першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

Дело Ягронюк

19-06-2006 23:09 Донеччина // URL: http://maidan.org.ua/static/narnews/1150747769.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

«ДЛЯ ЛУЦЕНКО»

В судебную палату .
по рассмотрению уголовных дел .
Донецкого Апелляционного суда.
83000 г. Донецк .
пл.Правосудия,1 .

копия: осужденному Ягронюк Роману Демедовичу .
находится под стражей
копия: осужденному Демченко Николаю Анатольевичу.
находится под стражей
копия: потерпевшей Зубко Маргарите Александровне .
проживает г.Снежное ул.Чкалова,35
копия: интернет – издание Майдан .
(рубрика «дело Ягронюка»).
копия: Секретариат Уполномоченного Верховного .
Совета Украины по правам человека.
ул.Институтская 21/8 г.Киев 01008.


Апелляционная жалоба

1 июня Акуленко зачитал приговор которым он осудил моего сына Романа по ст.187 УК Украины за совершение разбойного нападения на Зубко М.А. Никакой неожиданности от этого приговора у меня не было, ибо Акуленко не вправе был участвовать в рассмотрении дела, так как с большой ненавистью относился ко мне и моему сыну из-за того, что я мешала беззаконию, допущенному милицией и прокуратурой г.Снежное.
Текст приговора подтвердил мое мнение о некомпетентности Акуленко как судьи, а так же тот факт, что для постановления справедливого приговора необходима не доказанность вины, а кое-что другое.

До вынесения приговора судья Акуленко был в прямом сговоре с прокурором, что подтверждалось на протяжении всех судебных заседаний. Большинство моих ходатайств Акуленко с большим негодованием отклонял. Несмотря на то что прокурор в суде молчал все его обязанности брал на себя и выполнял судья Акуленко. И стоило единственный раз сделать заявление прокурору, как моментально судья с этим согласился. Ни для кого не секрет, что прокурор и судья принимавший участие в аресте обвиняемого несут ответственность за незаконный арест. Поэтому Акуленко не вправе был выносить законный приговор в отношении осужденных так как от этого зависела репутация судьи и прокурора. Именно поэтому 30 мая 2006 г. Акуленко после того как получил копию моей защитительной речи, с обвинителем пошел в свой кабинет и позвал туда судью Савкову которая арестовывала Романа. Там они долгое время обсуждал мою речь. После 45 минутного совещания они вышли из кабинета и Акуленко заявил в зале суда, что лишает меня права на произношение дальнейшей защитительной речи. А ведь в ст.318 УПКУ записано, что суду запрещено ограничивать продолжительность судебных прений определенным временем.

После того как мне было запрещено произносить защитительную речь, Акуленко даже не позволил никому произносить реплику. Поэтому я даже в реплике не могла заявить о тех нарушениях, которые были установлены на досудебном следствии и в ходе судебных заседаний.

Все это произошло из-за того что отсутствовали народные заседатели, которые никогда бы такой приговор не подписали. А лично судье моя речь оказалась как кость в горле, ибо у него было свое мнение, и он не пожелал, чтобы присутствовавшие в зале люди знали о почти всех фальсификациях, к которым он сам причастен. Все происходившие с 08.12.05 по настоящее время фальсификации описать просто невозможно.

Необходимо вспомнить, что органы досудебного следствия лишили меня возможности ознакомления с делом, так как у меня бы появилось много ходатайств. Акуленко должен знать, что согласно ст.222 УПКУ следователь обязан ознакомить защитника с материалами дела. Это мое право досудебное следствие проигнорировано. И Акуленко обязан был возвратить дело на доследование, так как это грубейшее нарушение права на защиту. Однако, доследование в планы Акуленко не входило и он дал мне возможность частично ознакомиться с материалами дела. Для того чтобы факт беззакония скрыть Акуленко на данное нарушение никак не отреагировал. А на мое требование о предоставлении небольшого промежутка времени для окончательного ознакомления с материалами дела, заявил что больше времени не даст. Таким образом Акуленко доказал свою полную заинтересованность в исходе дела. Позже Вы узнаете, что это Акуленко сделал не случайно, и не случайны меркантильные интересы.

24.02.06 г. судья Акуленко проводил предварительное слушание дела. В связи с тем, что во время слушания не применялась аудиозапись и протокол имел существенные неточности, а судьей в установленный законом срок подписан не был, то предание дела суду явилось незаконным. Когда, Акуленко узнал о поданных замечаниях то заявил, что разберется кто посмел меня ознакомить с псевдопротоколом который он не подписал из-за болезни. Однако, он не болел, а был в отъезде по своим личным делам как мне сказали знакомые проживающие в одном доме с ним.

Поскольку в обвинительном заключении записано, что осужденные 08.12.05г. уходили с рабочего места и распивали спиртные напитки я обратилась с официальным запросом на завод Химмаш откуда мне пришел ответ о том, что они не отлучались, в нетрезвом состоянии не находились и отработали 08.12.05г. полный рабочий день. Следовательно, задержанные с помощью дознавателя Сервули себя оговорили (л.д.13-14,17-18). По месту работы было проведено собрание, которое заявило ходатайство о взятии на поруки Демченко и Ягронюка. По указанию Акуленко я направились в заводоуправление за письменным ходатайством от администрации в адрес суда. Однако, в отделе кадров мне сказали, что Акуленко звонил к ним, накричал на них за протокол и угрожал, что если ходатайство руководство подпишет то он вынесет частное определение. Из-за этого ходатайство на имя суда подписано не было. Для чего Акуленко так поступил?

На протяжении следствия (л.д.11,21,82,3,6,10-11) потерпевшая Зубко Маргарита в присутствии своей матери, а так же ее мать Зубко Л.Д. давали последовательные показания о том, что Маргарита ушла из магазина «Кумир» где работает ее мать после 19час. Эти показания они же давали в судебных заседаниях. Однако после допроса свидетелей Ягронюк Д.Д. и Руденко М.А. в суде пояснивших, что в 18ч50м мой сын был во дворе нашего жилого массива - произошло преступление (со стороны должностных лиц власти). Судья Акуленко выполняя обязанности прокурора, занялся сбором доказательств и 20.04.06г. после открытия судебного заседания ухмыляясь спросил у потерпевшей: «так когда же ты ушла от матери из магазина?» Мать потерпевшей тут же подсказала дочери и та ответила: что в 18ч15м.

Нет сомнения что потерпевшая 20.04.06г. дала суду заведомо ложные показания и подлежит привлечению к уголовной ответственности по ст.384 УКУ и не только за ложь в части времени совершения преступления но и в части обвинения Романа в том что он держал предмет напоминающий нож у ее горла и причинил ей телесные повреждения.
1) Показания потерпевшей в части применения насилия опровергаются ее же заявлением от 08.12.05г. (л.д.36), где она будучи предупрежденной об уголовной ответственности за ложный донос сообщила, что парень который держал возле ее горла нож (то бишь Демченко) был задержан и его до приезда милиции не отпускали. В дальнейшем она изменила показания и стала заявлять что с ножом был не Демченко.
2) Что касается времени совершения преступления то следует заметить что в этой части показания потерпевшей опровергаются:
-ее последовательными показаниями на следствии (л.д.6-8,51,52)
- ее показаниями в суде до 20.04.06г.
- пояснениями ее матери на следствии (л.д.3,11)
- показаниями свидетелей Калиткина Е.А. (л.д.12,49-50,53) на следствии и в суде
- показаниями свидетеля Шепелевича А.В. (л.д.15-16, 60-62,65-66) на следствии и в суде
- показаниями свидетеля Капустиной (л.д.54-56) на следствии и в суде
- показаниями свидетеля Левашовой И.В. (л.д.57-59) на следствии и в суде
- показаниями свидетеля Литвиновой Н.М. (л.д. 63-64) на следствии (в суд Акуленко этого свидетеля вызывать не пожелал)

Все перечисленные лица пояснили что видели потерпевшую с двумя парнями на пер.Ингулецком между ул.Кошевого и Калинина около 19час 00мин, в начале 20час 00мин.

Изменение своих показаний потерпевшая ничем не обосновала. Хотя и так понятно что выполняла указания правоохранительных органов. В приговоре суд не приводит никаких доказательств подтверждающих правдивость изменения показаний потерпевшей. Следовательно она подлежит привлечению к уголовной ответственности за ложный донос и неправдивые показания. Если же суд считает что она 20.04.06г. дала правдивые показания то к уголовной ответственности подлежат привлечению все перечисленные выше свидетели так как нескольких истин не бывает (а также потерпевшую необходимо привлечь за дачу ложных показаний во время следствия и в суде до 20.04.06г., когда она изменила показания по указанию Акуленко). Игнорируя показания подавляющего большинства свидетелей и беря за основу показания только потерпевшей суд проявил неуважение к закону и постановил заведомо незаконный приговор.

В судебном заседании было доказано алиби Ягронюка Р.Д. Из показаний свидетеля Бабаковой Н.И. было установлено, что Ягронюк Роман заходил к ней не между 18 и 19 часами как указал Акуленко в приговоре а около 18 ч 30 м. Так же Акуленко указывает что Роман приобрел только бутылку пива в долг, что не соответствует показаниям свидетеля. Бабакова показала что Роман отстояв очередь приобрел продукты к дню рождения отца на сумму более 25 гривен у него не хватило на пиво и он взял пиво в долг и ушел. 10 числа она от меня узнала что Романа арестовали.

А если учесть что около 18ч50м он с продуктами шел по двору жилого массива то доводы Акуленко о том что Ягронюк создал себе алиби выглядят смешными.

Для того чтобы помочь прокурору Акуленко пошел на фарс. Зная о том что при ходьбе в ночное время не спеша в зимней одежде и сапогах на высоких каблуках от магазина «Кумир» до пересечения ул.Советской и пер.Ингулецкий и повернуть в переулок занимает не менее 25мин, судья умышленно «подтащил» приход потерпевшей к перекрестку к 18ч40м, а чтобы опровергнуть алиби осужденного он заставил молодого спортсмена-статиста бежать от дома №1 до перекрестка на что последней справился за 6мин.

Данная фальсификация полностью опровергается реальностью. Для того чтобы сделать такой вывод Акуленко должен был изучить материалы дела, а не заниматься умышленной примитивной подтасовкой доказательств.

Потерпевшая показывала что ее волоком вели от начала пер.Ингулецкий до ул.Артема, а это расстояние около 700 метров. Как видите эти 700 метров статист не бежал так как ул.Артема расположена в противоположном направлении к дому осужденного.

Но и это не все. Очевидцы и потерпевшая дали пояснения о том что когда Шепелевич и Калиткин побежали к тому месту где кричала потерпевшая, и подозреваемые побежали в сторону станции Софьино-Бродская. Демченко был задержан, а второй убежал в лесной массив расположенный за станцией на расстоянии около 400 метров.

Таким образом Акуленко сократил расстояние от места где «скрылся» второй нападавший к месту жительства Ягронюка на минимум на 1700 метров.

Но и это не все. На пер.Ингулецком долго ожидали милицию. Следовательно второй нападавший должен был возвращаться как минимум либо по пер.Шевченко. либо по ул.Донской, что опять-таки влияет на увеличение расстояния около 600 метров к дому № 2 ул.250 лет Донбасса где расположен маг.«Визит», а затем к дому №1 по ул. 250 лет Донбасса еще рассиояеие еще увеличивается на 200 метров, где проживает осужденный. Итого что бы выбрать ся из леса зайти в магазин и прийти до мой необходимо преодолеть расстояние 2500 метров. Так же Акуленко не пожелал чтобы статист зашел в магазин «Визит» и купил продукты, а затем стремглав побежал к дому № 1.

Акуленко правильно пишет в приговоре что Роман зашел в магазин только лишь для того что бы купить бутылку пива в долг. А где же тогда по мнению Акуленко Роман купил продукты, которые он принес домой? (Акуленко в приговор это не отрицает). Если Акуленко считает что Роман убегал с места происшествия только лишь до маг.«Визит», то непонятно почему Акуленко не пишет в приговоре, что у Романа была сумка с продуктами. Наоборот- Акуленко в приговоре указывает, что левой рукой Роман держал губы потерпевшей, а правой виртуальный складной измерительный прибор. Но при этом Акуленко не пишет в приговоре, что у Романа во время выдуманного нападения была сумка с продуктами в которой были куриные яйца.

Свидетель Руденко М.А. указывает, что Романа видела идущим спокойным шагом с сумкой в руке. У Романа не выяснили обстоятельство как он бежав с огромной скоростью по буеракам, по сплошной грязи в следствии сырой погоды и более чем двадцатилетнего не ремонтирования ни дорог ни тротуаров смог зайти в магазин не заляпанный с ног до головы грязью и не запыхавшийся. Свидетель Бабакова – продавец магазина – категорически указывает что Роман был спокоен и ни чего необычного она не отметила, отдышек свидетельствующих о беге у него так же не было. Попутно хочу заметить что если мысленно продолжить линию пер.Ингулецкого на восток до леса, то по этой линии на расстоянии около 2,0-2,5км расположен дом №1 по ул.250 лет Донбасса. Акуленко пишет в приговоре, что маг. «Визит», дом где проживает Ягронюк, место происшествия (пересечение ул.Артема и пер.Ингулецкий) находятся в одном районе. Это -заведомая ложь: маг.«Визит» и дом №1 находятся в конце (на западе) мкр.«Черемушки»;ул.Артема-в конце (на востоке) пос.Софьино-Бродская, а лесной массив за территорией пос.Софьино-Бродская.

В п.8 Постановления Пленума Верховного Суда Украины №5 от 29.06.90г. «О выполнении судами Украины законодательства по вопросам судебного рассмотрения уголовных дел и постановления приговора» указано что суд обязан с достаточной полнотой устанавливать время, способ и место совершения преступления. Акуленко уклонился от этих рекомендаций и в приговоре пишет: что от 18 до 19 часов 08.12.05г. Ягронюк совершил разбойное нападение на потерпевшую. Ложность этих выводов заключается в том что около 18ч30м («+,-» 15 мин) Ягронюк находился в магазине «Визит» ( на расстоянии около 2 км от места происшествия). Если учесть состояние погоды (слякоть, темнота, колдобины, зимняя одежда и обувь) то за 6 мин невозможно преодолеть такое расстояние.

Но самую главное бесстыдство Акуленко совершил в том что данное судебно-следственное действие он производил без подсудимых и защитников. И не исключена возможность, что данные хронометража - сфальсифицированы.

И вообще был ли хронометраж? Ведь Акуленко скрыл время и якобы проведенный хронометраж провел в тайне от защитника Ягронюк. Несмотря на неоднократные ходатайства защитника Ягронюка с указанием условий проведения и видеозаписью. Для чего вообще прокурор ставил в известность суд о том что собирается делать хронометраж – загадка. Ведь о результатах суд так и не был должным образом поставлен в известность, Акуленко скороговоркой, невнятно зачитал документ о проведенном хронометраже, не дав возможности на слух его проанализировать, были понятны только некоторые моменты, даже не назвал фамилию статиста, и почему то статист бежал не от места происшествия к дому а в обратном направлении. На просьбу защитника Ягронюк о выдачи копии такого важного документа, судьей было категорически отказано.

Кстати из ведения дела усматривается что Акуленко считает хронометраж самым важным доказательством совершения Ягронюк Р. преступления. Ни отсутствие орудия преступления, ни прямое не указание на преступника, ни отсутствие следов на одежде -это для судьи не доказательства, что Романа на месте преступления вообще не было, а вот если бы он смог вложиться в данный отрезок времени -это для судьи доказательство, что бы человека осудить на 8 лет лишения свободы. Даже если Акуленко безупречно подтасовал бы время в хронометраже, этот факт все -равно не доказывает разбойного нападения на потерпевшую Ягронюком!

Кроме того непонятно: зачем статисту было бежать? Даже в тех показаниях, которые Роман якобы давал под психическим, а возможно и физическим воздействием, он ни словом не обмолвился о том что домой он бежал с лесного массива, куда он якобы убежал спасаясь от Шепелевича и Калиткина. Только Акуленко может знать для чего нужно было проводить кросс и с какой низменной целью он нарушил требования ст.ст.261 и 263 УКП Украины, а так же п.9 постановления №5 Пленума ВСУ!

В соответствии с п.15 постановления №5 пленума ВСУ, мотивировочная часть приговора должна содержать формулировку обвинения, признанную судом доказанным, с обязательным указанием места, времени, способа совершения и мотивов.

Если вчитаться в текст приговора, то ни о каком разбойном нападении Акуленко не пишет. Цитирую почти дословно: «….находясь на ул.Советской, увидели потерпевшую Зубко М.А. и с целью нападения и завладения ее имуществом вступили в преступный сговор….» При этом Акуленко забыл что сговор между нападавшими должен заключаться именно в разбое, а не ином похищении имущества. Поскольку до нападения подсудимые не оговорили способ причинения телесных повреждений опасных для здоровья и не оговорили угроз, а так же применения орудий преступления, то такие действия нельзя квалифицировать как разбой. А можно квалифицировать как покушение на грабеж.

Если верить приговору в той части что каждый из подсудимых высказывал угрозы применения насилия, то - в каждом данном случае -эксцесс исполнителя для каждого из них.

Даже суд указывает в приговоре о том что Демченко самостоятельно поднял осколок кирпича, но Ягронюку об этом ничего не сказал. А Ягронюк использовал металлический складной метр (о чем так же заранее Демченко ничего не говорил), для достижения цели завладения имуществом потерпевшей. Но и в этом случае при наличии группы отсутствует предварительный сговор а следовательно нет главного квалифицирующего признака ст.187 ч.2 УК Украины. Удивляет тупость адвоката осужденного Демченко которая не оспаривала квалификацию а требовала от подзащитного и моего сына покаяться и признать вину.

Осудив Ягронюка за разбой с применениями складного метра Акуленко не указывает место нахождения орудия преступления, и переложил на Ягронюка бремя доказывания своей невиновности.

Затем Акуленко пишет в приговоре, что Демченко и Ягронюк причинили потерпевшей легкие телесные повреждения. Однако не пожелал учитывать данный квалифицирующий признак в приговоре.

Цель, которую преследовал Акуленко – понятна. Он согласно ст.277 УПК Украины обязан был вернуть дело на доследование после изменения обвинения в суде. В новом постановлении прокурор отягчил положение подсудимых. Однако судья проигнорировал указания закона, на дополнительное расследование дело не возвратил и принял к рассмотрению постановление об увеличении пределов обвинения, хотя я писала в своих возражениях о незаконности нового обвинения.

В п.17 Постановления Пленума ВСУ №5 записано: «…..В основу приговора могут быть положены только достоверные доказательства исследованные в суде. Суд дает окончательную оценку по убеждению, базирующемуся на всестороннем полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела с точки зрения допустимости достоверности и категорических суждениях которые исключали бы сомнение принятия одних и отклонение других доказательств должно быть мотивировано».

В приговоре указано что Ягронюк мог добежать от ул.Советская до дома что бы создать алиби. Следовательно суд сомневается что пешком он бы не дошел поэтому судья заставил «задним числом» Ягронюка бежать….Но в установочной части суд не указывает о том куда скрылся Ягронюк каким путем он добирался из лесного массива домой и сколько времени затратил? Следовательно суд допустил существенный пробел и составил обвинительный приговор на предположениях.

Все вышеизложенное судом проигнорировано. Никаких достоверных данных о наличии у Ягронюка складного метра суд не указывает. Разоблачение дознавателя Сервули в фальсификации при составлении объяснительных Демченко и Ягронюка полностью идентичных по содержанию, в приговоре не отражено. В суде Ягронюк заявлял что его психически истязали: Задержали около 8ч45м 09.12.05г. лишили пищи и воды запретили пользоваться туалетом угрожали применением насилия в камере и заставляли отказаться от защитника. Данный факт подтверждается протоколом задержания (л.д.38) из которого усматривается, что задержан Ягронюк Р.Д. был 09.12.05г. 18ч50м А где он до этого был ? Суд достоверно не отвечает.

Поскольку показания подозреваемых и обвиняемых зачитывались по личной инициативе Акуленко то они не могут быть положены в основу приговора в связи с отсутствием беспристрастности суда. А если учесть что подавляющие большинство «признаний на следствии» было опровергнуты в суде то суд обязан был оговорить в приговоре в какой именно части Демченко и Ягронюк говорили правду.

Попрошу оценить суть приговора: Ягронюк и Демченко –матерые разбойники готовые применить угрозу лишения жизни. Цель -нажива: забрать все ценное у потерпевшей.

На самом деле: все иначе. У потерпевшей потребовали отдать сумку она не отдает. Головной убор, шубу, драгоценности с нее не снимают, дважды звонит мобильный телефон…. матерые преступника желающие завладеть чужим имуществом требуют разбить телефонную трубку или отключить. Потерпевшая якобы воспринявшая угрозы реально отказывается отдать трубку и уничтожить ее. Сколько времени длится разбой: -считанные секунды или долгие минуты? Следовательно не было угроз не было нападений! Просто, Демченко –один или с кем то решил с ней познакомиться и оскорбительно приставал, что можно расценить как мелкое хулиганство.

Обратите внимание на л.д.11 -объяснение матери потерпевшей, Гончаровы ей сообщили что ее дочь чуть не изнасиловали и ни слова о разбое.

Что касается показаний Демченко то я узнала от его родителей, что еще в переулке он был избит Шепелевичем и Калиткиным. Суд зачитал протокол изъятия у Шепелевича сумки. Однако вещ.доки суд (в лице Акуленко) отказался обозревать потому, что на осколке кирпича поднятого с грязной дороги отсутствуют следы грязи, сумка с повреждениями, зимняя фуражка с тресну козырьком, наручные часы с порванным ремешком. Сам Николай был зверски избит. После такого обращения он мог что угодно подписать. К тому же проследите пояснения Шепелевича: он ни слова не упоминает о вещ.доках (л.д.15-16). Но затем он вступил в сговор со своими коллегами-милиционерами, и оказался главным и славным свидетелем. Он сумку сберег как вещественно доказательство. Это ли -не фальсификация?

Аналогичные издевательства претерпел Демченко. Все очевидцы поясняли, что его доставили в милицию 08.12.05г. Но в ИВС поместили только 09.12.05г. Почему? Потому, что надо было «украсть» сутки содержания под стражей и повеселиться на допросах с милицейскими методами (л.д.25-26).

Прокурор полностью одобрил милицейский произвол так как опасается незаконного ареста невиновных.

Я полагаю, что дело должно быть расследовано по закону а не по желанию тех лиц которые его запутали. Приговор подлежит отмене в связи с односторонностью дознания досудебного и судебного следствия, не соответствия фактов изложенных в приговоре обстоятельствам дела существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

На основании изложенного и в соответствии со ст.375-378 УПК Украины
Прошу:
Приговор Снежнянского городского суда от 01.06.06г. отменить в отношении Ягронюка Романа Демедовича и прекратить дело.

Приложение
- 3 копии апелляционной жалобы для вручения Ягронюку Р.Д. прокурору и потерпевшей Зубко М.А.
(интересов которых жалоба касается)
- копия протокол собрания рабочих и служащих завода
- копия письменный ответ руководства завода Химмаш.

Защитник осужденного Ягронюка Р.Д. Ягронюк В.Н. 14.06.06 г.


тел матери-защитника: 8(050)2652725 электронный адрес: 1265@list.ru
86510 Донецкая обл.г.Снежное ул.250 лет Донбасса 1/36.

19-06-2006 23:09 Донеччина // URL: http://maidan.org.ua/static/narnews/1150747769.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у новинах, можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) новини, на яку ви посилаєтся.




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua