першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ПОШИВА.

16-02-2006 23:42 Україна // URL: http://maidan.org.ua/static/narnews/1140126155.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Если взять карту Украины с большим масштабом и внимательно в нее вглядеться, можно заметить точку, которая называется город Ковшов. А если повнимательней присмотреться, то, наверное, и не в одном месте, такие местечки рассыпаны по всей земле украинской, как когда-то улицы Ленина, не в одной области, так в другой.
В одном из таких городков, в картонажном цеху местной обувной фабрики случилось чудо. В цеху появился телевизор. Никто его не приносил и не предъявлял на него свои права. Просто однажды утром мастер цеха Зинаида Федоровна увидела, что на столе, захламленном обрезками картона, стоит маленький, на диво плоский телевизор. Зинаида Федоровна опросила народ, тех, кто мог бы что-нибудь рассказать, не нашлось. Решили подождать склейщицу Зыкину, которая была на больничном, может она вчера после смены его в цех занесла.
Во время обеденного перерыва кто-то захотел на всякий случай включить, может, что интересное показывают, а обед - время личное, человек имеет право и телевизор посмотреть. Но к великому удивлению присутствующих на телеящике не удалось найти ни малейших следов управления. Ни кнопочек, ни рычажков, ну вовсе ничего! Плоский черный ящик мягко поблескивал лакированными боками, словно подсмеивался над картонажниками. Но когда уборщица Надя машинально провела тряпкой по запыленному экрану - он внезапно розово засветился. Он все светлел и розовел и оживал, а потом по нему побежали зеленые полосочки, а потом лиловые искорки. Потом появилось изображение - маленькая круглолицая девочка протягивала яблоко курносому светловолосому мальчику. Мальчик взял яблоко и откусил от него, но тут появился дед с клюкой и стал ругать их на каком-то непонятном языке. Откуда-то сверху спустился летательный аппарат, похожий на геликоптер, они сели в него и полетели…
И такие мультики телевизор показывал весь обеденный перерыв, а когда обед закончился, внезапно погас, и больше ничего не показывал. На следующий день повторилось то же самое. И так каждый день.
Стоило провести тряпкой, а потом оказалось, можно и рукой, по экрану, телевизор начинал показывать мультики, и те, что шли в кинотеатре Ковшова, и те, что не шли, и заграничные все-все, и всего Диснея показал.
Давно уже вышла на работу Зыкина, убедила всех, что телевизор в цех не приносила, хозяин так и не нашелся, и постепенно работники картонажного цеха свыклись с чудом и даже гордились тем, что именно их цех избран неизвестным колдуном для запуска в жизнь своего изобретения.
Одно было плохо - рабочие больше не хотели выходить в столовую на обед. Некоторые брали с собой бутерброды, которые крошились прямо на рабочем месте, другие просто голодали, но упорно оставались на месте. Зинаида Федоровна сердилась, запрещала подходить к телевизору, занавешивала экран, однако кто-нибудь как бы невзначай норовил задеть его рукой, и пошло-поехало… глаз не оторвать.
Доложили, как водится, по начальству. Директор фабрики велел, было немедленно вынести нарушителя дисциплины из цеха вон, и выкинуть его на помойку, но мудрые головы в профкоме решили эту задачу иначе. Чтоб не обижать людей, не будоражить, решили вынести телевизор в столовую, чтобы люди и сказки смотрели, и одновременно жевали, а после всех загонять назад на рабочие места. Когда же взялись выносить телевизор - опять незадача, он оказался таким тяжелым, вроде к месту прирос. Не выносится и все тут! И совсем обнахалился, вовсе перестал выключаться. Даже ночью. Занавесили его большой простыней, так изображение стало проявляться на простыне, словно на киноэкране. Но фильмы пошли другие, взрослые, и такие душещипательные, все больше про любовь! Сначала рабочие еще жаловались, что музыка к фильмам жутко нудная, откуда-то колдун ее выкопал из прошлого века (может, то было время его детства?), а потом привыкли, и она им даже начала нравиться.
Пришлось рабочие столы вынести в другое помещение, а в бывший цех занесли столы из буфета. Оборудовали стойку, окно раздатчицы, и таким образом, столовая переехала на место картонажного цеха. Теперь люди могли смотреть кино, сидя за столами, на которых теснились пластиковые подносы цвета старого борща, с тарелками, где порционными горками были навалены салаты из рыжих помидор с сардинами, серые макароны с кусочками разваренного мяса и костей, и редкие перловые супы.
Слава об этой фабричной столовой пошла по всему Ковшову. Текучесть кадров на фабрике с 50 процентов упала до нуля. Зато желающих устроиться на фабрику было, хоть отбавляй. Дирекция тут же воспользовалась этим, и в Киеве выбили разрешение на открытие нового цеха на двести станков, которого раньше не давали в связи с дефицитом рабочих рук.
Столовую тоже пришлось, естественно расширить. Снесли перегородку, отделявшую бывший картонажный цех от вестибюля главного входа. Все равно он был закрыт, а все ходили с бокового, узкого. В вестибюль занесли добавочные столы, а перед самим экраном освободили часть пола, там установили длинный стол, накрытый красной скатертью, с графинами, все как положено. Все равно из области пришла на фабрику бумага с требованием что-нибудь рационализировать, и профком решил объединить столовую с залом заседаний. Рационализация получилась отличная: во-первых, экономия полезной площади, во-вторых, стопроцентное посещение всех общественных мероприятий, в-третьих, на этих мероприятиях уже никто не спал, все дружно смотрели в сторону длинного стола с красной скатертью.
Дела на фабрике пошли просто блестяще. Производительность труда выросла, все так спешили на обед, что работа в руках горела. И после работы всех, кто дневную норму перевыполнил, пускали назад в столовую на два часа. Да и в воскресенье, вместо того, чтобы по городу бесцельно шататься, да пиво пить, стали рабочие с женами на фабрику ходить. Где еще кино на халяву посмотришь, когда сейчас такие цены на билеты!
Стали поговаривать о том, чтобы еще расшириться, набрать людей и наладить безотходное производство - из обрезков сырья выпускать елочные игрушки. Некоторые горячие головы размечтались о том, что когда-нибудь на месте обувной фабрики откроется огромный комбинат с роскошным рестораном на тысячу мест и волшебным экраном во всю стену!
Но тут пришел из области указ - всю эту сказочную байду прекратить, рабочих вернуть на свои рабочие места и призвать работать, как и раньше - ударно и в сжатые сроки. Правда, они и так план перевыполняли, но уж как-то очень несерьезно, с телевизором, а работа дело нешуточное, нечего и в обед расслабляться и сказки смотреть. А волшебное чудо велено было использовать как-нибудь по назначению.
Собралось начальство. Решили: столы из столовой обратно вынести, заменить их рядами тесно стоящих стульев, вход открыть через главный вестибюль, боковой вход с фабрики закрыть кирпичной кладкой, чтоб фабричные не прорывались, на входе оборудовать кассу и продавать билеты по пять гривен за место. Подсчитали будущие прибыли - ахнули! Валюту за иностранные фильмы платить не надо, электроэнергии на проекцию тоже не надо, да еще зарплата киномеханика - 240 гривенок в месяц экономится. Чудо как хорошо!
Сказано - сделано. Просто замечательный получился кинотеатр. Директором и кассиром в одном лице решено было назначить Зинаиду Федоровну. Благо она первая с чудом познакомилась, пусть им и заведует.
В день праздничного открытия кинотеатра, промучившись всю ночь на бигуди, Зинаида Федоровна пришла на час раньше. Хотелось все посмотреть, проверить последний раз перед торжественным событием. Красная ленточка, ножницы - все было на месте. К 9 часам должны были приехать должностные лица из райадминистрации. Специально для них первые два ряда стульев заменили креслами.
Когда Зинаида Федоровна вошла в зал, ее удивила странная тишина. Светившийся много месяцев экран погас. Зинаида Федоровна подбежала к нему, заглянула за белое полотнище. Телевизора не было. Он исчез!
Коротко хекнув от неожиданности, Зинаида Федоровна бросилась обшаривать помещение - чуда не было нигде. Уставшая, потная, она присела на краешек кресла посидеть, поразмыслить, куда и каким образом мог исчезнуть телевизор, который столько месяцев никто не мог даже сдвинуть с места. И что же теперь делать, ведь билеты еще вчера были проданы на все сеансы, и большие начальники приедут, что же им объяснять теперь. И что вообще делать, Господи, Боже ж ты мой!?
И тут Зинаида Федоровна увидела его. Он извивался на спинке стула перед самыми глазами Зинаиды Федоровны и тихонько попискивал. Он был маленький, такой себе червячок с головкой, крохотным ротиком и ласковыми глазками, сантиметров 10 в высоту и светился розовато-перламутровым светом, как когда-то экран волшебного телевизора, когда все только начиналось.
Круглыми от удивления глазами Зинаида Федоровна глядела на него, затем наклонилась, чтобы рассмотреть получше и тут поняла, что его писк можно разобрать.
- Прощайте, Зинаида Федоровна, голубушка. Улетаю я.
- Кто ты?
- Я Постергейт. Инопланетянин. Не вышло у меня тут с чудом, уж вы простите. Не справился я с вами.
- А телевизор-то, телевизор, с собой, что ли забираешь? У нас ведь билеты проданы, из исполкома приедут, а кинотеатра нет. Из газеты тоже, наверное, придут, что ж делать мне?
Постергейт посмотрел на нее жалостливым взглядом и не ответил.
- Улетаешь-таки. Насовсем?
- Навсегда. Если в другой раз не пришлют.
- Постергеюшка, - взмолилась Зинаида Федоровна. - Скажи, пожалуйста, а для чего оно все было, а? Для чего нам давал все эти фильмы, мультики, ты же их все равно забираешь. Так зачем давал? И что у тебя именно не вышло, объясни, ведь все было так хорошо.
И тут Зинаиде Федоровне показалось, что в глазенках Постергейта промелькнула печаль, и что вопрос ее был неуместным и причинил ему боль. Собственно говоря, этого нельзя было увидеть в таких маленьких глазках, но она ощутила это так, словно та боль была ее собственной. И внезапно, словно свет в темноте зажегся - она поняла, зачем все это было, и чего не смог достичь Постергейт, и поняла также, почему именно сумела она это постичь.
И… вот! Теперь все это исчезнет и не проживет она больше чужую прекрасную жизнь, а останется ей только ее собственная, серая, обыкновенная. И не помчатся в прериях гордые индейцы вызволять белокурую красавицу, и благородные женщины не покинут роскошные дворцы ради каторжников сибирских. Смешной маленький Чарли не пройдет улицами Нью-Йорка, не усмехнется ей Мэрилин, не протянет Иван Маричке на ладони красные ягоды намыста. Не падет на колени Марютка перед убитой любовью своею: "Синегла-а-зенький, мой!" И даже музыка Постергейтова, утонченная мечтательная, а бывало и грозная, которая ей тоже когда-то казалась скучною, а потом такой прекрасною, покатилась от нее дробной россыпью звонов. Забили прощально литавры и печально запели скрипки, уплывая в небесную даль. Тоска охватила все ее естество, заныла в каждой клеточке тела, сдавила горло петлею. Она проглотила слезы, чтобы не причинять Постергейту еще большего огорчения.
- Постергеюшка, - снова начала Зинаида Федоровна. - Сделай тогда еще какое-нибудь чудо для меня. Не смогу я больше как раньше жить. Оставь мне чудо на память. Хоть что-то оставь, только бы оно было со мною…
- Что ж оставить, Зинаида Федоровна? Только скажите, сделаю все, что смогу…
- Сделай мне, сделай мне…- У Зинаиды Федоровны аж дыхание перехватило от открывшейся ей перспективы. - Знаешь что?
- Пошей мне такое платье, какое я три ночи подряд во сне видала. Какое и сама царевна не нашивала. Чтоб я одна на свете была! Не платье, а цветок живой!
Постергейт склонил головку в знак согласия, его свечение постепенно начало гаснуть, и он растаял в воздухе, оставив после себя легкий аромат озона.
В ближайшую субботу Зинаида Федоровна вышла пройтись по главной улице города под ручку с мужем. Она была одета в платье глубокого синего цвета, на тонком полупрозрачном фоне вырастали бархатные цветы, мягко ласкали шею, стекали по рукам, извивались стеблями при ходьбе, и когда Зинаида Федоровна поворачивалась, цветы разлетались, лиловым огнем вспыхивала ткань и юбка кружила, облегая ее толстые икры.
Женщины Ковшова были поражены в самое сердце. На следующий же день к Зинаиде Федоровне явилась некрасивая девушка в квадратных очках и строгом коричневом костюме. Она представилась художником-модельером местной швейной фабрики, долго рассматривала платье Зинаиды Федоровны, щупала его и тщательно зарисовывала в блокнот цветными фломастерами.
Через 4 месяца наступили праздники. Серое небо нависло над городом, ветер перекручивал транспаранты, мелкий осенний дождик намочил флаги и искусственные цветы в руках ковшовцев.
Зинаида Федоровна вышла в город с мужем и двумя детьми. Справа от себя она увидела колонну демократов с натянутым поперек бумажным транспарантом, радостно возвещавшим о демократических достижениях в Украине, слева двигалась колонна коммунистов с начертанными на кумачовом полотнище лозунгами, напрочь опровергавшими продекларированные правой колонной достижения.
Первой, кого увидела Зинаида Федоровна в одной из колонн, была женщина в синем шифоновом платье с нашитыми на него неровно вырезанными из лилового бархата цветами. Глубокое декольте оголяло грубую красную кожу на груди и никак не вязалось с осенней погодой. На другой женщине тоже было синее платье с нашитыми голубыми цветами. И в другой колонне тоже. Вот еще одна, и еще, и еще… Зинаида Федоровна огляделась вокруг. На центральную площадь города стекались толпы народу и на всех женщинах были синие платья с нашитыми цветами разных тонов и оттенков.
Мечта, тиражированная на потоке и поставленная на крепкую промышленную основу, мечта, размноженная в бесчисленном количестве экземпляров, опаскуженная недопоставками смежников и привычным нищенским мышлением ее "творцов" надвигалась на Зинаиду Федоровну со всех сторон.
Зинаида Федоровна подняла голову и с тоской посмотрела в небо, в ту его далекую точку, где по ее представлениям летел корабль Постергейта, возвращаясь на свою чудесную планету. Ее химическая завивка намокла под дождем, и жидкие прядки светлых волос прилипли к шее. Дети, которым надоело стоять на месте, подхватили ее с двух сторон под руки и потащили туда, на площадь, где из динамика лилась бодрая музыка, доносился стук шахтерских касок о землю и звучно-бодрое - "Нас багато, нас не подолати!"

Виктория КОЛТУНОВА E-mail автора: levanta@renome-i.net

16-02-2006 23:42 Україна // URL: http://maidan.org.ua/static/narnews/1140126155.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у новинах, можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) новини, на яку ви посилаєтся.




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua