Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 04-04-2005
Ирина Северин: Моральный стандарт – категория политическая

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1112564617.html

Парламентские выборы 2005 года привели к смешению понятий и сложности оценки тех уроков, которые они преподнесли обществу. Также сложно ответить на один из главных вопросов времени - кто в Молдове воплощает революцию, которая, безусловно, происходит на постсоветском пространстве? Долго размышляя над этим вопросом, изучая опыт движений сопротивления диктаторским режимам, общаясь с украинскими революционерами приходишь к любопытному выводу. Определяющий фактор в последних событиях - вовсе не географическое начало – восток-запад, или поддержка востока или запада, которой так отчаянно добивалась оппозиция, а простая и общечеловеческая категория – моральные стандарты политиков.

Моральный стандарт - это в сущности и есть основа политической харизмы лидеров, способных повести за собой массы. Это то, что демократы в Молдове презрительно называют популизмом, и что на практике есть способность общаться с простыми людьми, слышать их и быть услышанными. К кому и как обращались электоральные конкуренты во время предвыборной кампании?

Кампания объединенной демократической оппозиции Блока Демократической Молдовы была построена на утверждении, что выборы «сфальсифицированы со старта», а потому революция – лишь дело времени. В итоге, активность БДМ была направлена в основном на декларации в адрес иностранных представительств и посольств, играя на их «слабинке» – преданности идеалам демократии. В декларациях живописалось «запугивание и преследование властями оппозиции», которое при ближайшем рассмотрении, выражалась в «присутствии сельского полицейского на встречах с избирателями»...

Ставка на революцию сыграла злую шутку с БДМ. Каждый сам может ответить на вопрос – похож ли Урекян на революционера и пойдут ли за ним массы на баррикады? Может кто-то еще из списка БДМ способен поднять массы идти до конца в борьбе против диктаторского режима? Вряд ли. Праведный гнев БДМистов о том, что «коммунисты еще 4 года будут снимать сливки» тоже не возбуждает. Не выйдет народ на улицу ради того, чтобы «еще 4 года сливки снимал» Урекян. На встречах с избирателями и прессой, БДМ две трети времени посвящали коммунистам и себе любимым, преследуемым «злобным полицейским в форме». О людях и их заботах упоминалось скороговоркой и то лишь 5-10 пунктом. Спасибо американцам, которые придумали для Урекяна желтый контракт с народом, который оказался самым сильным электоральным ходом БМД во всей предвыборной кампании.

Ставка на внешний фактор, а не на работу напрямую с электоратом ярко проявилась в российской оперативной и пропагандистской поддержке БДМ. Опять неудачный ход, так как очевидно, что речь идет не об интересах собственного народа, а о государственно-олигархических интересах бывшей метрополии. Связь БДМ с российским концерном РАО ЕЭС, в интересы которого, как отмечают российские политтехнологи, работавшие в Молдове, входит всего лишь «предоставление Приднестровью независимости», была очевидной. Судя по российской аналитической прессе, расчет как раз и делался на революцию за деньги РАО ЕЭС, готового подстраивать геополитическую ситуацию в регионе под свои нужды. Любопытно, что подготовка к революции проходила в духе «либерального империализма» - параллельно с покупкой акций Молдавской ГРЭС и заявлениями о сокращении вдвое поставок электричества Молдове.

Но вопрос в том, насколько привлекательна сегодня для молдавских граждан Россия и ставка на нее? Уважает ли Кремль собственных граждан? Реформа социальной сферы в полной мере показала степень пренебрежения власти к россиянам. Одна из французских газет на этой неделе назвала Россию вдохновителем «хищнического капитализма» на постсоветском пространстве. «Хищнический капитализм» вовсе не популярен внутри самой России и воспринимается как антироссийская политика Кремля самими россиянами.

Помноженная на идеи «либерального империализма» эта политика объясняет провалы России в отнощениях с бышими союзными республиками. Также это объясняет то, почему несмотря на обвинения коммунистов в «антироссийской политике», русскоязычное население Молдовы сохранило верность коммунистам. Также в последние годы все больше «русскоязычных» начинают осознавать свою идентичность как «молдавских русских или украинцев», у которых свои, отличные от российских, интересы. Возможно, эти выборы станут тем толчком, который необходим для начала создания молдавской политической нации.

Объединяющим началом во всех предвыборных программах стала европейская интеграция, которая, по сути, является моральным противовесом аморальной идеологии «хищнического капитализма», победившего в России. Европейский союз – это прежде всего европейские ценности, предполагающие уважение к личности и к входящим в союз государствам. Этим объясняется естественная притягательность Европейского союза для постсоветских стран.

Кто же проявил большее уважение по отношению к избирателям? БДМ построил избирательную кампанию на ложных посылах о фальсификации выборов, охотно использовал угрозы российской Думы как средство давления на электорат. Это сработало, так как в Молдове традиционно склонны преувеличивать зависимость от России, но повысило ли это моральную планку БДМ в глазах избирателей? Не погнушался БДМ использовать в выборных целях и приднестровскую пропаганду, которая активно агитировала за Урекяна. Образцом моральности можно считать то, что использование таких сильных средств происходило без ведома самих членов БДМ, как это стало известно из интервью с одним из лидеров БДМ Дьяковым.

Если говорить об отношениях с Россией и о приднестровском урегулировании, то очевидно, что БДМ, активно предлагая себя в партнеры и обещая, прийдя к власти, выполнить все пожелания спонсоров, тем самым саботировала и подрывала молдавскую позицию на переговорах с Россией и Приднестровьем, чем в конце концев и загнала их в тупик. Единственный выход из этого тупика сегодня - интернационализация переговорного процесса. Любопытно в этом контексте обещание Урекяна "вступить" Молдову в ЕС уже в 2010 году. Понятно, что это абсолютно не реально. Об этом многократно заявляли сами представители БДМ. Однако ту же дату вступления в ЕС можно найти и в трудах российских политтехнологов, работавших на приближение победы БДМ на выборах. Оказывается для такой стремительной евроинтеграции Молдове нужно всего лишь "освободить" Приднестровье и уже налегке, присоединившись к Румынии, вступать в ЕС. Сценарий, конечно же, заманчивый и многое объясняющий, к примеру, массированную поддержку БДМ Кремлем, РАО ЕЭС и смирновским режимом. Однако этот сценарий непреемлем для самих Румынии, ЕС, Молдовы и Украины. Нужен ли Европе еще один Калининград, уже на Днестре? Вряд ли такой поворот событий привел бы в восторг русскоязычное население, к которому обращался во время предвыборной кампании Урекян.

Позиция коммуниста Воронина, который отказывается вести переговоры с Приднестровьем и критикуем за это как Россией, так и Западом, более моральна. В сущности, это проявление политической воли в разрешении конфликта в русле европейских ценностей и уважения прав граждан Приднестровья. В отличие от других, к счастью бывших, политиков высшего ранга региона, он не поддался искушению получения своей доли в доходах «черной дыры». Позиция Молдовы в отношении Приднестровского конфликта сегодня прозрачна и ясна. И это также показатель морального уровня в политике.

По мнению американских экспертов, которые готовили все демократические партии к предвыборной кампании, коммунисты лучше всех были подготовлены к выборам. Думается, по простой причине – они реально, а не с чьей-то подсказки, на протяжении всех лет у власти заботятся о населении и люди это чувствуют. Другой вопрос - насколько это у них получается. Тем не менее, эксперты признают, что за последние годы снизился разрыв между бедными и богатыми в стране, делом чести стала выплата пенсий и зарплат. Вместе с тем это были и годы множества упущенных возможностей. Но коммунисты адекватны населению, близки и понятны ему даже в своих заблуждениях. Людям по-советски близка их закрытость в экономике и политике, их ставка на самодостаточность, что серьезно мешает развитию общества и от чего, похоже, коммунисты уже отказываются. Основание для оптимизма в том, что изменяясь сами, они органично изменяют и само общество. И здесь особенно велика роль конструктивной оппозиции, которая направляла бы процесс демократизации.

Моральнее с точки зрения электората и то, что коммунисты меньше других потратили средств на выборы. Черно-белые, на дешевой бумаге листовки коммунистов ближе сердцу простого избирателя, чем дорогие, на мелованной бумаге листовки БМД. Население также отвергает саму идею вероятных повторных выборов, которые пообещал «спровоцировать» Урекян, как откровенную безответственность со стороны политиков бедной страны. Для людей это ясный показатель того, что борьба ведется за что угодно, но не за интересы ее населения. Любопытно, что главная ставка в новых выборах Урекяном делается на то, что экономическая ситуация в следующие полгода в Молдове из-за конфликта с Москвой как часть нового предвыборного сценария должна сильно ухудшиться и кульминационный момент появляется Урекян весь в белом и на белом коне ...

Однако рассчитывать на такой сценарий вряд ли стоит и не только потому, что он крайне циничен, и думающий электорат Урекяна не позволит одурачить себя дважды. Россия сама стоит на грани революции. В лучшем случае это может быть революция сверху - Путин сумеет адаптировать свою политику к современной реальности. Сложность состоит в том, что в принятии решений Путин руководствуется не независимыми информационными источниками, которых почти не осталось в России и воспринимаются они как враждебные, а информационными продуктами кремлевских пропагандистов, которые подстраивают реальность под ожидания президента и его круга. Не удивительно, что внешняя политика Кремля сегодня отличается как минимум иррациональностью и является антироссийской по сути. Революция сверху - была бы самым безболезненным как для России, так и для ее соседей вариантом. Возможность революции снизу в России даже рассматривать не хочется, хотя исключить ее никак нельзя.

Резкая смена взглядов Урекяна в течение одних суток, зафиксированная на прошлой неделе, по диагнозу самих представителей БДМ – знак того, что Урекян не свободен, что «кто-то» извне управляет его действиями. Но и это не предел. Апофеозом моральности можно считать заявление о предоставлении комбатантам и их семьям многоквартироного дома, и через день - решение комбатантов о блокировании входа в здание Парламента представителей оппозиции, которые могут отдать голоса за президента. Здесь весьма цинично используется момент состязательности – так как квартир всем 2 тысячам комбатантов в доме не хватит, их предоставление будет вестись на конкурсной основе в соответствии с личными заслугами перед Урекяном...

Христианские демократы также сделали ставку на внешний фактор и порадовали избирателей картинками со множеством иностранцев, горячо любящих и поддерживающих Юрие Рошку, одетого в цвет «оранжевой революции», но, похоже, до конца не осознавшего ее подлинной сути. На митингах в 20 человек можно было увидеть как минимум десяток флагов Евросоюза, двойку-тройку знамен НАТО и т.д. Логично было бы объяснить людям, что эти объединения представляют собой прежде всего «духовный союз запада», основанный на христианских или общечеловеских моральных ценностях в сочетании с высокими материальными стандартами, к которым Молдова хотела бы приобщиться. Но этого не произошло. В результате предвыборное действо обрело характер фетишизма, когда неодушевленным объектам самим по себе приписывается магическая сила. Не удивительно, что подействовала она на весьма ограниченную часть электората.

Любопытно, что на Майдане в Киеве во время оранжевой революции, вдохновившей Рошку, не было ни одного флага ЕС или НАТО. И это не случайность, а принципиальная позиция. В Киеве произошла украинская революция снизу против аморальности в политике, революция своими силами и для самих себя, а интеграция в ЕС и НАТО стала всего лишь логическим продолжение этого движения возврата к европейским ценностям. Это постоянно подчеркивают лидеры гражданской кампании «Пора», которая стала движущей силой украинской революции. Но это очень тяжело осознается на постсоветском пространстве, причем как левыми, так и правыми, убежденными, что революции делаются исключительно в зависимости от того, дадут деньги американцы или нет. В сущности, это серьезный показатель моральной деградации самого общества, отсутствия веры в самих себя. Кстати, именно вера в себя составляет основу американской жизненной и национальной философии и является основой прогресса и влияния в мире. (Но и их ошибок, так как «наши недостатки - это продолжение наших достоинств». И здесь очень важно также чувство меры).

Суть украинской революции в том, что украинцы поверили в самих себя и добиваются уважения собственного достоинства внутри страны и равноправных отношений с окружающим миром. В Молдове чувство национального достоинства сегодня воплощает коммунист Воронин. Это может нравиться или не нравится Кремлю, который пока не может освоить современные формы взаимодействия в мире, но молдавский электорат, как показали выборы, достаточно высоко оценивает позицию президента. Ранее выразителем чувства национального достоинства выступал Юрие Рошка, однако он сумел объединить лишь тех, кто идентифицирует себя как «румыны». Воронин распространил понятие «национального достоинства» на все население Молдовы. Концепция межнациональных отношений, выдвинутая коммунистами, далека от совершенства и нуждается в пересмотре, но в то же время это первая реальная попытка объединить все молдавское общество независимо от этнического происхождения его граждан.

Наличие радостных иностранцев в рекламных роликах ХДНП также мало о чем говорит избирателям, подавляющее большинство которых продолжает страдать «советской подозрительностью» ко всему иностранному. Ставка на жесткую антикоммунистическую риторику, удобоваримую для стереотипно мыслящих иностранцев, вряд ли добавила голосов ХДНП внутри страны. Хотя бы потому, что в программах ХДНП и ПКРМ, занимающих противоположные части политического спектра, сегодня не сильно отличаются. С точки зрения моральных стандартов отклик у населения скорее вызвала бы критика христианскими демократами БДМ с позиций национальных интересов Молдовы. Однако ХДНП почему-то делала это достаточно робко и неохотно, чем лишила себя морального преимущества на выборах и тем самым умножила электорат БДМ.

Кстати, во взаимодействии ХДНП-КПРМ, российские аналитики отмечают как слабость Воронина, то, что стоит христианским демократам вывести несколько тысяч людей на улицу, и коммунисты меняют свою политику. Именно в этой «слабости» Воронина российские политтехнологи усмотрели залог успеха революции в Молдове. Однако на самом деле – именно в этом сила Воронина как политика – способность слышать людей, даже тех, кто представляет миноритарный электорат, вдумываться в их требования и уважать их. Кстати, согласно теории революций (с которой россияне, видно, мало знакомы, хотя тема становится все актуальней для России), это очень редкий феномен, когда недемократический режим способен реагировать на требования населения и учитывать их в своей политике. Это как раз доказывает степень моральности, а значит демократический потенциал режима, так как демократия без высоких моральных стандартов не дееспособна.

В целом, оценивая основных конкурентов на выборах с точки зрения морально-этической, приходится констатировать, что «моральный кодекс строителей коммунизма» оказался гораздо ближе к европейским ценностям, чем «понятия» постсоветского толка, которым следовала центристская оппозиция или абстрактные идеалы ХДНП. По мнению наблюдателей, легче восполнить недостаток знаний у коммунистов в области рыночных реформ и демократической практики, чем повысить моральный уровень искушенных рыночников от БДМ, ловко жонглирующих демократическими принципами.

Киргизия - свежий пример того, что не стоит переоценивать значение внешнего фактора. Еще совсем недавно бывшему президенту Киргизии Акаеву казалось, что тщательного учета интересов России, США и Китая вполне достаточно, чтобы не обращать внимания на нищету населения и не церемониться во внутренней политике. Однако народ распорядился иначе. «Внешнему фактору» осталось лишь признать свершившееся.

Изучая опыт Грузии, Украины и Киргизии, приходишь к выводу, что «оранжевые революции» - это борьба моральных ценностей в политике против «жизни по понятиям», доминирующей на постсоветском пространстве. Моральность политиков заключается прежде всего в прозрачной политике и уважении к своему народу. Яркий пример тому – популизм либерала Саакашвили, понимаемый как приближение власти к народу и резкое «полевение» украинских либералов Ющенко и Тимошенко. Бюджет, предложенный ими на 2005 год – наиболее социально ориентированный из всех бюджетов независимой Украины. В то же время дух «оранжевых революций» привел к заметному «поправению» молдавских коммунистов, сместив их ближе к центру политического спектра. Это не удивительно, так как только либерализация экономики и политики способна обеспечить власть необходимыми инструментами для развития и процветания общества. Похоже, урок оранжевых революций состоит и в том, что время «измов» стремительно уходит в прошлое. На смену им приходит мода на высокие моральные стандарты в политике. И это вряд ли стоит сбрасывать со счетов тем, кто хочет задержаться на политической арене.

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1112564617.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua