першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

: Ольга ШВЕЦ: "Журналистка Васильченко пикетировала Генпрокуратуру

додано: 26-05-2001 // // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/990893255.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Валентина Васильченко и не думала отступать. Еще 23 апреля она отослала заявление министру Смирнову и дважды уведомила г-на Потебенько в том, что 15 мая под стены Генпрокуратуры придут героини ее публикаций - те, чьи сыновья были замучены в милицейских застенках.

До начала пикета оставалось около двадцати дней. Дважды уведомленная Генпрокуратура все же ответила Валентине Васильченко: мол, вы, гражданка, неправы, а все ваши предыдущие заявления рассматриваются, по ним «принимаются меры». То есть ответ - обо всем и ни о чем конкретно. Параллельно местная милицейская верхушка проводила свою кампанию «усмирения» Васильченко.

Проходила она традиционно, но имела свои особенности.7 мая работники Черкасского УМВД посетили журналистку на дому. Разговор шел, разумеется, о ее публикациях про милицейский произвол. Ни словом не обмолвившись о готовящейся через час пресс-конференции, визитеры расстались с Васильченко. И уже через час, созвав местных журналистов, полковники милиции совместно с прокурорами клеймили Васильченко позором.

При этом ни один из журналистов не встал и не вышел. Некоторые же в традиционной для себя манере старательно «вылизали» органы, которым, видите ли, дискомфортно от Васильченко. Такие публичные линчевания журналистки проходят обычно тогда, когда Валентина, устав стучаться в непрошибаемую стену областного милицейского начальства, едет искать ответы в Киев.

Десять случаев, когда грубо нарушались права человека, когда в милицейских застенках погибли или были искалечены люди, легли в основу ее последнего заявления к генпрокурору Потебенько. В Черкассах же - пиши не пиши, стучи не стучи, - всегда готов ответ: в действиях работников м!ил!иции не усматривается состава преступления. Или: дело закрыто за недоказанностью вины. На милицейских брифингах журналистов учат: «вердикт» прокуратуры есть точка в деле. Как будто прокуратура - высшая инстанция, небесная канцелярия, где Зевсы заседают.

Ни одно журналистское расследование Васильченко не было квалифицированно и детально опровергнуто. До сих пор существовала иная тактика: либо не замечать материалы журналистки, либо голословно обвинять ее в необъективности. Дошло до того, что один из высокопоставленных работников областной прокуратуры объявил Валентину... персоной нон грата.

И все же 15 мая журналистка Васильченко вместе с матерями сыновей, пострадавших от милицейского произвола, встали у стен Генпрокуратуры. Около 10 часов пикетчиками уже заинтересовались люди в погонах... Нет, сначала был человек в штатском, заявивший, что «сейчас вас заберет наряд милиции».- Но наряд милиции приехал позже? - интересуюсь у Валентины.- Да, а пока человек в штатском кричал: «Сколько вам заплатили?!» - «Слишком дорогая цена этого пикета - могилы детей» - отвечаю. Вскоре действительно приехал наряд милиции на трех машинах. Майор потребовал от меня документы, удостоверяющие личность, и полчаса переписывал мои данные в блокнот. Потом он потребовал, чтобы мы убрались. Вскоре к нам вышла заведующая общественной приемной Генпрокуратуры и пригласила всех к себе. Выяснилось, что никаких заявлений матерей и моих писем никто в глаза не видел и, разумеется, не рассматривал. Там же, в приемной, каждый из нас заново излагал свои жалобы и писал заявления. И это после того, как таких заявлений было написано десятки.

- Вас кто-нибудь из правозащитных организаций поддержал?

- Да, нас поддерживало Украинско-Американское бюро защиты прав человека. Около десяти человек стояли рядом с нами у стен Генпрокуратуры. Цель была - попасть на прием к Потебенько. Однако он нас не принял.- Каким был второй день пикета - 16 мая?

- В этот день утром мы встали у стен МВД. Нас тотчас же окружили киевские журналисты. Вышел и человек в погонах - майор из Печерского райотдела милиции. Потребовал убрать плакаты, в противном случае грозился задержать. Я спрашиваю: «Почему по Крещатику можно ходить с плакатом «Кока-Кола», а мне со своим плакатом - нет?» Майор отвечает: «Вы своим плакатом оскорбляете президента». Я говорю: «Где? Что, на плакате нецензурные слова, матюки?» Вскоре меня пригласили к начальнику управления по делам МВД Анатолию Николаевичу Коцюрубе. Он достаточно внимательно меня выслушал, и мы детально рассмотрели каждое из требований нашего пикета и жалобы матерей. Спрашивает: «А чего ж Христиновки так много?» Ну, говорю, судите сами: полковник Рогульский и генерал Кочегаров пишут в рапортах, что там - образцово-показательный райотдел милиции. Анатолий Коцюруба, кстати, возмутился тем, что начальник Черкасского УМВД Олег Кочегаров демонстративно прошел мимо матерей, пикетировавших облгосадминистрацию 23 апреля, и молча сел в автомобиль. Коцюруба пообещал немедленно разобраться и принять меры по каждому отдельному случаю. На улице ко мне сразу же подошел заместитель начальника Печерского райотдела милиции г. Киева и заявил, что вынужден меня задержать. Он даже готов был лично отвезти других участниц пикета на вокзал, что он и сделал. Меня же усадили в милицейский УАЗ, где сидели пять вооруженных милиционеров, и повезли...

- Случайно не под Таращу?

- Нет, в Печерский райотдел милиции. Там на меня составили два протокола задержания, один из них - задним числом. Позвонить адвокату мне не разрешили. Где-то через четыре часа я уже была в Печерском районном суде. В зале сидели трое: я, судья и майор милиции. К моему удивлению, судья меня сразу узнал как лауреата премии имени Валерия Марченко и автора «Христиновского синдрома». К тому же, как он сам сказал, постоянно читает мои публикации. И спросил: «А где же ваши депутаты? Почему они не защищают этих женщин и вас лично?» Ну, что я могла ответить...

- Так за что же тебя судили?

- Видимо, за то, что черкасские матери хотели попасть на прием к Потебенько.

- И каков был приговор?


- Судья, улыбаясь, спросил: «Устное замечание вас устроит?» Я, тоже улыбаясь, говорю: «Спасибо, что хоть не осудили по ст. 94 УК». Меня, разумеется, отпустили. Напоследок я торжественно вручила опекавшему меня майору и судье два последних экземпляра «Антенны».

- Да, «приключений» хватило. И все же, через несколько дней после пикета под Генпрокуратурой и несостоявшейся встречи с Потебенько, можно уже подвести какие-то итоги?

- Все-таки нас приняли и в Генпрокуратуре, и в МВД. Наконец, за долгие месяцы убитых горем матерей выслушали и обещали рассмотреть их жалобы. О результатах будем судить позже. Но вот у жительницы Христиновки Галины Парполит уже на второй день после пикета побывали работники милиции и прокуратуры и возобновили расследование по закрытому делу о ее избиении. Если бы мы не поехали, уверена, ни одно бы дело, которое требуют расследовать матери, не сдвинулось бы с мертвой точки. Ведь женщины письменно подтвердили, что в противном случае приедут под Генпрокуратуру снова.

додано: 26-05-2001 // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/990893255.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у розділі "Статті", можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) статті, на яку ви посилаєтся.

  ЦІКАВИНКИ :
Завантаження ...



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua