поскольку Леонид Кучма олицетворяет сложившийся режим и несет огромную личную ответственность за моральный упадок общества. Ведь неспроста утвердилась дефиниция «эпоха Кучмы». В то же время нельзя забывать, что ответственность за сложившийся порядок лежит на всех без исключения.

Что должна включать в себя декучмизация?

Во-первых, народ должен узнать правду о преступлениях и корыстных действиях уходящей власти, правду о том, как его грабили все эти годы. Необходимо рассекретить и придать огласке многочисленные Указы Президента, постановления правительства и другие нормативные акты с незаконными грифами ограничения доступа «для служебного пользования», «не для печати», «опубликованию не подлежит», которые на самом деле скрывают коррупционные деяния и личное обогащение высших должностных лиц страны и обслуживающих их органов власти, таких, как Государственное управление делами, Конституционный Суд, Высший Совет Юстиции и другие. Харьковская правозащитная группа ведет мониторинг таких актов, пользуясь компьютерной системой «Лига:Закон», и мы можем засвидетельствовать, что в иные месяцы число незаконно засекреченных Указов Президента достигало 10% от их общего количества. Всякий же раз, когда содержание этих Указов раскрывалось, то оказывалось, что это либо благодеяния руки дающей себе и своим верным холопам (Положение о пресловутой ДУСе, бюджет которой превосходит бюджеты многих министерств, например, Министерства транспорта, или распоряжение о надбавках членам Высшего Совета Юстиции, или еще что-нибудь в таком роде – примеры можно посмотреть в журнале «Свобода висловлювань і приватність” №1, 2003 г.), или скрытие от общества своих кулуарных договоренностей (например, договор между РАО «Газпром» и НАК «Нефтегаз Украины» о газовом консорциуме). До сих пор прячется под грифом ДСП «Национальная программа развития энергетики до 2010 года», которую приняли еще в 1996 году без какого-либо обсуждения с общественностью. Необходимо пересмотреть также «Свод сведений, составляющих государственную тайну», который представляется неоправданно широким, а иногда просто анекдотичным (государственной тайной является, например, число работников таможенной службы или результаты прокурорской проверки жалоб на нарушение прав человека) и саму систему государственного засекречивания информации. Убежден, что раскрытие информации откроет многим людям глаза на ту хамскую систему, в которой они были вынуждены выживать. Для журналистов рассекреченные данные – богатый материал для информирования о преступлениях нынешней номенклатуры.

Во-вторых, необходим пересмотр судебных дел, связанных с политическими преследованиями оппозиции и поддерживающего ее бизнеса уходящим режимом – дело банка «Славянский», дело об ингулецком террористическом акте 1999 года (Кучма недавно помиловал Сергея Иванченко по ходатайству его жены Инны, но остальные фигуранты этого дела продолжают находиться в заключении, а компенсации пострадавшим, если не ошибаюсь, если и выплачены, то мизерные), дело о 9 марта 2001 года, дело донецкого адвоката Салова (кстати, скоро решение по его заявлению примет Европейский суд по правам человека) и другие. Вспомним, что все эти дела упоминаются в записях Мельниченко, которые являются важным информационным источником в этом отношении. Необходимо, наконец, провести парламентское расследование по пленкам Мельниченко, ибо они, как тяжелые гири на ногах, не дают идти дальше. Если парламентское расследование даст доказательства преступлений должностных лиц – их надо судить. Необходимо закончить, наконец, и расследование дела об убийстве Гонгадзе.

В-третьих, более общо, нужно провести общественную экспертизу наиболее важных событий в различных сферах – политической, экономической, социальной, экологической и т.д., где власть нас обманывала, и дать им общественную оценку, в том числе, правовую. Для этого нужно пересмотреть пока еще недолгую историю независимой Украины, составить список таких событий за последние 15 лет, образовать экспертные группы и работать. Хороший пример такой общественной экспертизы – анализ причин Чернобыльской катастрофы, сделанный экологами в начале 90-х, результаты экспертизы были опубликованы на украинском и английском языках. Я думаю, что силы и средства для таких экспертиз можно будет найти. Там, где были нарушены права отдельных лиц, нужно их восстановить или, по крайней мере, возместить понесенный ущерб, моральный и материальный. Отдельно отмечу, что должна быть проведена тщательная экспертиза исполнения государственного бюджета 2004 года (совместно со Счетной палатой) и местных бюджетов. A priori можно ожидать выявление больших финансовых злоупотреблений, связанных с выборами. Кроме того, необходимо исследование внешнеполитических отношений, в первую очередь, с Россией. Необходимо проверить версию, о которой много говорят: национальное богатство и суверенитет страны были платой за поддержку режима Кучмы.

В-четвертых, необходимо публично вскрыть механизмы фальсификации президентских выборов. Этот гнойник должен быть вскрыт. При этом очень важно, по-моему, дать возможность покаяться и снять грех с души тем, кто принимал участие в фальсификации выборов – кто по принуждению, кто по корыстным мотивам. Я предложил бы поступить так, как поступают со сдачей оружия: объявляется период, когда оно сдается без каких-бы то ни было последствий, а потом уже применяются санкции. То есть, принять специальный закон, в котором предусмотреть амнистию для всех, кто в течение определенного периода заявит о своем участии в фальсификации выборов и о форме этого участия. По окончании этого периода провести расследование и соответствующие судебные процессы. Я надеюсь, что при таком подходе это будет достойное завершение избирательного процесса. Разумеется, это не касается наиболее грубых и хамских нарушений – таких, как организация перехвата информации о результатах голосования и манипулирования данными, сговор между отдельными членами ЦВК и Администрацией Президента. Эти преступления должны быть расследованы и рассмотрены судом.

В-пятых, по-прежнему, как и 15 лет назад, остро стоит проблема декагебизации. Конечно, СБУ отличается от КГБ. Тем не менее, СБУ не смогла избежать использования ее администрацией Кучмы для политических преследований, особенно в период 1998-2001 гг., когда ею руководил Леонид Деркач. Есть много свидетельств, что, к сожалению, СБУ во многом унаследовала характер работы КГБ – незаконные действия, запугивание, шантаж – создавая при этом миф о себе, что это самый чистый и некорумпированный государственный орган. Реорганизация СБУ в начале 90-х прошла непрозрачно, отчет комиссии, в которую входили Алтунян, Горынь и Костенко, если и был подготовлен, то так и остался закрытым. Необходим гласный пересмотр деятельности СБУ с участием общественности, рассмотрение свидетельств о вмешательстве СБУ в деятельность политических партий и общественных организаций, в бизнес, установление истины в этих вопросах и обновление кадрового состава СБУ. Необходима также широкая публичная дискуссия о приоритетах национальной безопасности, поскольку, на мой взгляд, они нередко трактуются СБУ в ущерб интересам Украины. Например, для СБУ одним из главных приоритетов является информационная безопасность, в то время как нарушение свободы информационного обмена приводит к стагнации страны. Действия СБУ в информационной сфере показывают, что либо преследуются корыстные интересы, либо многие ее сотрудники вообще не понимают, как изменился мир с появлением интернета (см., например, наш текст о деле севастопольских биологов в журнале «Свобода висловлювань і приватність” №1, 2001 г.). О механизме: должен быть принят специальный закон, согласно которому общественная комиссия получит допуск к секретной информации и проведет расследование заявлений о незаконной деятельности СБУ. Эта же комиссия должна провести обновление состава Службы, что можно было бы сделать по польскому и чешскому образцу: всех сотрудников увольняют и комиссия проводит переаттестацию и прием на работу. В отношении негласных сотрудников спецслужбы должна быть проведена люстрация: информация об их причастности к КГБ и СБУ должна стать публичной, если эти люди хотят избираться или быть назначенными на госслужбу на достаточно высокие посты. Здесь опять-таки можно было бы воспользоваться хорошо себя зарекомендовавшим польским опытом: согласно польскому закону о люстрации, всякий, кто хочет быть избранным или назначенным на определенный перечень должностей (министры, судьи и т.д.), должны заявить о том, что они были или же не были тайными агентами спецслужбы. Специальный люстрационный суд, располагающий соответствующей информацией, устанавливает истину в этом вопросе, и если заявитель соврал, то он лишается политических прав на 10 лет. А если подтвердил, что был таким агентом – что ж, пусть избиратели знают этот факт его биографии. Избиратели должны вообще знать о кандидатах все.

В-шестых, не менее важен вопрос обновления других правоохранительных органов – прокуратуры, милиции, налоговой милиции, таможенной службы и т.д. Информация о незаконных действиях этих структур должна быть раскрыта и изучена с соответствующими выводами, в том числе кадровыми. Налоговая милиция вообще не нужна. Не менее важно исключение их вмешательства в бизнес, прекращение отвратительной практики «крышевания». Должна быть рассмотрена также проблема массовой слежки, в частности, массовый контроль коммуникаций, являющийся грубым нарушением права на приватность. Известно, что в 2002 году апелляционные суды выдали примерно 40 000 санкций на снятие оперативными подразделениями правоохранительных органов информациями с каналов связи (для сравнения, в США со всей их борьбой с терроризмом – 1367 санкций за год). Необходимо публично рассмотреть, как распределились эти санкции между уголовной милицией, налоговой милицией, СБУ и т.д., какова эффективность их применения – сколько заведено уголовных дел, сколько из них дошло до суда, какие приговоры и т.д. Обновление этих структур можно было бы провести на тех же началах, что и обновление СБУ.

В-седьмых, как воздух, нужны перемены в образовании, как среднем, так и высшем. Академические свободы у нас находятся в зачаточном состоянии. Инициатива «Академична Чеснота» хорошо описывает эту проблему. Просто позор, что только три ректора на всю большую страну выступили против очевидных фальсификаций выборов. Особенно плачевно положение в юридических вузах: по-прежнему преобладает старая советская парадигма права, и готовят послушных юристов, обсуживающих интересы государства. На мой взгляд, должны быть приняты и кадровые решения в отношении наиболее одиозных ректоров, таких, как Царенко (что он вытворял в Сумах!)

В-восьмых, бизнес и политическая деятельность должны быть разделены. Об этом много говорят и пишут, так что я ограничусь только констатацией наличия проблемы.

В-девятых, должны быть созданы институциональные механизмы общественного контроля, парламентского и внепарламентского. Фактически эти механизмы сегодня или находятся в зачаточном состоянии или вообще отсутствуют.

В-десятых, нужны специальные меры для большей независимости судебной власти, поддержания авторитета правосудия и приданию особого характера судебной власти, которая по сути своей не должна быть государственной. Если суд является органом государственной власти, то он не может выносить решения по искам против государства, так как суд не может быть стороной при рассмотрении дела. Поэтому решения судов должны выноситься именем закона, а не именем Украины. В целом можно сказать, что это одна из самых главных задач. Сегодня независимость суда в большой степени фиктивна. Судебная реформа не завершена, и многие действующие нормы, на мой взгляд, нужно изменить. Нужно существенно поднять зарплату судьям, в первую очередь, местных судов. Год назад я слышал такие цифры: бюджетное обеспечение судьи Конституционного Суда – 600 тысяч гривен в год, Верховного Суда – 120 000 гривен в год, местного суда – 12000 гривен в год. Эта диспропорция чисто коррупционного характера должна быть исправлена! А совсем недавно один из судей Верховного Суда утверждал, что их зарплата в 10 раз меньше, чем у судей Конституционного Суда. Почему-то судьи Конституционного Суда получили генеральские звания (!) Стоит ли удивляться тому, что они сумели доказать, что 1+1=1? Я полагаю, что такой Конституционный Суд должен быть распущен и создан снова – на основании специального закона. Необходимо пересмотреть также состав Высшего Совета Юстиции. Но самая трудная проблема – обеспечение общественного контроля над судебной властью. Тем не менее, ее нужно решать.

В-одиннадцатых, нужно пересмотреть структуру, пропорции, функции и численность государственного аппарата. Ясно, что должны измениться функции Администрации Президента, а такая структура, как Государственное управление делами должна быть вовсе упразднена. Вызывает большое сомнение необходимость наличия таких органов, как Госкомитет по телевидению и радиовещанию, по крайней мере, функции его должны быть пересмотрены. Здесь возникает много вопросов, которые надо отдельно обсуждать.

В-двенадцатых, на мой взгляд, необходимо пересмотреть указы о присвоении звания «Герой Украины» и других государственных наград. Постыдно, что это звание присвоено, например, Медведчуку и Бойко, а такие люди, как, к примеру, Евгений Грицяк и Данила Шумук, подлинные герои Украины, не были удостоены этого звания. Пересмотр должна осуществить общественная комиссия, состоящая из людей, пользующихся безусловным моральным авторитетом.

Реализация многих приведенных выше предложений неизбежно раскроет огромное количество фактов коррупции, злоупотреблений властью и других преступлений. В связи с этим много говорят о люстрации. Я хотел бы обратить внимание на негативный, на мой взгляд, опыт чешской и венгерской люстрации. Люстрация как ограничение прав всех должностных лиц, занимающих должности, начиная с определенной например, главы государственных районных администраций, и выше, недопустима. Не бывает коллективной вины, вина может быть только индивидуальная. Обвиним, расследуем, осудим, накажем, простим. Или не простим, в зависимости от тяжести преступления. Это имеет прямое отношение и к пока еще действующему Президенту Леониду Кучме. Конечно, признак цивилизованности страны – уважительное отношение к бывшим президентам. Но если будут убедительные доказательства преступлений, совершенных Кучмой, его надо судить. Очень осторожно, на мой взгляд, следует подходить к злоупотреблениям в экономической сфере: во-первых, нарушения здесь были неизбежными, а во-вторых, резкие действия здесь могут очень сильно повлиять на развитие экономики. Нужны гибкие схемы, позволяющие вывести экономику из тени, разделить бизнес и политику и ввести, наконец, ясные правила. Будем надеяться в этом плане на профессионализм Ющенко и его команды.

Что нужно изменить в законодательстве?

Прежде всего заметим, что конституционная реформа, принятая в пакете 8 декабря, из рук вон плоха. Она очень куцая, не касается многих важных моментов, является источником неизбежного конфликта между Президентом и Премьер-министром (а куда как эффективнее было бы сделать Президента главой исполнительной власти и подчинить ему правительство), возвращает чисто советский общий надзор прокуратуры, императивный мандат превращает депутатов в кнопкодавов, простых исполнителей воли лидеров фракций и т.д. Заметим, что поскольку законопроект №4180 был снова изменен, он должен получить одобрение в Конституционном Суде, после чего подтвержден еще одним голосованием конституционным большинством. Я считаю, что нужно развернуть кампанию против конституционной реформы в такой форме. Нужна подлинная, а не мнимая конституционная реформа. Конституция 1996 года была компромиссом с левыми силами, поэтому она проводит этакий стыдливый капитализм, содержит массу социальных гарантий чисто советского толка, пустопорожних обещаний, которые никакая власть не в состоянии выполнить. На мой взгляд, Конституция уже не соответствует сегодняшним реалиям, и ее надо написать заново. Следует также учесть, что конституционная система не работает, поскольку отсутствует институт конституционной жалобы: физические лица не имеют возможности обжаловать нарушение конституционных прав в Конституционный Суд. Поэтому он, собственно, и судом не является. Тому есть еще одна причина: отсутствует соответствующий процессуальный закон. Таким образом, нужно либо ликвидировать Конституционный Суд и передать его полномочия Верховному Суду (что требует изменения Конституции, а потому весьма затруднительно), либо принять новый Закон о Конституционном суде, расширив круг лиц, имеющих право обжалования, изменив принципы его формирования и введя процедуру рассмотрения дел. Последнее может потребовать отдельного закона (нечто вроде Конституционно-процессуального кодекса).

Как я уже писал выше, сильная и независимая судебная власть – необходимое условие обновления страны. Необходимо пересмотреть законы, регулирующие деятельность судов с этой точки зрения, в то же время в них нужно ввести нормы, гарантирующие влияние неправительственных организаций на избрание (назначение) судей. То же самое относится к закону о прокуратуре и других правоохранительных органах: для защиты от их произвола должны быть предусмотрены механизмы гражданского контроля. Существующий закон о гражданском контроле над правоохранительными органами и вооруженными силами не выдерживает критики, он должен быть полностью переписан. Целесообразно было бы подготовить и провести законопроект о гражданском контроле над деятельностью исполнительной власти (включив сюда и прокуратуру, и Службу безопасности), который развил бы идею парламентского и внепарламентского контроля. Прообразы такого законопроекта уже были подготовлены ранее, они могли бы быть использованы. Необходимо также существенно переработать давно устаревший закон об оперативно-розыскной деятельности, который содержит очень слабые гарантии прав человека, отдельно рассмотрев при этом вопрос о контроле коммуникаций со стороны правоохранительных органов. Важно выиграть борьбу за Уголовно-процессуальный кодекс, который в 2004 году пять раз удалось послать на переработку перед вторым чтением. А вот Уголовно-исполнительный кодекс, действующий уже год, подлежит коренному изменению.

Контроль за действиями власти может осуществить только информированное общество. Поэтому необходимо обеспечение четких и ясных процедур доступа к информации, в том числе, доступа к архивам спецслужб. Что касается неимоверно разбухшего информационного законодательства, то в целом, на мой взгляд, оно скорее тормозит развитие информацинной сферы, чем помогает ей развиваться, скорее ограничивает в целом свободу слова и свободу прессы, чем содействует их развитию. Некоторые законы просто вредны, как, например, закон о порядке освещения деятельности органов государственной власти и местного самоуправления или закон о социальных гарантиях для журналистов. Существует большое искушение отменить все многочисленные законы, регулирующие информационные отношения, и начать все с чистого листа. Было бы желательно рассмотреть такую возможность.

Необходимо пересмотреть самые важные законы, касающиеся политических прав и гражданских свобод с точки зрения усиления гарантий прав и свобод и участия общественных организаций. Речь идет прежде всего об избирательных законах – в парламент, в местные органы власти. Это нужно сделать заранее, задолго до проведения выборов. Выборы будут честными и прозрачными, если в них не участвует исполнительная власть и обеспечен контроль со стороны общества. При этом нужно предусмотреть четкую и реализуемую процедуру отзыва депутатов. Нужно, наконец, принять современный закон об общественных объединениях, закон 1992 года уже совсем устарел и все больше противоречит существующему положению Необходимо также разработать и принять закон о порядке проведения митингов, демонстраций и прочих публичных акций, поскольку и местные власти, и суды до сих пор опираются на старый Указ ПВС СССР от 28 июля 1988 года, который имеет выраженный разрешительный характер и противоречит Конституции.

Нужно пересмотреть социальные гарантии для тех групп населения, которые сами не в состоянии обеспечить достойный уровень жизни, поскольку разница между богатыми и бедными в Украине достигает угрожающих размеров. Преодоление бедности должно быть одним из главных приоритетов в 2005 году.

Наконец, необходимо принять изменения к Закону о реабилитации жертв политических репрессий и отдать старые долги государства этим людям, ликвидировать то дискриминационное положение, в котором многие из них оказались.

Как это сделать?

Для реализации описанного процесса я бы предложил следующие действия. Нужно создать рабочие группы, которые будут ответственны за разработку каждого направления, в эти группы должны входить люди, условно говоря, из круга Майдана, представители новой администрации, парламента и эксперты, способные рассматривать соответствующие проблемы. Члены группы могут жить в разных городах и общаться через свои внутренние рассылки. Группы должны начать работать и получить первые результаты в виде предварительного перечня вопросов, на которые они должны получить ответ. Каждая группа должна систематически освещать свою работу на сайте maidan.org.ua, сохраняя, при необходимости, конфиденциальность. В каждой группе должен быть пресс-секретарь, который информирует журналистов о том, как продвигается работа группы. Предполагается, что экспертная работа каждой группы может подкрепляться публичными акциями Майдана, поскольку многие запланированные вещи будет очень трудно “пробить”. Предполагается также, что эта работа будет согласована с новой администрацией. При этом желательно быть все время на шаг впереди в смысле радикальности (но не на два!)

Мне представляется важным, чтобы финансирование этой деятельности не было государственным. Это – отдельный вопрос, который сейчас обсуждать, по-видимому, еще рано.

Далее я предлагаю список возможных рабочих групп с кратким описанием предварительной информации для их работы..

1. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДОСТУПА К ИНФОРМАЦИИ. РАССЕКРЕЧИВАНИЕ ВСЕХ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ С НЕЗАКОННЫМИ ГРИФАМИ. ПЕРЕСМОТР ИНФОРМАЦИИ, КЛАССИФИЦИРОВАННОЙ КАК ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТАЙНА.
Харьковская правозащитная группа (ХПГ) располагает списком таких документов за последние четыре года. Несколько таких документов было раскрыто, их засекречивание – вопиющее нарушение Конституции. Главное здесь – это политическая воля новой администрации предать огласке информацию, спрятанную за этими грифами. Кроме этого, подготовлен качественный закон об изменениях и дополнениях к Закону Украины “Об информации”, в котором четко прописана процедура доступа к информации. Законопроект обсужден в кругу медиа юристов, прошел международную экспертизу и, думается, сейчас самое время его принимать.

2. СОСТАВЛЕНИЕ СПИСКА СОБЫТИЙ В ИСТОРИИ НЕЗАВИСИМОЙ УКРАИНЫ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ, ЭКОНОМИЧЕСКОЙ, СОЦИАЛЬНОЙ, ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ И ПРОЧИХ СФЕРАХ, КОТОРЫЕ НУЖДАЮТСЯ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ.
Предварительно список таких событий набросать не очень трудно, труднее решить, что более приоритетно. Здесь же одним из пунктов должен быть перечень дел, которые можно квалифицировать как политическое преследование. После составления списка должны быть созданы группы, которые будут заниматься анализом соответствующих событий.

3. ПОДГОТОВКА ЗАКОНА О МЕХАНИЗМЕ РАСКРЫТИЯ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ 2004 ГОДА.
Здесь нужно еще обсудить сам механизм, это самое трудное

4. АНАЛИЗ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ. ПОДГОТОВКА НОВОГО ПРОЕКТА
ХПГ уже готовит экспертный анализ проекта №4180 с участием западных экспертов. И наши, и западные конституционалисты полагают, что такую реформу принимать нельзя. Остается только доказать это оппонентам. Здесь же необходимо указать на слабости и ошибки Конституции, которые необходимо исправить. На мой взгляд, следует поддержать идею созданию Конституционной комиссии или ассамблеи, которая будет готовить новый проект. На это может уйти около года.

5. ФОРМУЛИРОВАНИЕ ИНТЕРЕСОВ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ИЗУЧЕНИЕ В ЭТОМ КОНТЕКСТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СБУ
Я предполагаю, что должна быть создана специальная комиссия, включающая депутатов парламента, представителей общественных организаций, юристов, которая рассмотрит такие вопросы, как защита информационной безопасности и те дела, которые вела СБУ под этим предлогом, участие СБУ в политических преследованиях (думается, свидетельств такого будет много и нужно будет еще установить их корректность), участие СБУ в бизнесе и т.д.

6. АНАЛИЗ НЕЗАКОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ
Здесь нужно исследовать участие правоохранительных органов в бизнесе, дела “оборотней”, практику применения пыток при дознании и следствии.

7. ПОДГОТОВКА ИЗМЕНЕНИЙ К ЗАКОНУ ОБ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Как уже указывалось, масштабы тайной слежки в Украине зашкаливают за все мыслимые представления. Правовая основа ее из рук вона плоха и оставляет много возможностей для злоупотреблений. Здесь сделана серьезная работа по регулированию перехвата сообщений силами Интернат Ассоциации Украины, Украинской Интернат Спильноты и Харьковской правозащитной группы. Подготовлен законопроект “О перехвате сообщений”, который внесен депутатом Лебедивским и который следует доработать и поддержать. Нужно изменить общий закон об ОРД с точки зрения формулирования гарантий соблюдения прав человека.

8. АНАЛИЗ РОЛИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ И ФОРМУЛИРОВАНИЕ МЕР ПО УКРЕПЛЕНИЮ ЕЕ НЕЗАВИСИМОСТИ. АНАЛИЗ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, РЕГУЛИРУЮЩЕГО СУДЕБНУЮ СИСТЕМУ, ПОДГОТОВКА ЗАКОНОПРОЕКТОВ
Рассмотрение этого важного вопроса выходит за рамки данного текста.
9. РЕФОРМА УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
Необходимо подготовить проект изменений и дополнений в Уголовно-исполнительный кодекс. Очень желательно расследовать информацию о продолжающихся тренировках спецназа на заключенных (т.н. “маски-шоу”), о “пресс хатах” и прочих безобразиях. Кардинальное направление – изменение идеологии исполнения наказаний, повышение открытости учреждений исполнения наказаний и возможность независимого контроля. Должна быть изменена процедура и практика помилования осужденных.

10. ПОДГОТОВКА И ПРИНЯТИЕ ЗАКОНА О ГРАЖДАНСКОМ КОНТРОЛЕ
В 1998 году экспертами ХПГ был подготовлен модельный законопроект «О гражданском (общественном) контроле за государственной деятельностью», он опубликован в книге “Свобода и государство”. Желательно было бы его реанимировать.

11. ПЕРЕСМОТР НАГРАДНЫХ СПИСКОВ
См. выше. Здесь нужна только добрая воля новой администрации и согласие уважаемых всей страной людей, таких, как Алина Костенко, Ев ген Сверсток, Мирослав Мартинович и т.д., принять участие в этой работе.

12. РЕАБИЛИТАЦИЯ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ
Закон от 14 апреля 1991 года ни разу не изменялся, устарел и требует изменений. Подготовлено несколько законопроектов, часть из них вполне приемлемы. Необходимо принять закон и вообще вернуться к проблеме преступлений коммунизма против человечности, ведь молодежь уже совсем ничего не знает. А забывать нельзя.

13. РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕПОРТИРОВАННЫХ НАРОДОВ
Здесь тоже проблемы артикулированы, нужно только их решать. И тоже нужна информационная кампания, распространение информации о депортациях, о репрессиях против целых народов..

14. АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, РЕГУЛИРУЮЩЕГО ИНФОРМАЦИОННУЮ СФЕРУ
Хотелось бы понять, можно ли заново выстроить информационное право Украины. Тот свод нормативных актов, который действует, по-моему, вынести очень трудно.

Обговорити на форумі
http://www2.maidan.org.ua/n/free/1104949600

додано: 05-01-2005 // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1104932791.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у розділі "Статті", можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) статті, на яку ви посилаєтся.

  ЦІКАВИНКИ :
Завантаження ...



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua