Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 17-06-2005
Коллектив ученых НАН Украины: Синдром власти в науке

Версія до друку // Відповісти // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1119016715.html

От коллег из заграничных исследовательских центров приходилось слышать, что пребывание на административной должности губительно для ученого. Через несколько лет он начинает деградировать как ученый, а через 10 лет вообще перестает понимать своих бывших коллег. Назовем это синдромом власти в науке (синдром ВН). Поэтому там пребывание на должности руководителя исследовательского центра или научного общества не превышает, как правило, 5 лет. Совершенно другая ситуация в НАНУ. Президент, вице-президенты НАНУ, директора академических институтов пребывают на своих должностях по 20-40 лет, и «синдром ВН» проявляется особенно ярко. На свое положение, привилегии и прочее они смотрят чуть ли не как на дар помазанникам божьим, а институты для многих из них что-то вроде вотчин. Притом безотносительно к реальным заслугам. Это бросается в глаза и в статьях академика И.Чебаненко (ЗН, №484, 2004), члена-корреспондента Ю.Губского (День, №46,2005) и вице-президента НАНУ А.Наумовца (День, №66, 2005).

Начнем с привилегий. Акад. А.Наумовец добавки к зарплатам или, как он называет, стипендии членам НАНУ не считает чем-то «уникальным на фоне мировой практики» и ссылается на немецкий опыт. Профессор С4 там получает зарплату 4-6 тыс. евро, что на порядок превышает зарплаты + стипендии наших академиков. Согласны, сравнение удручающее. Но почему ни слова о зарплатах (и без стипендий) ученых НАНУ, но не академиков? В изложении А.Наумовца они присутствуют как бы виртуально. Видно, «синдром ВН» дает себя знать, и акад. А.Наумовец допускает некорректное сравнение. Если уж сравнивать, то корректно сравнить оплату профессоров С4 и следующих за ними в научной иерархии профессоров С3 в ФРГ, а в Украине членов НАНУ и следующих за ними профессоров и докторов наук. Так вот, разница в оплате профессоров С4 и С3 составляет около 25%, в то время как оплата членов НАНУ и профессоров в Украине отличается в 3-4 раза (200-300%). И это только официально. Второй вопрос, соразмерна ли такая гигантская разница в оплате с разницей в научных достижениях. Публикации в газете ЗН, №478, 2004 и №488, 2004 на примере ученых в области физики и особенно математики продемонстрировали, что не только такой разницы в пользу академиков нет, а что значительная часть академиков уступает активным докторам. Поинтересовались мы и известностью названных выше академиков и запросили в Интернете самую мощную поисковую систему www.google.com.ua. На запрос о А.Наумовце (включая А.Naumovets, А.G.Naumovets, А.Г.Наумовец) получено более 300 документов (из них только часть научные публикации), на аналогичный запрос о Ю.Губском получено 21 документ, и на запрос о И.Чебаненко - 12 документов, относящихся к геологии и физике Земли. Член-корреспондент Ю.Губский докторов наук, посмевших высказать свое мнение о причинах нынешних бед в науке и предложивших пути реформирования НАНУ в статье «Симптомы тяжелой болезни» (День, №41, 2005), уничижительно сравнивает с Шариковым (себя, разумеется, считает проф. Преображенским). Так вот справка для него: для шести этих докторов количество ссылок на документы - от 70 до 170 (в основном, научные публикации). Мы далеки от мысли, что этими документами ограничиваются научные достижения уважаемых академиков, но в равной степени и докторов-«подписантов». А ведь в статуте НАНУ (как и АМН, и АПН) записано, что членами-корреспондентами и академиками становятся ученые, имеющие выдающиеся достижения в науке (!). Но что это за выдающиеся достижения, если о них не известно широкой научной общественности? Где они опубликованы, если Интернет не может обнаружить их и, следовательно, они малодоступны? Спрашивается, почему член-корреспондент Ю.Губский, только 21 труд которого доступен широкой научной общественности, является «выдающимся ученым», а профессор из «подписантов», для которого такой доступ возможен к 170 трудам, таковым не является. Картина будет еще очевидней, если сравнение провести по импакт-фактору или индексу цитирования. Возражений не возникало бы, если бы эти стипендии были адресными, для действительно выдающихся ученых. В статье акад. А.Наумовца упомянуты ученые с мировыми именами А.Давыдов, А.Ахиезер, А.Ситенко, П.Костюк, В.Г.Баръяхтар, М.Соскин, С.Г.Одулов, некоторых из них уже нет в живых. Такие ученые заслуживают, чтобы быть выделенными и финансово и, может быть, в действительно достойных размерах. Список можно расширить. Но не всех, отнюдь не выдающихся, просто хороших или посредственных, только потому, что за них однажды проголосовали подобные им, и имеющие научные заслуги скромнее, чем многие доктора наук. И это притом, что возможности у них и в подборе сотрудников, и приобретении оборудования, и доступе к финансам значительно больше, чем у «неоакадемиченных» докторов. Особенно «административных академиков», наукой практически не занимающихся из-за административных функций и злоупотребляющих своим положением, часто включающих себя в соавторы статей и монографий, в которых их вклад нулевой.

Парадокс, что акад. А.Наумовец, оправдывая льготы академикам, ссылается на Указ Президента Украины. Президента Л.Кучмы(!). После недавних событий в Украине даже бандиты (которые «будут сидеть в тюрьмах») стараются отмежеваться от Л.Кучмы, а акад. А.Наумовец вспоминает об Указе Л.Кучмы с благодарностью. И поскольку деятельность Л.Кучмы коррупционно густо окрашена, то как следует воспринимать и ряд событий, по времени соседствующих со временем издания этого Указа. Академики Скопенко и Мельничук одевают на Л.Кучму мантию Почетного доктора Национальных университетов (за какие такие научные заслуги?), Президент НАНУ Б.Патон вручает Л.Кучме Золотую медаль за содействие развитию науки (что это за “вклад”, будет ощущать не одно поколение ученых), в члены НАНУ избирается ряд чиновников высокого ранга, включая наивысшего парламентария (парадокс, вскоре после скандала с плагиатом, позорным пятном в любом научном сообществе, но только не в НАНУ), «проффесор» избирается членом Президиума НАНУ. Бывший замминистра МОН В.Стогний прямо связывал дополнительное финансирование НАНУ с избранием высоких парламентариев в академию. К этому следует добавить многочисленные защиты разного рода чиновниками, депутатами, бизнесменами кандидатских и докторских диссертаций по гуманитарным дисциплинам в Советах по защитам, возглавляемых академиками. Добросовестному ученому непонятно, как можно заниматься наукой как хобби, в свободное от чиновничьих обязанностей время: все действительно выдающиеся ученые посвящали науке всю жизнь, без остатка! Акад. И.Чебаненко, издеваясь над авторами возражений против этого Указа, озаглавил свою статью «Попрошайничество по-научному». Дескать, мы имеем привилегии, а вы стоите с протянутой рукой за крохами с нашего стола (кстати, новая власть за ликвидацию любых привилегий, или нет?). Тогда как “по-научному” назвать приведенные выше деяния академиков? А как воспринимать приватизацию спорт-комлекса «Наука», гостиницы «Феофания», притом что имущество НАНУ не подлежит приватизации? Как воспринимать сдачу в аренду помещений в институтах НАНУ (в некоторых из них квартируют до 30 фирм) со смехотворными поступлениями в бюджет институтов, куда идет остальное, нетрудно догадаться? Как воспринимать все это с точки зрения морали? И только ли о морали может быть речь? Акад. А.Наумовец озаглавил свою статью «Осторожно, господа: это – Академия!» Действительно, осторожно, господа ВН!

И еще одно сравнение с ФРГ у академика А.Наумовца хромает на обе ноги. Он утверждает, что Общество Макса-Планка (ОМП) в ФРГ напоминает нашу академическую систему. Напоминает разве что только тем, что это не университетская структура и что она автономна. Но базируется она на демократических принципах. В ОМП нет ученых, выделенных волюнтаристскими указами, все равны перед наукой. Имя ученому создается его заслугами. Руководство выбирается демократическим путем. Наша НАНУ представляет собой скорее феодальную структуру. Собственно членами НАНУ являются только академики и члены-корреспонденты. Они по уставу управляют академией, они выбирают (пополняют) состав академии, выбирают руководство НАНУ и практически директоров институтов. Вся власть в НАНУ принадлежит академикам. Остальные сотрудники институтов представляют собой наемных работников с очень ограниченными правами. Если уж искать аналогии, то как бы вам понравилась Верховная Рада, которая сама себя выбирает, затем выбирает Президента страны, администрацию областей и т.п.? Абсурд? Но это и есть НАНУ! Что представляет собой состав академии, если на последнем общем собрании НАНУ не нашлось никого достойного заменить 85-летнего Б.Патона на посту Президента НАНУ. Ведь ясно, что в этом возрасте работоспособность, по крайней мере физическая, недостаточна для активной деятельности на таком ответственном посту. Ведь есть веские причины, что даже на профессорской должности в том же ОМП существует возрастное ограничение, и это 65 лет. Критика состояния дел в НАНУ подвигла Президиум НАНУ создать комиссию по реформированию НАНУ, в институты разослано поручение дать предложения. И они составляются, но такие, что «по умолчанию» уже предусмотрены в договоре работодателя и наемного сотрудника и ничего не меняют радикально. И что характерно, никто из девяти докторов наук, выступивших с предложениями реформирования в газете «День» не приглашен в комиссию. Не доросли до уровня «синдрома ВН».

Еще пару штрихов. Акад. А.Наумовец как доказательство достойного международного уровня науки в НАНУ приводит фамилии 5 академиков, удостоенных именных премий в России, ФРГ и Франции. Всего 5 из более чем 500 «выдающихся ученых» НАНУ! А всего их более 2000, чего-чего, а генералов и академиков у нас хватает, Е.Шифрин тут прав. Кроме того, во многих странах, в том числе и в Украине, имеется по десятку таких именных премий, чем гордиться? Ссылается акад. А.Наумовец и на публикации в авторитетных международных журналах. Вот только не уточнил, какая часть из этих публикаций выполнена в сотрудничестве с иностранными коллегами во время «научных челночных», как он выразился, визитов в Западные научные центры. По крайней мере, в некоторых институтах эта доля близка к 100%. Приведем обратный пример, как подтверждение деградации ученого на административной должности, согласно утверждению, приведенному выше со ссылкой на заграничный опыт. Заявленная в «ЗН» №11, 2003 программа одного проходимца от науки под лозунгом «Ядерное топливо из песка» получила поддержку четырех академиков. Объявленные результаты «исследований» этого «ученого» вызвали буквально шквал негативных отзывов на сайте газеты, изумление и насмешки даже студентов, вот только авторитетного опровержения из НАНУ не последовало. А ведь, по слухам, около 6 млн. у. е. ухлопано на эту “дутую сенсацию”.

А в остальном акад. А. Наумовец прав. Оборудование безнадежно устарело, финансирование достаточно только для выплат зарплат на низком уровне (академики – исключение). В библиотеках научная периодика отсутствует, на доступ к публикациям через Интернет нет денег. И не парадокс ли, что член-корреспондент Ю.Губский возмущается замечанием девяти «подписантов», что в некоторых институтах на приобретение научной периодики выделяется 2 тыс. грн., в то время как на содержание директорской машины тратится 40 тыс. грн. Приводим его аргумент как пример махрового «синдрома ВН»: «А вот мне крайне интересно, что вы будете делать с автомобилем, отобранным у директора (продадите его и растратите все деньги за пару месяцев или отдадите его аспиранту Пете, а потом выбросите на свалку). Можно лишь ощутить сожаление, что аргументация девяти докторов наук в этом вопросе отличается чисто большевистской логикой, возвращая нас к давним временам и понятиям уравнительного коммунизма». И сравнивает это с требованием Швондера уплотнить профессора Преображенского. Не позволяет «синдром ВН» понять госп. Ю.Губскому, что ежегодные 40 тыс. грн. достаточны для подписки на несколько авторитетных международных журналов, оплаты доступа к базам данных через Интернет. Без директорской машины научные исследования возможны, без доступа к международному опыту возможна только «варка в собственном соку». Не хочет член-корреспондент Ю.Губский «уравниваться». А у аспиранта Пети давно уже нет желания посвятить жизнь науке!

С приходом новой власти страна пытается очиститься, чтобы измениться. НАНУ не должна быть исключением! Позволим себе высказать в дополнение к предложениям девяти докторов наук о реформировании НАНУ одно, но радикальное предложение. Еще 10 лет тому сами занятия наукой были стимулом к активности. Сейчас это утеряно. Поэтому следует поставить зарплату в зависимость от научных результатов, при чем для всех, от младшего научного сотрудника до академика. Пора узнать, кто ест кто в Академии! Пора реорганизовать и саму Академию! Не надо выдумывать велосипед, как это делать. Как пример демократической организации науки можно взять хотя бы то же общество Макса Планка в ФРГ, т.е. в Европе, в которую Украина стремится. Почему бы не быть в Украине Обществу В.Вернадского, в котором и власть, и возможности делать науку принадлежали бы ученым?

Коллектив ученых НАН Украины

Від М.-І.: Додаткові публікації на Майдані по темі:
Чи є майбутнє в Національної академії наук України? (матеріал від 19-го квітня 2005 р.)
Адам Рудчик: Наука в Україні. Бути чи не бути? (матеріал від 1-го лютого 2005 р.)

Версія до друку // Відповісти // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1119016715.html




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2016. Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail news@maidan.org.ua