Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 18-04-2005
Янов Н.С.: Хроника беспредела (Для Луценко)

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1113845230.html

Министру Внутренних Дел Украины от Янова Николая Спартаковича,проживающего в г. Одессе пер. Красный 11 кв.37

ХРОНИКА БЕСПРЕДЕЛА.

Наболело за полное беззаконие, безразличность и безнаказанность. Я живу в городе, где защита чести и достоинства своей семьи, а так же защита пожилой женщины – наказывается почти двух годичным уголовным преследованием, по желанию нарушителей Закона. Но, все по порядку.

26 апреля 2003 года, между Бондарук Верой Ивановной, Бондаруком Игорем Леонидовичем и нами, Яновым Н. С. и Яновой Ириной Анатольевной, на рынке «Книжный», произошел словесный конфликт по поводу хамского отношения и физических расправ со стороны Бондарук В.И. к нашему работнику, Мельниковой.

4 июня 2003 года, следователем Давыдовским И.Г было возбуждено уголовное дело, согласно которому я якобы причинил телесные повреждения средней тяжести гр-ну Бондарук И.Л. Заявления от «пострадавших» приняты через 32 дня, а освидетельствование «проведено» через 33 дня. Кроме того, что акты освидетельствования и экспертизы подменивались, и даже в последнем варианте, степень телесных повреждений Бондарука И.Л. определена с нарушениями п.п. 2.2.2, 4.6 «Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений», и нарушениями ст. ст. 193 и 80 УПК Украины.

5 августа 2003 г., в протоколе предъявления материалов экспертизы, мной отмечен факт отсутствия медицинских документов и рентгеновских снимков и подано ходатайство о проведении повторной экспертизы. Согласно письму от 12 09 2003 г. №925см03 прокурора Приморского района следователю даны письменные указания о проведении дополнительной экспертизы. Несмотря на мои обращения и в Областную прокуратуру, и в Администрацию Президента ( 22\119386-15), и привлечение следователя к дисциплинарной ответственности (письмо прокурора Приморского района от 15.12 2003г. №925см03) и по тому, что я не был ознакомлен с результатами дополнительной экспертизы, она так и не назначалась. Мало того, за мной и моей женой устраивались «показные» слежки, к соседям стали приходить наряды милиции с автоматами, выспрашивая какие-то данные обо мне и моей семье (в частности Козенюк,Сеценко и т.д.).

Устав от преследования милиции и опасаясь провокаций, видя, что, будучи невиновным, я не в состоянии этого доказать в марте 2004г. меня уговорили написать заявление с просьбой закрыть дело в отношении меня. Я такое заявление написал, хотя с материалами дела ознакомлен не был.

Ознакомившись с постановлением следователя о прекращении уголовного дела в связи с изменением обстановки и утраты общественной опасности деяния от 11 03 2004г., я обнаружил, что сведения, изложенные в нем не только не соответствуют действительности, а являются незаконными и преступными. В частности, в деле появился протокол, где я «признаюсь» как меня задержали работники «Беркута», доставили в Шевченковское ОМ и в присутствии понятых изъяли у меня кастет (л.д. 60-61). Категорически утверждаю - никаких протоколов признания я не давал и не подписывал. Согласно письму Шевченковского ОМ от 27 05 2004г. №31\32 я не доставлялся в Шевченковский ОМ за весь 2003 год.

Сам эпизод конфликта с Бондаруком И.Л. изложен искаженно и недостоверно. А именно, мало того, что я никого не бил, а значит, и не мог причинить ему оскольчатого внутрисуставного перелома пальца со смещением отломков, Бондарук И.Л., как истинный «супермэн», несмотря на боль и отечность в месте «перелома», снимает с пальца кольцо. Затем собственноручно собирает книги своего родственника, садиться за руль автомобиля и уезжает на другой конец города в поликлинику (в субботу, в 9 часов вечера?) (л.д.28-29), и это вместо того, чтоб обратиться в милицию», которая находиться в 100 метрах и «Скорую помощь». Тем более, при получении таких повреждений, требуется закрепить палец фиксирующей повязкой. Из показаний свидетелей следует: никто не видел поломанного пальца, никто не видел травм головы и гематом на лице, никто не «заметил» как я бил Бондарука И.Л., и никто не видел фиксирующей повязки в последующие дни, а это значит, что доказательств причинно-следственной связи между конфликтом и его «травмами» отсутствуют. Опытный врач-хирург высшей категории, подтвердил: 1. снять кольцо без специального оборудования нельзя; 2. от кулака (как отмечено в заключении эксперта) оскольчатый перелом невозможен. Следовательно, длительность расстройства функции пальца созданы Бондаруком И.Л. искусственно, и тем более без подтверждающих травму документов. Единственными обвинительными документами в деле служат: заявления и показания «пострадавших», акт освидетельствования и заключение эксперта.

В связи с изложенным, я в заседании Приморского местного суда г. Одессы в мае 2004г. отказался от применения ко мне ст. 7 УПК Украины и ходатовствовал возвратить дело для проведения объективного расследования. А так же написал ходатайство в прокуратуру Приморского района г. Одессы о прекращении уголовного дела по реабилитирующей меня статье. Доказательства, положенные в основу обвинения, должны быть добыты законным путем и составлены в соответствии с требованием закона, а все сомнения в доказательствах трактуются в пользу невиновности лица.

С того времени я никаких вызовов и повесток о явке к следователю не получал. Как только я отказался от ст. 7, возобновилась активность милиции, которые уже не скрывали, кто их нанимал и сколько платили за слежку за мной и моей семьей. Ею оказалась жена «пострадавшего», Бондарук Вера Ивановна которая, занимается незаконным обменом валюты, в связи с чем, последняя задерживалась работниками ОБЭП УМВД в Одесской области 20 октября 2003г.

В середине марта 2005 года прокуратурой Приморского района, мне было отказано в прекращении дела по ст. 6, 213 УПК Украины. Кроме того, 11 04 2005г. я узнал, что нахожусь в розыске (?), хотя никаких действий по уклонению от следствия не предпринимал. Установлению истины по делу я никоим образом не препятствую, скорее наоборот, а значит, меня искусственно лишили защитника, поставив вне закона. Какую новую фальсификацию придумали следственные органы Приморского РО, чтоб объявить меня в розыск? 12 апреля 2005г. в прокуратуру Приморского района г. Одессы, мной подано заявления о факте фальсификации в деле и незаконности экспертизы, с просьбой привлечь к ответственности виновных. А 14 и 15 апреля 2005 г. квартира моей жены дважды подверглась нападению со стороны неизвестных, о чем свидетельствует заявление участковому. Были выбиты замки на входной двери. И только по счастливой случайности жена, находясь в квартире, с двухлетней внучкой, призывая на помощь, осталась жива (благодаря соседям). Кроме того, один из них некоторое время стоял под ее окнами и долго говорил по сотовому телефону. А значит, милиции он не боялся. Жене сделала две фотографии (правда не очень удачно), но в момент стресса это естественно.

После всего случившегося можно ли верить милиции? Кому доверены судьбы и жизни людей? Валютчики «заказывают» уголовные дела, а милиция их защищает. Вместо того, чтоб охранять жизнь и безопасность граждан она занимается фальсификацией и бандитизмом, пытаясь из честных людей сделать преступников уверовав в собственную безнаказанность. Кому стало до такой степени «неуютно», что готов пойти на крайние меры? С надеждой мы с женой ждали прихода новой власти, надеясь на справедливость. Но увы… Действия милиции показывают полный беспредел. Я уже далеко не молодой человек и не знаю, доживу ли до того времени, когда каждый будет ЧЕСТНО заниматься своим делом, но хотелось бы чтоб мои две внучки жили в правовом, цивилизованном обществе, уверенные в том, что против них никогда и никто не возбудит незаконное «заказное» уголовное дело.

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1113845230.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua