першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

: Игорь ХОТИН: "Тень айсберга" ("СВОБОДА")

додано: 23-07-2001 // // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/995887658.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Теперь о сути. Во время описываемых событий я имел непосредственное отношение к деятельности УВБ — управления внутренней безопасности Одесского областного управления внутренних дел. Для непосвященных скажу, что это служба контроля за личным составом. Она рассматривает все мало-мальски серьезные нарушения личным составом Закона о милиции, пресекает случаи коррупции, сращивания с преступным миром и т.д.

В 1997 году оперуполномоченный УВБ Самойлов информировал руководство, в частности полковника Белова и подполковника Костыркина, что некто Александр Сирик, бывший сотрудник милиции, занимается вымогательством денег у предпринимателей, шантажируя их близким знакомством с начальником областного управления внутренних дел Иваном Григоренко. Руководству УВБ были представлены фотографии, на которых этот самый Сирик бражничал с И. Григоренко и другими высокими чинами. Ситуация складывалась пикантная — внутренняя безопасность должна была брать в разработку своего начальника... Пикантность приправлялась еще и тем, что полковник И.Григоренко, сам одессит, был замечен министерским начальством, послужил в МВД, пользовался благосклонностью и особым расположением министра Ю. Кравченко. Тем не менее управление внутренней безопасности не могло не проверить сигнал, исходя из того, что мундир начальника УМВД должен быть без соринки и тем более без пятнышка...

Свидетельствую, что обращение Самойлова, показания предпринимателя о вымогательстве Сирика были задокументированы, а во избежание потери фотографий сделаны копии. А уж как получилось, что эти снимки выпорхнули из УМВД и оказались на газетных страницах, не знаю. Но после этого началось разбирательство совсем не о том, вымогал ли деньги А. Сирик, как оказалось впоследствии, свояк Ивана Григорьевича, был ли это “семейный подряд” или индивидуальная трудовая деятельность шантажиста. Начались гонения на УВБ, оно было практически разогнано. По странной случайности из прежнего состава там остались единицы, и среди них... Самойлов. Возможно, потому, что отрекся от всех своих заявлений...

Что же, мы люди взрослые, служили в таком ведомстве, где видели и не такие перемены...
История с разгоном УВБ меня интересовали не так остро, были и другие дела, но что автор публикации в “Политике” выиграл судебный процесс, признан невиновным, я знал. Как знал уже и другое: просочившаяся информация о “неизвестном Григоренко” — это всего лишь капля и море. Но как офицер старой, кагэбэшной школы я приучен соблюдать порядки своего ведомства — докладывать добытую информацию начальству, работать согласно полученному приказу или распоряжению, проявлять разумную инициативу, а не самодеятельность, которая может навредить делу.

Криминализация общества в конце девяностых была чрезвычайно высокой, а Одесса по этой части слыла безусловным лидером. Само собой, что мы использовали любую законную возможность для получения информации из преступной среды. Именно с этой целью у меня был налажен оперативный контакт с бывшим милиционером Николаем Тимковым, который входил в ОПГ Александра Ангерта, он же криминальный авторитет Ангел.

Личность Тимкова была. как принято говорить, неоднозначная. Но — полезная. От него и была получена информация, что н свое время Ангел собрал со своих братков 200 тысяч долларов, которые якобы требовалось передать Ивану Григоренко для уплаты киевскому начальству в качестве взятки за назначение его на должность начальника УМВД в Одесской области. Кое-какие слухи о том, что братва купила себе высокую крышу в Одессе, просачивались и раньше, но впервые мы получили свидетельство от человека информированного, близкого к Ангелу. Это была оперативная удача. Как вы сами понимаете, об этой информации знали считанные люди. Оставалось самое трудное — убедить Тимкова дать об этом официальные показания.

Потянув другую ниточку, мы вышли на еще более интересный след, что подполковник милиции С. Помазан организовал банду, в которую входили сотрудники милиции Теплых, Цегельный и Шкрептиенко (последний в настоящее время занимает должность заместителя начальника управления внутренней безопасности УМВД в Одесской области). Банда, как водится, «занималась темными делами», делала «крыши» за большие деньги, и якобы часть доли Помазан носил Ивану Григоренко и другим руководителям. Источником этой информации был бывший капитан милиции О. Дидыченко. человек с судьбой путаной, а местами и темной. Но информация его имела доказательный ряд.
Но вот что странно... Криминальная ситуация в Одессе становилась не просто сложной, а грозовой. Заказные убийства и расправы следовали одна за другой, шла настоящая война криминалитета за передел сфер влияния, убивали бизнесменов, и политиков. Тем не менее после каждого резонансного преступления вес и авторитет Ивана Григоренко... рос. Он получал за наградой награду, за чином чин. В самые сложные моменты в город прилетал министр Ю. Кравченко, чтобы в очередной раз похвалить самого передового и самого талантливого из начальников областных управлений...

Весной 1998 года меня пригласил побеседовать следователь Генеральной прокуратуры Артюх. Встречу он назначил мне в помещении прокуратуры Жовтневого района г. Одессы. Темой разговора были криминальная ситуация в Одессе, оперативные возможности и прочие профессиональные дела. Я счел необходимым поделиться с ним своим знанием об обстановке в милицейской среде, оперативной информацией о генерале И. Григоренко. Разумеется, последняя требовала тщательной проверки. К этому времени Н. Тимков и О. Дидыченко были готовы при гарантиях собственной безопасности дать официальные показания о коррупции в высших слоях милицейского руководства. И вот после этого началась цепь странных совпадений и случайностей...

Я человек не наивный и понимал, что полученные от меня сведения пан Артюх обязан доложить руководству Генеральной прокуратуры, что после этого буду допрошен как свидетель. Но странным образом первым о нашем разговоре узнал генерал Григоренко.
Оказалось, что наша с Артюхом беседа была без моего ведома записана майором милиции Прекрасным... А дальше события развивались так.

Николай Тимков был задержан, потом освобожден на подписку о невыезде. После очередного допроса он возвращался домой и был расстрелян. Убийца не найден. Следом был расстрелян майор Прекрасный. Якобы при убитом была роковая кассета, она исчезла бесследно. Убийца не найден. Через некоторое время убивают О. Дидыченко. Убийца не найден.

В живых остался ваш покорный слуга... После увольнения из СБУ я не могу пожаловаться на невнимание к моей персоне и моей семье одесской милиции. Полагаю. если бы не хорошая профессиональная школа, со мной бы уже давно расправились — хоть милицейскими, хоть наемными руками. Для меня никакой не секрет, что самые громкие преступления, совершенные в Одессе во время прошлых выборов, имеют милицейский след. И не нужно быть семи сыскных пядей во лбу, чтобы понять: никто в Одессе никого не найдет, пока у бандитов будет не ток уж и дорого купленная “крыша”. Поэтому факты, приведенные Олегом Ляшко в своих публикациях. — это даже не верхушка айсберга, это только тень айсберга преступности, на который налетела Одесса. Я прошу мое письмо в редакцию считать официальными свидетельскими показаниями. И если и кассационной инстанции по делу о защите чести и достоинства генерала Григоренко возникнет сомнение по поводу его связей с криминалитетом, готов дать показания лично.

Правда, здесь есть небольшая заковыка. Недавно по сфабрикованному милицией делу мне предъявлено обвинение по самой почитаемой в уголовном мире статье — бандитизм. Подчиненные генерала И. Григоренко не отказали себе в удовольствии примерить ко мне наручники, продержать стандартных 72 часа в ИКС и выпустить на подписку о невыезде. Сознаюсь честно и без бравады: ощущение поганое даже при сознании своей полной правоты. Выйдя за ворота изолятора, я, естественно. не забываю, что Николая Тимкова потому и выпустили, что по части случайных смертей в одесской тюрьме существует перебор: то задержанные на наволочках вешаются, то давятся сосисками. Поэтому считаю нужным сказать, что кончать жизнь самоубийством, равно как и бесследно исчезать, бегать от кредиторов и семьи, не собираюсь. Единственное утешение, что дело по бандитизму не может не дойти до суда. И суд обязан будет наконец рассмотреть обстоятельства, изложенные мною выше.

Надежды, что это сделает МВД, у меня нет, ведь там завели странный обычай ходить в оплеванных мундирах и гордиться этим. Честь имею.

додано: 23-07-2001 // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/995887658.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у розділі "Статті", можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) статті, на яку ви посилаєтся.

  ЦІКАВИНКИ :
Завантаження ...



Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua