першановинистаттізахідцентрвостокпівденькримфорум пошукконтакти  

Грязные игры с усыновлением – кто торгует сиротами?

17-04-2009 07:14 // URL: http://maidan.org.ua/static/narnews/1239941667.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Мало того, что на международное усыновление упорно вешается ярлык «торговлей детьми», так вдобавок усыновителям, как реальным, так и потенциальным, приписывались еще и злодеяния, вполне достойные легендарного Джека-потрошителя – вплоть до обвинений в изъятии с целью трансплантации человеческих органов и тканей. Черного цвета не жалел никто, так что в сравнении с приведенными выше «страшилками» обвинения в сексуальной и трудовой эксплуатаций детей, которых, оказывается, «именно с этой целью берут на усыновление иностранцы», звучали почти невинно...

Можно сказать, что подобный «шлейф» негатива тянется за международным усыновлением с нашумевшего в свое время «львовского дела». Подробности его были достаточно широко растиражированы в отечественных СМИ, так что возвращаться к ним мы не будем. Констатируем лишь тот факт, что этот громкий скандал имел и позитивные последствия – после него в Украине был наложен мораторий на иностранное усыновление, принято новое законодательство в соответствующей области, создан центральный орган, в компетенцию которого вошли эти вопросы, а также банк данных детей, которые могут быть усыновлены. Таким образом, усыновление детей иностранцами обрело окончательно вошло в цивилизованное русло и стало возможным лишь в правовом поле.

Казалось бы – пора отрешиться от негатива (за которым, как правило нет ничего кроме слухов и чистых эмоций,) начать писать и говорить о международном усыновлении объективно. А объективно в данном случае значит – положительно. Ведь, если не кривить душой, то придется признать, что за последние годы десятки тысяч детей обрели главное, без чего их жизнь никогда не могла бы стать счастливой - свои семьи. Да, пусть это случилось за пределами Украины – но ведь дети-то обрели, а не утратили! Многие из них уже выросли, выучились, стали достойными членами общества, обрели душевный покой и материальной благосостояние. Сегодня они твердо стоят на ногах и уверено смотрят в завтрашний день. И, кстати, если вдуматься – ведь по законодательству Украины, дети, усыновление иностранными гражданами, получают двойное гражданство, от них не скрывается факт усыновления и страна происхождения! Но вот что-то мне неизвестны случаи, когда бы хоть кто-то из усыновленных в Украине детей, по достижении 18-летнего возраста рвался обратно на Родину… С одной стороны, это, конечно же, печально. Но с другой – за детей можно все-таки порадоваться – значит, в новообретенном доме им все-таки не плохо.

И, кстати говоря, не установлено ни одного случая, чтобы с украинскими детьми, усыновленными за границу, произошли реальные факты насилия, продажи, а тем паче – изъятия органов для трансплантации и прочих нехороших вещей. Кое-какие скандальные слухи иногда возникают, но, к счастью, официального подтверждения таковым не находится. А что до отсутствия отчетов об условиях проживания детей в семьях иностранных усыновителей, то связано оно не с плохим отношениям к детям, а объективно зависит от несоответствия норм национального законодательства законодательству стран, в которых проживают усыновленные дети. Порой виною всему элементарная нерадивость консулов, которые за текучкой не успевают осуществлять консульский надзор.

Однако, спекуляции и огульные обвинения в адрес иностранного усыновления продолжаются. Создается впечатление, что обелить эту благородную миссию, объективно оценивать и освещать связанные с ней процессы просто невыгодно! Кому-то на руку, чтобы на иностранном усыновлении навеки оставалось клеймо чего-то преступного. Кому?

Чтобы попытаться найти ответ, необходимо, прежде всего, вспомнить, что сколько ни было руководителей Центра по усыновлению детей (уже бывшего), столько его работников обвиняли в злоупотреблениях. Больше всего досталось последнему директору. Но, как оказалось, суть вопроса была абсолютно в другом…


В свое время, под определенного человека, приближенного к «гаранту», было создано Министерство семьи и молодежи – совершенно удивительный орган государственной власти, фактически изначально не имевший четко определенных функций и задач. Оно занималось всем… и ничем. Для того, чтобы укрепиться и состояться в системе центральных органов исполнительной власти, министерство принялось «нанизывать», как бусинки на ниточку, полномочия.

В министерстве, не имеющем в подчинении или в управлении ни единого детского учреждения, решили, что именно оно должно заниматься судьбами детей вообще, и, в частности – детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. «Умелой рукой» в законодательство были внесены соответствующие «нужные» изменения. Детские дома семейного типа, которых на то время было чуть больше семидесяти, из учреждений, которые берут на воспитание детей-сирот, (хочу заметить, за государственные деньги и казенное обеспечение!), превратились в… семьи! Естественно, перейдя «под крыло» министерства. Ведь в его названии слово «семья» все-таки присутствует!

Затем был проведен эксперимент с приемными семьями, и они получили законодательное положение, а министерство – новые объекты для «регулирования». Дальше – больше… Министерство семьи и молодежи распространило сферу своих интересов на тендеры по оздоровление детей, в том числе и за границей, и т.д и т.п.

Апофеозом стало перетягивание под «крышу» министерства вопросов усыновления и создание соответствующего органа власти - Государственного департамента по усыновлению и защите прав детей. Но вот только реально вопросами усыновления департамент заниматься никогда и не собирался, а иностранному усыновлению и вовсе готовил похороны.

Почему? А зачем заниматься «скандальным» направлением?! Гораздо выгоднее - для получения иностранных инвестиций! - придумать «Программу реформирования органов опеки и развития семейных форм воспитания детей». Это «ноу-хау» было удачно преподнесено «гаранту» державы и, как результат, было возведено в ранг государственной политики. На места был доведен «план» о создании определенного количества приемных семей, из Государственного бюджета потекли миллионные реки, а различного рода международные организации, в том числе ЮНИСЕФ, стали перечислять на эти же цели миллионы евро.

Но если проконтролировать целевое использование государственных денег еще возможно, то куда уходят деньги инвесторов, выяснить без их же просьбы, нельзя никак! Инвестору же, дабы пустить пыль в глаза и «навешать лапши», демонстрируются лучшие детские дома семейного типа - созданные, кстати, еще Министерством образования! Все довольны, а денежки тем временем текут и текут. Чего стоит только программа «Родина для дитини» - «ценой вопроса» которой стали около 4 миллионов долларов США! В соответствии в этой программой деньги нужны… для укрепления «потенциала Министерства по делам семьи, молодежи и спорта», а также аналогичного «потенциала» на местах и помощи ущербным детям в «пилотных» областях! Достойно… Потому, как «укрепление потенциала» Министерству действительно требуется - ведь более непрофессиональной, популистской команды его стены не помнят. Да, действительно - в «трудах тяжких» для достижения собственных «шкурных» интересов и целей эта команда превзошла все ожидания.

И, надо отдать должное, целей этих достигла. Правда, методы не всегда были моральными и. уж точно - всегда далеки от интересов детей. Долгое время обществу навязывали понятие семейных форм воспитания, целенаправленно обобщая приемных родителей с усыновителями, на места давали указания уговаривать людей, которые хотят усыновить ребенка, на создание приемной семьи. И это имело успех, потому что вместо бесплатного усыновления люди берут на воспитание в семью ребенка за деньги, тем самым, решая свои финансовые проблемы. Как результат - около 6 тысяч детей «распихали» по приемным семьям и детским домам семейного типа. Иногда в ущерб ребенку, без его согласия, хотя закон требует такового.

А что ждет ребенка после выхода из приемной семьи?! Ведь он там находиться временно - до 18 или же до 23 лет, (последнее - если учится стационарно в учебном заведении). За его плечами пустота - ни жилья, ни денег, ни семьи. Он опять «ничейный» и никому не нужный, отнесенный законом Украины к позорной категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей…

После того, как был пролоббирован закон о материальном стимулировании национальных усыновителей, (опять же – под эти программы можно привлечь иностранных инвесторов!), команда Министерства по делам семьи и молодежи принялась популяризировать национальное усыновление. Из уст Министра звучат цифры о 3 миллионах украинцев, «которые могут усыновить детей». Но как в таком случае ответить на простейший вопрос: «Если в банке данных детей, подлежащих усыновлению, таковых только 30 тысяч, почему же они, в таком случае до сих пор не усыновлены украинскими гражданами поголовно – при трех-то миллионах желающих (по десять на каждого ребенка)!?!»

А что же усыновление детей иностранцами? Так при таком спросе украинских усыновителей оно вроде бы как и не нужно… Поэтому министерство сначала вводит квоту на количество иностранцев, которые могут усыновить детей, значительно уменьшая количество могущих подать документы о желании взять на усыновление сирот из Украины. И этот нехитрый маневр сразу дает возможность на всех уровнях говорить об уменьшении количества детей, усыновленных иностранными гражданами и увеличении усыновления детей гражданами Украины!

Затем, с целью перехода на «ручное управление» международным усыновлением, несколько лет делаются попытки «протолкнуть» Гаагскую конвенцию о защите детей и сотрудничестве в сфере международного усыновления. Вы спросите, зачем это им надо? Отвечу - госпоже Людмиле Волынец - директору Департамента, очень хотелось самой определять страны и инвесторов, которые будут допущены к иностранному усыновлению. Не получилось…

Но останавливаться никто и не подумал! В своем цинизме она дошла до законопроекта о моратории на иностранное усыновление, который бездумно «подмахнули» народные депутаты Украины Евгений Суслов и Екатерина Лукьянова. Суть законопроекта состоит в том, что иностранцы, в принципе, могут усыновлять детей, но только если они постоянно проживают в странах, с которыми Украина заключила двухсторонние договора о сотрудничестве по вопросам усыновления. Вся изюминка заключаться в том, что украинских детей в основном усыновляют граждане тех стран, которые ратифицировали Гаагскую конвенцию. А по требованиям конвенции страны, ее ратифицировавшие, не могут заключать дополнительных договоров!

Если говорить простым языком новый закон ставит на международном усыновлении жирный крест. А ведь дети ждут, что и для них найдутся мамы и папы... Кстати, их количество не уменьшается. Ежегодно от более чем тысячи украинских малышей отказываются мамы в родильных домах. Такое же количество бросается «мамашами» после получения единоразовой государственной помощи за рождение ребенка. Сотни родителей ежегодно лишаются родительских прав из-за беспробудного пьянства и наркомании. Таких детей сегодня в детских домах и интернатах более 30 тысяч. А уж если поднять государственную статистику за все время независимости Украины, то складывается и вовсе крайне нелицеприятная картина. Например, В 1996 году детское население Украины составляло 12 миллионов, из них детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей было чуть больше 90 тысяч Сегодня детей только 8 миллионов, а сирот - более 103 тысяч...

Но при этом народные избранники и прочие политические деятели, «вболіваючи за дітей України», разбрасываются красивыми фразами, напоказ ратуя за «збереження генофонду України».

Мне вот интересно, почему же они так не ратуют за свой собственный элитный «генофонд», когда отправляют учиться своих детей в лучшие колледжи Европы, Америки, Англии? Когда создают собственным отпрыскам все условия для жизни как раз за рубежом (счета в банках, недвижимость и прочее). А так называемый «государственный генофонд» оставляют в Украине.

К слову об этом генофонде… Кто бросает детей? У кого их отбирают в судебном порядке? Неужели у порядочных, интеллигентных, высокообразованных родителей? К моему глубокому сожалению, нужно признать горькую правду – в основном это дети опустившихся бродяжек, которые не знают от кого понесли, как правило, с букетом венерических заболеваний, ведущих далеко не здоровый образ жизни. Очень редко от подобных горе-мамаш рождаются здоровые дети. Большинство из них - с тяжелой наследственностью, глубокой умственной отсталостью, ВИЧ-инфицированные, с болезнью Дауна. Именно этим объективно объясняются трудности национального усыновления. Ведь родители, которые хотят усыновить ребенка для себя, а не за деньги, ищут здорового, крепкого малыша без отягощенной наследственности. Даже со слов той же госпожи Волынец на централизованном учете из 30 тысяч детей, подлежащих усыновлению, только 500 здоровых детей. Или для нее пьющие родители - это не беда, потому что она сама, чего греха таить, любитель хорошенько «принять на грудь». Впрочем, это не смущает ни Министра, который тоже последнее время не дурак выпить, ни других государственных мужей, доверивших ей функции защиты прав всех детей Украины…

Так против кого этот закон? Кого мы им спасаем, чего добиваемся? Чьи
интересы поддерживаем? Или нам нужен не народ, а безмолвный, тупой «генофонд»,
воспитанный в таких же забитых и затюканных приемных семьях, в основе создания которых зачастую лежит не любовь к ребенку, а банальное желание на нем заработать!? И если им перестанут платить, тогда… Так кто же сегодня торгует детьми Украины?!

17-04-2009 07:14 // URL: http://maidan.org.ua/static/narnews/1239941667.html
Версія до друку // Редагувати // Стерти

Увага!!! Сайт "Майдан" надає всім, хто згадується у новинах, можливість розмістити свій коментар чи спростування, за умови належного підтвердження особи. Будь ласка, пишіть нам на news@maidanua.org і вказуйте гіперлінк (URL) новини, на яку ви посилаєтся.




Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2017. Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua