першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

Г.Б. против Правосудия: Эпизод Третий

додано: 21-06-2005 // // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1119384469.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Журналистское расследование Максима Исаенко

В своей очередной статье Максим Исаенко размышляет о причастности Г.Б. к одному резонансному преступлению.
Начало этой детективной истории смотрите здесь.




Чем больше я знакомлюсь с обстоятельствами уголовного дела № 221, тем сильнее меня охватывает чувство гордости за своих соотечественников, сидящих на скамье подсудимых. В обвинительном заключении постоянно подчеркиваются их деловые качества. Работали дружно и слаженно, по заранее разработанному плану, надеялись только на собственные силы. Невзирая на неблагоприятные условия, в короткие сроки освоили выпуск продукции отличного качества в особо крупных размерах. Ну прямо не банда фальшивомонетчиков, а бригада коммунистического труда. Каждый знает свою работу: один едет в Москву за бумагой, другой смешивает краски, третий хранит фальшивки в своем гараже. Могли бы и дальше работать на благо Родины, но увы: теперь они сидят на скамье подсудимых и ждут приговора.
Если суд признает их виновными и назначит наказание в виде лишения свободы, администрации какой-нибудь исправительно-трудовой колонии ужасно повезет. Ведь на долгие годы ИТК пополнится опытным коллективом полиграфистов, которые способны организовать полный процесс изготовления печатной продукции любой сложности.

Но не все так радужно. Как оказалось, в слаженном коллективе подсудимых отсутствует важное звено: нет специалиста по допечатной подготовке, который бы занимался цветоделением и изготовлением пленок. Цветоделение – важнейший этап полиграфического процесса, и от квалификации этого специалиста во многом зависит конечный результат. А потому, если в списке осужденных вдруг не окажется дизайнера-допечатника, у руководства ИТК будут серьезные проблемы с технологическим процессом.

Безусловно, высококлассный специалист-дизайнер, который, по версии следователей, отсканировал лицевую и оборотную стороны оригинальной купюры и подготовил комплект пленок для печати фальшивых лей, существует. Он, слава Богу, жив и здоров, его имя даже упоминается в материалах дела, но официальное обвинение ему не предъявлено. Поэтому впоследствии мы будем называть его только инициалами.

Итак, в соответствии с показаниями Сергея Михайлика, когда встал вопрос об изготовлении пленок, было решено обратиться за помощью к Г.Б.. И действительно, Г.Б., работник одной из львовских типографий, оказался знающим специалистом и быстро смекнул, что к чему. Получив настоящую купюру, он в скором времени подготовил комплект пленок для печати лицевой и оборотной стороны и нанесения номеров.

Вполне можно предположить, что человек, помогающий приятелю разгрузить тяжелые ящики с бумагой из вагона, даже не подозревает, что впоследствии на ней будут рисовать деньги. Вполне можно допустить, что помощник печатника, смешивающий краски по указанию старшего товарища, не знает, что конкретно с ее помощью будет печататься: рекламный буклет или фальшивая валюта. Но дизайнер – это совершенно другое дело. Даже человек, не владеющий молдавским языком, сканируя купюру в 200 лей, безусловно осознает, что с изготовленных им пленок будет печататься поддельная валюта. Выражаясь юридическим языком, Г.Б. заведомо знал, что готовит орудие преступления. А потому, если верить следствию, место ему – в дружном коллективе на скамье подсудимых.
Но вот парадокс: органы следствия не усмотрели в его действиях состава преступления. Более того, даже в списке лиц, подлежащих вызову в суд в качестве свидетелей, он не фигурирует.

Как же так, что случилось? Ведь Михайлик четко указал, что пленки делал именно Г.Б.. А как вы помните из предыдущих частей, следствие верит Сергею Михайлику безоглядно. Если Михайлик сказал, что Г.Б. – преступник, значит, его следует арестовать, допросить и привлечь к ответственности.
Но тут происходит нечто непонятное. Нет, следователи не подвергают сомнению слова Михайлика и соглашаются с тем, что пленки изготовил именно Г.Б.. Но вот «арестовать, допросить и привлечь к ответственности» почему-то не следует. Г.Б., считают они, был и остается честным человеком, а потому привлекать его к суду, или даже просто приглашать в зал заседаний для допроса, нет никакой необходимости.

Вам смешно? Лично мне – нет. Если верить версии следствия, вопросов возникнет гораздо больше, чем ответов. Скажите пожалуйста, кто сканировал купюры и готовил пленки? Если Г.Б., то почему его нет в списке обвиняемых? А если не он, то кто же? Без ответа на эти вопросы дело нельзя считать раскрытым, а следствие - завершенным.

Судя по материалам дела, у Г.Б. и помимо этого есть что рассказать следствию. Например, об изготовлении пленок он договаривался на встрече с Михайликом и человеком, представившимся как директор типографии «Папуга» Т.Гаталяк. Правда, спустя год Михайлик так и не сумел опознать Гаталяка. Кто в действительности скрывался под этой фамилией и фактически руководил процессом печати фальшивок, до сих пор не установлено. Может, Г.Б. вспомнит, с кем из знакомых львовских полиграфистов он разговаривал в тот мартовский день?

Теперь вернемся к пленкам. Несомненно, они существовали: без них офсетная печать фальшивых денег невозможна. Однако в перечне вещественных доказательств пленок нет, равно как нет сведений о том, кто, когда и при каких обстоятельствах их уничтожил. В свете того, что, по утверждению следствия, злоумышленники напечатали двадцать миллионов фальшивых лей и планировали напечатать еще миллионов восемьдесят, нежелание искать бесследно пропавшие пленки и их изготовителя выглядят весьма пикантно.

Есть еще один момент, связанный с пленками. Помимо множества первоклассных купюр на специальной бумаге, полученной в российском Гознаке, преступники напечатали какое-то количество фальшивых денег в стиле «народное творчество». В частности, водяные знаки они подделали путем рисования их серой краской на тонкой бумаге, с последующим склеиванием двух половинок. С каких пленок рисовались эти, с позволения сказать, водяные знаки? Где эти пленки находятся в настоящее время? Кто, когда и при каких обстоятельствах их изготовил?
Все это тайна, покрытая мраком.

Очевидно, что допрос Г.Б. мог бы дать ответ и на эти, и на множество других вопросов. Суд удовлетворил ходатайство адвокатов и, вопреки воле следствия, принял решение вызвать его на судебное заседание. Однако этот ценный свидетель уже долгое время безнаказанно игнорирует высылаемые ему повестки. Как сказал мне один из участников процесса, «Г.Б. – это лицо, недосягаемое для правосудия».

Странно. В списке депутатов Верховной Рады, по закону обладающих иммунитетом против уголовного преследования, фамилии и имени этого человека я не нашел. Так что, если Г.Б. действительно «недосягаем для правосудия», то явно не на законных основаниях. Интересно, на каких?


От автора.
Очередное судебное заседание состоится в четверг. Я искренне надеюсь, что суд установит истину, что будут получены ответы на многие вопросы, возникшие в ходе журналистского расследования. После заседания я снова вернусь к данной теме. Все, кого заинтересовали обстоятельства этого неоднозначного дела, могут в четверг, 23 июня, посетить Малиновский районный суд, что на улице Бабеля в Одессе, чтобы с 10:30 лично поприсутствовать на судебном заседании.

Продолжение следует!



Смотрите также:
Таинственный «Знак»: Эпизод Первый

Тупой и еще тупее: Эпизод Второй

Красавица и Чудовище: Эпизод Четвертый

Теория Заговора: Эпизод Пятый

додано: 21-06-2005 // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1119384469.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у розділі "Статті", можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) статті, на яку ви посилаєтся.

  Новини з Обозу :
  ЦІКАВИНКИ :
Завантаження ...



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua