Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 07-01-2005
Cиниша Шикман: Идеальная революция – без насилия к переменам (скорочено)
http://magazines.russ.ru/nz/

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1105066402.html

Сегодняшняя политическая действительность свидетельствует о том, что, несмотря на известные сдвиги - в Сербии нет более авторитарного режима, - существенных перемен не произошло. То, на что указывал «Отпор» в последние три года - отсутствие единства по вопросу о характере и способах проведения реформ, растущая коррупция и криминал, дальнейшая дестабилизация политической и общественной жизни, - подтвердилось после выборов в декабре 2003 года. Хотя актуализация правых тенденций не вызывает большой тревоги, складывается впечатление, что безвозвратно упущен шанс, «завоеванный» гражданами Сербии 5 октября 2000-го. Активисты «Отпора» в этом завоевании сыграли ключевую роль. Однако для понимания важности их роли необходимо, прежде всего, проанализировать возникновение и эволюцию этой организации, а также рассмотреть обстоятельства, в которых находилась страна в то время.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ «ОТПОРА»

После многочисленных потрясений, произошедших с 1991 по 1997 год, в Сербии возобладала всеобщая апатия. Оппозиция, в который уже раз, утратила единство своих рядов, а режим Слободана Милошевича пытался лишить смысла любой протест, активизируя для этого все новые очаги конфликтов. Каждый раз, когда в регионе начинались военные действия (Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина), мир представлял Милошевича фактором стабильности в регионе и человеком, который стремится к мирному решению проблемы.

Понимая серьезность ситуации, в которой находилась страна, в октябре 1998 года группа студентов и активистов, руководивших студенческими акциями протеста 1991, 1992, 1996/7 годов еще раз объединилась вокруг идеи мирной смены авторитарного режима в Белграде. Все предыдущие выступления и демонстрации были в той или иной степени неудачными, поскольку о своих целях заявляли непоследовательно и вполголоса. Даже те немногие победы, которые удалось одержать, были недолговечны и теряли смысл в результате последующих шагов режима. Другая проблема заключалась в том, что лидеры сопротивления режиму или сами скомпрометировали себя, или были скомпрометированы с помощью средств массовой информации, поддерживающих режим. Учитывая опыт предыдущих акций протеста, та же самая группа студентов договорилась об основании новой студенческой организации, основанной на не практиковавшейся ранее концепции. Концепция эта заключалась в отсутствии вертикальной иерархии и единого лидера, в ясной «путеводной» идее, ставшей мотивирующим и объединяющим фактором, и в создании символов, с помощью которых можно было с легкостью осуществлять коммуникацию с самыми широкими слоями населения.

Учитывая, что большинство средств массовой информации в Сербии находилось под контролем власти, следующим шагом стало продумывание техники и методов борьбы. Широко известный сейчас символ «Отпора» - кулак - был придуман так, чтобы простейшим способом, с помощью автолака, его можно было нарисовать во всех общественных местах и при этом, чтобы он был хорошо виден и узнаваем. Кулак был выбран как общепонятный символ угнетенных, но солидарных людей, стремящихся к активной борьбе. Название новой организации «Студенческое движение “Отпор”» давало понять, что речь идет о молодых, решительных и прогрессивных людях. Цель проста - свержение режима Слободана Милошевича. Метод борьбы - ненасильственный.

Уже 4 ноября 1998 года полиция арестовала четырех студентов за изображение на стене кулака. Они провели десять дней в тюрьме недалеко от Белграда. Предвидя подобную реакцию режима, активисты «Отпора» согласно заранее продуманной стратегии ненасильственных методов борьбы начали серию уличных акций и перформансов. Концепция новой деятельности была основана на юморе, осмеянии и критике режима и отдельных его представителей, с тем, чтобы в шутливой форме объяснять ситуацию в стране и привлекать симпатии граждан. Оппозиционная газета «Дневни телеграф» на последней странице опубликовала кулак и девиз «Грызи систему, да здравствует “Отпор”», после чего газета была оштрафована. В то же время на факультетах Белградского университета были организованы комитеты «Отпора», начавшие свою борьбу и одержавшие первую победу - смещение декана филологического факультета, которого по действующему тогда закону назначали сверху. «Отпор» рос и расширялся, привлекая все большее внимание общественности. Однако после 24 марта 1999 года из-за начала натовских бомбардировок Сербии миссия «Отпора» оказалась на грани провала. В новых обстоятельствах военного времени и чрезвычайного положения было слишком рискованно осуществлять организованный протест. Подтверждением тому стало убийство владельца газеты «Дневни телеграф» Славко Чурувия за открытую критику власти. Один из лидеров оппозиции, Зоран Джинджич, был вынужден покинуть Сербию, поскольку и для него был предусмотрен подобный сценарий. То же угрожало и некоторым активистам, которых режим считал лидерами «Отпора». Милошевич под натовскими бомбами был сильнее, чем когда бы то ни было.

По окончании бомбардировок и после очередной «консолидации» движения, «Отпор» продолжил свою работу в августе 1999 года, полный еще большей решимости выполнить свою задачу. Были публично заявлены цели: изменение закона об Университете, изменение закона о средствах массовой информации, смена режима Слободана Милошевича и изменение политической системы. Учитывая, что все большее количество людей было заинтересовано во вступлении в «Отпор», в октябре 1999 года открылись первые офисы движения. Каждая акция проводилась на глазах общественности, этим движение защищалось от возможного подавления и репрессий. В обществе, охватив всю Сербию, все больше распространялась идея «Отпора». Студенческое движение не располагало возможностью самостоятельно выйти на выборы осенью 2000 года, поэтому было принято решение осуществить давление на лидеров оппозиции с целью их объединения в единый антиправительственный блок. Также проводилась работа по созданию единой коалиции с неправительственными организациями и не поддерживающими режим средствами массовой информации. Такой союз преследовал цель направить гражданам ясный призыв - только объединившись вместе, мы сможем победить Милошевича. Под давлением возрастающего недовольства, а также благодаря большому влиянию, оказываемому «Отпором» на общественность, загнанные в угол, лидеры оппозиции подписали соглашение о сотрудничестве и в январе 2000 года сформировали Демократическую оппозицию Сербии (ДОС). Усилия по созданию единого фронта и бесспорная роль, сыгранная в этом процессе «Отпором», были вознаграждены еще большей популярностью движения среди граждан. До того момента «Отпор» существовал в четырех городах, имеющих университеты, - Белграде, Нови-Саде, Крагуеваце и Нише, а также в нескольких крупных городах. На первом заседании «Отпора» в феврале 2000 года присутствовали активисты из 136 общин Сербии (в Сербии тогда было всего 160 общин). Было принято решение в связи с новыми обстоятельствами и возросшей популярностью трансформировать «Отпор» из «студенческого» в «народное» движение. В тот момент начались новые нападки на «Отпор» - СМИ режима стали называть активистов «продавшимися НАТО» и «исполнителями его воли», разыгрывая карту симпатий граждан, подвергшихся бомбардировкам и всем несчастьям, сопровождавшим Сербию в тот период. Идея кампании заключалась в том, чтобы между НАТО и «Отпором» был поставлен знак равенства. Однако они забыли о том, что активисты «Отпора» осудили агрессию НАТО и во время агрессии вместе со всеми остальными гражданами находились под бомбами. В Сербии с годами возрастало и повсюду распространялось насилие, так что стало очень легко манипулировать страхом - а в качестве самых сильных угроз звучали предупреждения о возможности новых бомбардировок и кровопролития. Режим распространял страх перед возникновением новых очагов конфликта, пытаясь подавить нарастающий бунт. С другой стороны, постоянно, продуманно и систематически распространялись идеи о мировом заговоре против сербов, об опасности, угрожающей из-за границы, и о Милошевиче как единственном истинном спасителе сербского народа. Из этого абсолютно логично вытекало то, что каждый, кто борется против «законно избранной власти», является частью этого заговора.

Словно проблем было недостаточно, лидеры ДОС вновь начали борьбу за власть внутри самой коалиции, дополнительно осложнив ситуацию и замедлив неминуемое падение режима Милошевича. Увидев, что в отличие от «Отпора» политическая оппозиция не представляет проблемы, режим усилил репрессии против активистов движения. В апреле 2000 года на сельскохозяйственной ярмарке в Нови-Саде человек, страдающий психическим расстройством, убил высокопоставленного деятеля Социалистической партии Сербии. Полиция и средства массовой информации использовали этот случай для обвинения двух сторонников «Отпора», Станко Лазендича и Милоша Гагича, в организации и совершении убийства. Вскоре после этого Марко Милошевич, сын Слободана Милошевича, в своем родном городе Пожаревац со своими телохранителями избил двоих активистов «Отпора» и человека, пытавшегося их защитить, а одного активиста похитил и увез в свой диско-клуб, где угрожал ему бензопилой, требуя рассказать все о финансировании и идеях «Отпора». Однако режим исказил эти события, и в СМИ появилась информация о том, что активисты «Отпора» попытались убить сына главы государства. Следующим шагом стало объявление «Отпора» террористической организацией. В знак протеста «Отпор» и оппозиционные партии попытались организовать митинг в Пожареваце, но встретили сильное сопротивление полиции, запретившей им въезд в город. Это событие было поворотным - с него началось тотальное преследование членов «Отпора». Однако с ростом репрессий росли и силы «Отпора». Все больше людей на улицах носили футболки и значки с символом движения, проводилось все больше уличных акций, но вместе с тем все больше было и арестов, избиений и пыток в отделениях полиции «Отпор» пользовался разработанной техникой борьбы и внимательно следил за арестами своих активистов. Неправильно оценивая ситуацию, Милошевич совершил большую ошибку и назначил досрочные президентские выборы на 24 сентября 2000 года. «Отпор» начал активную кампанию по привлечению граждан к участию в выборах для того, чтобы сказать «нет» правлению Милошевича. «Отпор» придумал призыв «С ним покончено» («Готов jе»), который стал самым популярным политическим мотивом по всей Сербии. Вместе с тем, совместно с 42 неправительственными организациями «Отпор» инициировал и провел кампанию «Пора!» на территории всей Сербии, в которой целый ряд известных людей призывал граждан пойти на выборы. Эта кампания имела целью пробудить сознание граждан и объяснить им, что только участием в голосовании они могут изменить свою судьбу; это было особенно важно, поскольку на предыдущих выборах была отмечена чрезвычайно низкая активность населения.

В тот момент коалиция ДОС насчитывала 19 партий и вышла на выборы с единым кандидатом, Воиславом Коштуницей, набравшим большинство голосов (более 50%), но Слободан Милошевич не согласился признать результаты выборов. Фальсификации результатов выборов были известны в Сербии и ранее, но режиму всегда удавалось избежать ответственности и обернуть ситуацию в свою пользу. Имея опыт с такой оппозицией, которую Милошевич мог привлечь на свою сторону, он надеялся, что и на этот раз ему удастся различными политическими маневрами найти выход из практически безвыходной ситуации. Однако в этот раз оппозиция поняла, что с Милошевичем не может быть никаких договоренностей, и воля граждан должна быть соблюдена. Началась подготовка к большому заключительному митингу в Белграде. Была назначена дата - 5 октября. Крупные митинги проводились и раньше, но не приносили никаких изменений, кроме траты энергии противников режима. Чтобы избежать привлечения полицейских сил из регионов, было принято решение провести митинги одновременно по всей Сербии, но с тем, чтобы те, кто сможет, приехали в Белград. Несмотря на отчаянную попытку вывести против народа спецподразделения, чтобы подавить «восстание» ценой кровопролития, все репрессивные аппараты вышли из-под контроля Милошевича. Гражданам удалось войти в Союзную Скупщину в Белграде и в сильнейший оплот режима - РТС (Радио и Телевидение Сербии), чем практически и была обеспечена победа. Поскольку уже было известно, что полиция и войска вышли из повиновения и из всех СМИ (как поддерживающих режим, так и находящихся в оппозиции к нему) просочилась информация о «революции», оставалось вопросом времени, когда режим потерпит крах. На следующий день, 6 октября, Милошевич признал поражение на выборах, что и явилось концом его правления. От своего основания до окончательной победы Народное движение «Отпор» достигло впечатляющего результата - более 2 400 арестованных активистов, которые в сумме провели 42 000 часов под арестом.

«Отпор» в «сербской революции» сыграл решающую роль. Прежде всего, он был главной движущей силой и мотивационным фактором революции. Весьма значительную роль сыграло движение и в разрушении различных барьеров и освобождении граждан Сербии от страха перед репрессиями. Личным примером активисты каждый день показывали, как можно сопротивляться режиму и проявлять храбрость. Основной идеей было то, что победить можно, только объединившись. Несомненно, одним из важнейших вкладов движения явилось то, что «Отпору» удалось объединить в широкий фронт различные неправительственные организации, не подконтрольные режиму средства массовой информации и граждан, сплотив их во имя одной цели. Одним из главных достижений «Отпора» было то, что, показав другим силам в Сербии возможность бороться ненасильственными методами, во время революции удалось избежать человеческих жертв. Стиль и способ борьбы «Отпора» распространился столь широко, что все прибывшие в Белград демонстранты не чувствовали ни ненависти, ни страха, но были решительно настроены довести свое дело до конца.

ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ

На первый взгляд казалось, что Сербия стремительно двинется вперед. На парламентских выборах в декабре 2000 года ДОС завоевала еще большую поддержку граждан, получив две трети мест в парламенте. Был открыт путь к выполнению всех обещаний. ДОС обещала принять около десяти ключевых системных законов для введения демократических принципов и формирования стабильных политических институтов в стране. Она объявила о планах принятия новой Конституции Сербии и о программе экономического развития. «Отпор» начал акцию «Мы смотрим только на вас». Призыв был обращен к новой власти, и в некоторой степени это было предупреждением о том, что глаза общественности будут следить за всем, что происходит. Граждане восприняли эту акцию с воодушевлением, поскольку в парламенте настоящей оппозиции не было. У лидеров новой власти она вызвала негодование. Они сознавали, что им непросто было бы прийти к власти без поддержки «Отпора» и что «Отпор» пользуется большим доверием общественности. Из-за этого власти распространили идею, что «Отпор» уже выполнил то, ради чего был создан, и ему следовало бы исчезнуть с политической сцены. Поначалу лидеры ДОС открыто подчеркивали, что «Отпор» - организация молодых, отважных и творческих людей, внесших огромный вклад в свержение режима, даже хвастались тем, что носили футболки с символикой «Отпора», когда это было опасно, но с течением времени они стали заявлять, что именно они свергли режим Милошевича, а «Отпор» упоминался только в ответах журналистам или в случаях, когда невозможно было избежать упоминания о нем. «Отпор» предпринял попытку создать то, что в мире называется «третьим сектором», состоящим из неправительственных организаций, имеющим влияние на принятие политических решений, представляющим интересы каждой организации отдельно. Начались первые конфликты между ДОС и «Отпором». Граждане хотели справедливости, а преступления свергнутого режима вдруг перестали интересовать новую власть. Вместо того, чтобы нанести удар по системе коррупции, криминалу, злоупотреблениям служебным положением, расхищению общественного имущества, ДОС занималась распределением власти и усилением своего влияния в стране. Поскольку те, кто при Милошевиче незаконно обогатился, поняли, что им ничего не угрожает, они поспешили начать финансирование партии ДОС и добились своего рода пакта о ненападении. Владельцы нелегального капитала тайно вкладывали средства в партии, взамен этого против них не возбуждались уголовные дела. То же самое происходило и в аппарате Государственной безопасности и в специальных подразделениях армии и полиции. Ради «спокойствия в доме» никто не начал разбирательств и не призвал к ответственности за совершенные преступления, поэтому многие убийства и до сегодняшнего дня не раскрыты. Расхитители государственного имущества, разбогатевшие во времена режима Слободана Милошевича благодаря привилегиям, смогли направить награбленные деньги в легальные финансовые потоки посредством приватизации государственного имущества, вновь нанеся тем самым ущерб стране и гражданам. Они стали авторитетными деловыми людьми и перестали скрывать, каким партиям они оказывают финансовую или другую поддержку. «Отпор» предупреждал новую власть, что надо расстаться с наследием бывшего режима, разобраться с его преступлениями, выяснить происхождение имущества тех, кто фантастически разбогател во время всеобщей нищеты. В то время «Отпор» проводил кампанию «“Отпор” коррупции», «“Отпор” криминалу», «Законы сегодня - Европа завтра» и многие другие, обращенные к реальным проблемам. Увидев, что преступления бывшего режима остаются безнаказанными, «Отпор» призвал граждан предоставить все возможные доказательства злоупотреблений в фирмах и государственных учреждениях. Отделения «Отпора» по всей Сербии посетили тысячи людей, и на основании собранных доказательств движение подало свыше 5000 исков. Среди этих исков были и направленные против «бизнесменов», финансирующих партии ДОС. Ни одному заявлению не был дан ход, хотя были предоставлены доказательства уголовных преступлений, наказуемых несколькими годами тюремного заключения. В тот период в результате многочисленных политических скандалов распалась ДОС. Политической воли покончить с наследием бывшего режима так и не было проявлено. И вот когда наконец-то появилась серьезная угроза уже стабилизировавшейся и усилившейся системе криминала, включавшей в себя представителей полиции, армии, спецподразделений и капитала, происхождение которого крайне подозрительно, 12 марта 2002 года произошло убийство премьер-министра Зорана Джинджича. Согласно проведенному расследованию его убили представители специальной полиции, а с главным подозреваемым Милорадом Улемеком Легией именно Зоран Джинджич в свое время достиг договоренности о невмешательстве специальных сил в события 5 октября 2000 года.

Убийство премьер-министра стало следствием того, что криминалу и коррупции, являющимся важнейшими проблемами общества, так и не было ничего противопоставлено, и до сегодняшнего дня не начата серьезная работа по принятию системных законов, новая конституция не принята, а страна находится в исключительно сложной экономической ситуации.

Новая власть попыталась навязать гражданам мнение, что не она не способна изменить ситуацию, а именно «Отпор» - та сила, что стоит на пути реформ.

* * *
Между тем, одной из важнейших целей «Отпора», является и передача своего опыта, знаний и умений другим странам, граждане которых борются против авторитарных и диктаторских режимов.

Опыт, накопленный отдельными членами «Отпора» трудно переоценить. Они владеют навыками организации ненасильственной борьбы, разработали модель тренинга, который может применяться и употребляться во всех условиях, требующих ненасильственной борьбы. Тренеры «Отпора» обучают своих активистов, а также активистов других организаций мастерству борьбы без насилия, умению работы в команде, организации событий, выступлению в средствах массовой информации и многим другим техникам, необходимым для успешного сопротивления.

Модель ненасильственной борьбы, принятая и используемая «Отпором», может быть применена везде. Ее успех зависит от наличия определенных знаний, но прежде всего - от воли отдельных людей или групп. Личное сопротивление и личный пример также являются способом противостояния, правда, ограниченным, хотя истории известны примеры великих личностей, например, Мартина Лютера Кинга или Ганди, которым удалось личной харизмой поднять граждан на бунт против несправедливости. В отличие от этого, сила ненасильственной борьбы, пропагандируемой «Отпором», не только неограниченна, но и легко адаптируется, и остановить ее невозможно. Поэтому этот метод может применяться не только в посткоммунистических странах, но и в странах Южной Америки, Африки, Азии, Европы и даже США. Естественно, ненасильственную революцию можно совершить и во всех посткоммунистических странах, хотя ее осуществление в коммунистических странах труднее. Напомним, что студенты на площади Тяньаньмэнь также организовали мирный и ненасильственный протест, однако на них были направлены танки. В таких случаях можно вести борьбу, в которой ничья жизнь не будет подвергаться опасности, поджидая подходящий момент для выхода на площади. Не существует единой модели, которую можно с одинаковым успехом применить в разных странах, но «пакет», предоставляемый тренерами, является основой, с помощью которой любая организация может научиться необходимым методам и приспособить свою деятельность к условиям, в которых она находится.

Действительно, в современном мире есть немало авторитарных режимов, которые не соблюдают интересы своих граждан и нарушают основные права и свободы человека, что неминуемо приводит к протесту. В случае выбора ненасильственных методов борьбы активисты «Отпора» готовы поделиться своим опытом. Применять эти методы не обязательно против диктатора, они актуальны и для антиглобализма, защиты прав женщин, прав сексуальных меньшинств, прав животных, экологических движений и т.п. Насколько счастливее была бы планета, если бы все пользовались только ненасильственными методами борьбы?

Перевод с сербского Елены Кузнецовой

http://magazines.russ.ru/nz/


Коментар Майдан-Інформу:

На жаль, післяреволюційна історія сербського “Отпора” настільки драматична, наскільки успішною було його революційне минуле. Більшість активістів цього руху полишили “Отпор”, наївно та помилково вважаючи, що з поваленням режиму Мілошевича справу зроблено. Частина отпорівців пішла у владу, і серед них виявилися такі, які не вистояли перед спокусами корупції, що кинуло пляму на весь рух. Все це завадило тим учасникам “Отпора”, які залишалися вірними початковим ідеалам руху, широко розвинути зазначені у статті післяреволюційні акції. Провалилася і спроба створити після трьох років життя без Мілошевича з решток “Отпора” політичної партії (туди пішли далеко не всі, хто іще залишався в “Отпорі”) – вона не подолала виборчий бар’єр і не пройшла до парламенту. За три роки люди забули про “Отпор”, активність якого різко зменшилася після революції.

Єдине, де “Отпор” відіграв дійсно велику роль після революції – це в тренінгах молодіжних активістів інших країн. Саме через ці тренінги пройшли активісти грузинської “Кмари” та білоруського “Зубру”. А кістяк нашої громадянської кампанії “ПОРА!” склали учасники семінарів, проведених в Україні у січні-лютому 2004 року. Одним з тренерів на цих семінарах був згаданий у статті Станко Лазендич (другим був депортований з України напередодні президентських виборів Александр Маріч).

Стаття Синіши Шикмана є цінною для нас тим, що попереджає: ми не повинні допустити, щоб помаранчева революція повторила історію революції в Сербії. Тим більше, що ми уже наступили на ці граблі, заспокоївшись після здобуття незалежності України і давши таким чином виникнути та зміцніти такому явищу як кучмізм.

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1105066402.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua